Другая «Двадцатка», или немного альтернативной истории

Другая «Двадцатка», или немного альтернативной истории

5 июля 2017 г. 14:00

Дмитрий Дробницкий

8 ноября 2016 года в 22:00 по восточному американскому времени Хиллари Клинтон появилась перед своими сторонниками на сцене конференц-центра имени Джавитса в Нью-Йорке. В зале яблоку негде было упасть. Настроение у собравшихся было приподнятое — вести с избирательных участков говорили об уверенной победе кандидата от Демократической партии.

— Спасибо, — сказала Хиллари, наконец пробравшись к микрофону сквозь плотный строй работников своего штаба. — У меня для вас новость…

Зал взорвался овациями, перешедшими в почти минутное скандирование «Хиллари-Хиллари!». Дождавшись относительной тишины, г-жа Клинтон продолжила:

— Мне только что позвонил наш друг Дональд…

Неодобрительный гул смешался с радостными воплями — все уже понимали, что их кандидат скажет дальше.

— Он признал свое поражение. Мы победили! Вы победили! Америка сделала свой выбор!! — с пафосом произнесла мадам избранный президент, подняв руки вверх с крепко сжатыми кулаками.

Справа к ней подошел муж Билл, слева — дочь Челси. Последовали долгие объятия. Зал неистовствовал. Клинтоны возвращались на властный олимп.

В своей победной речи Хиллари не забыла о своем недавнем конкуренте:

— Я поздравила Дональда Трампа с его весьма яркой кампанией. Стоит признать, он был хорошим бойцом. Но наша борьба никогда не была борьбой личностей или личных амбиций. Более того, наша борьба не заканчивается одним избирательным сезоном! Речь идет о нашей стране. Стране, которая должна стать более инклюзивной и толерантной, сострадательной и сильной, в которой нет места национализму и ксенофобии. Стране, которую мы обязательно построим!

Г-жа Клинтон сделала паузу. Ее лицо стало серьезным.

— Все вы знаете, что многие не хотели нашей победы, — продолжила она. — Впервые за всю историю Соединенных Штатов враждебная иностранная держава коварно вмешалась в наши выборы, пытаясь подорвать основы американской демократии. Но вы оказались сильнее. Вы послали ясный сигнал в Кремль — мы не потерпим его грязных трюков. Русские еще трижды пожалеют о том, что решились на свою безобразную авантюру!

Инаугурационная речь президента Клинтон 20 января 2017 года была в целом примирительной и оптимистичной. Но «врагам США» (без прямого упоминания страны) досталось и в ней: «Америка, вступая в новую эру построения по-настоящему инклюзивного общества и всеобъемлющего мирового порядка, основанного на демократии и правах человека, не должна забывать о том, что не все страны готовы двигаться с нами в будущее. Любви они предпочитают ненависть, разнообразию — репрессии, подлинным ценностям — демагогию. Они атаковали нашу демократию и снова сделают это, если мы не ответим им самым решительным образом. Как и в XX веке, Соединенные Штаты снова возглавят все демократии мира в их борьбе против бесчеловечных тоталитарных режимов. И будьте уверены — мы снова победим!».

Проигравший выборы Дональд Трамп удалился в свою роскошную резиденцию в Мар-о-Лаго во Флориде. Уже в декабре стало известно, что он не вернется к полноценному руководству Trump Organization. «Я никогда не хотел быть политиком, — написал миллиардер в своем твиттере, — но полностью уйти из политики я теперь не могу. Только не после того, что я пережил».

Интрига разрешилась к рождеству. Корпорация AT&T, которая несколько лет вела переговоры о поглощении Time Warner Cable, являющейся главным учредителем телекомпании CNN, неожиданно отказалась от сделки. Президент телекоммуникационного гиганта Рэнделл Стивенсон неожиданно прибыл в Мар-о-Лаго в сопровождении целой армии юристов. На крыльце своей резиденции его встретил Трамп и его поверенный Марк Касовиц.

После непродолжительных переговоров было объявлено о том, что AT&T вложит более шестидесяти миллиардов долларов в создание новой англо-американской телесети — Transatlantic Cable Network (TCN). Руководителем нового СМИ стал Дональд Трамп. Исполнительным директором — бывший ведущий Fox News Шон Хэннети. В совет директоров вошли также британцы Найджел Фарадж и Аррон Бэнкс. Недоброжелатели тут же стали по-своему расшифровывать аббревиатуру TCN — «Кабельная сеть Трампа» (Trump Cable Network) и «Сеть заговора Трампа» (Trump Conspiracy Network).

Телекомпании Fox News и Sky News ускорили процесс слияния. Новая сеть — Sky Fox — пригласила известного режиссера Оливера Стоуна на должность председателя редакционного совета. Стоун с радостью принял это предложение.

Несмотря на то, что телеканал TCN не был аккредитован на инаугурацию 45-го президента США, камеры с его логотипом были замечены в Вашингтоне на всех важнейших мероприятиях 20 января, включая акции протеста сторонников проигравшего кандидата Дональда Трампа. Попытки полиции и секретной службы удалить корреспондентов новой сети из столицы лишь спровоцировали новые волнения, которые в следующую неделю распространились на Мичиган, Пенсильванию, Алабаму, Айову, Кентукки и Южную Каролину.

Но самой большой проблемой нового президента стал Техас. Здесь местные власти и правоохранительные органы встали на сторону протестующих. Легислатура штата приняла постановление, в соответствии с которым Техас со ссылкой на Десятую поправку к конституции США «намерен проверить значительное количество федеральных законов и решений Верховного Суда на предмет соответствия конституции великого штата Техас».

На усмирение мятежного региона была брошена национальная гвардия, однако многие ее подразделения отказались выполнять приказ из Вашингтона, заявив о лояльности властям штата. Дело чуть было не дошло до вооруженных столкновений. Лишь призывы сенаторов Теда Круза и Джона Корнина, а также экс-конгрессмена Рона Пола к спокойствию и сдержанности охладили страсти.

Хиллари Клинтон тем временем быстро формировала свою администрацию. Советником по национальной безопасности стал Джейк Салливан, госсекретарем — Саманта Пауэр, министром обороны — Мишель Флоурной (первая женщина на этом посту). Должность генпрокурора осталась за Лореттой Линч, что вызвало серьезное недовольство в Сенате. Чтобы успокоить членов верхней палаты Конгресса, на должность ее заместителя был назначен Род Розенштейн, пользующийся уважением представителей обеих партий.

Директор ФБР Джеймс Коми лишился своего поста в течение 24 часов после инаугурации нового президента. Ведомство возглавил его бывший зам Эндрю Маккейб, однако с ним был подписан лишь временный контракт, в чем республиканцы усмотрели признаки давления на Бюро с целью обеспечения личной лояльности президенту.

Послом в ООН стала Лаура Розенбергер, которая на первом же заседании Совбеза обрушилась с критикой на Россию и ее посла Виталия Чуркина, которого она назвала «приспешником двух кровавых тиранов», имея в виду Владимира Путина и Башара Асада. Когда Чуркин скоропостижно скончался в феврале 2017 года, Розенбергер даже не выразила в связи с этим официальных соболезнований.

Главным кандидатом на пост главы администрации считался Джон Подеста, однако очередная порция его электронной переписки, опубликованная WikiLeaks накануне инаугурации, сделала это назначение невозможным. Кандидатура зятя президента Марка Мезвински вызвала неприятие даже у руководства Демократической партии. В результате Мезвински стал советником президента по стратегии, а руководить администрацией поручили давнишней конфидентке Хиллари Хуме Абедин.

Довольно долго ходили слухи, что первый джентльмен Билл Клинтон был категорически против этого назначения, но его супруга настояла на своем. Через месяц после инаугурации в СМИ появились «сливы» со ссылкой на «неназванные источники, знакомые с ситуацией», о серьезных разногласиях Абедин и Мезвински, а также о постоянных словесных стычках между Салливаном и Пауэр. Особенно часто сюжеты на эту тему показывал телеканал TCN. Пресс-секретарь президента, бывшая ведущая CNN Кэтти Гриффин отказалась комментировать эти «необоснованные спекуляции», а Хиллари в своем твиттере назвала TCN «фабрикой фейковых новостей» и приказала отозвать аккредитацию канала в Белом Доме.

В апреле после сообщений о газовой атаке в сирийской провинции Идлиб президент Клинтон приказала ввести над арабской республикой четыре так называемых «бесполетных зоны безопасности», которые вскоре стали называться в прессе, а затем и в официальных документах просто «зонами». На российские протесты Белый Дом и госдепартамент ответили холодным молчанием.

Официальное заявление Пентагона гласило, что США «сделают все для прекращения варварских атак воздуха на демократические силы Сирии». Вскоре анонимный источник в объединенном командовании штабов сообщил в четырем СМИ — The New York Times, The National Interest, TCN и ABC News, — что американский генералитет был всерьез озадачен поставленной перед американской авиацией задачей. Источник также сообщил слова, которые министр обороны Мишель Флоурной, якобы, произнесла на одном из совещаний: «Мне плевать, мальчики! Сбивайте сукиных детей!».

Вскоре были атакованы два сирийских военных самолета, а следом — СУ-27 российских ВКС. В тот же день огнем российских комплексов ПВО С-400 было уничтожено два американских самолета. Мир вплотную приблизился к опасной черте. Лишь выдержка военных России и США помогла избежать эскалации конфликта. Руководитель объединенного командования штабов Джозеф Данфорд связался напрямую по телефону с главой генштаба вооруженных сил РФ Валерием Герасимовым для уточнения «протоколов деэскалации». Де-факто «зоны» для российских ВКС к западу от Ефрата перестали действовать, и американские самолеты перестали залетать в эту область.

Флоурной потребовала уволить Данфорда, но Клинтон отказалась выполнять это требование. Пресс-секретарь Гриффин вскоре объявила, что США «одержали решительную военно-дипломатическую победу в Сирии».

На фоне усилившихся страхов новой мировой войны в Европе стали расти рейтинги левых партий, которые «вспомнили» о своей антивоенной риторике 1960-70-х. Во второй тур президентских выборов во Франции неожиданно прошел Жан-Люк Меланшон. Его соперником стал республиканец Франсуа Фийон, который заметно отставал в рейтингах. И тогда Фийон совершил разворот на 180 градусов и вступил в стратегический союз с Национальным Фронтом, предложив Марин Ле Пен пост премьер-министра в случае успеха. Ле Пен отказалась от поста, однако поддержала Фийона, заручившись гарантиями, что на парламентские выборы две партии пойдут единым блоком и что в правительстве не менее семи портфелей будет закреплено за Национальным Фронтом.

В мае Фийон был избран президентом Пятой республики. Однако в ходе июньских выборов в Национальную Ассамблею его партия отказалась блокироваться с ультра-правыми. Ле Пен назвала это «величайшим предательством в истории Республики со времен режима Виши». Несмотря на уверенное первое место (25%), республиканцы не смогли сформировать уверенного большинства в нижней палате французского парламента. Второе место заняло движение «Непокоренная Франция» Жана-Люка Меланшона, третье — социалисты. Вместе эти две партии получили 290 мандатов, то есть более половины.

Процедура утверждения премьер-министра обещала быть длительной и весьма конфликтной. И тут все вспомнили о молодом технократе, бывшем министре экономики Эммануэле Макроне, который с недавнего времени позиционировал себя как «реалист» и «центрист». Он устроил и левых, и правых. Газета Le Figaro в конце мая сообщила со ссылкой на собственные источники в Елисейском дворце, что «молодой Макрон буквально околдовал умудренного опытом Фийона». Британская The Guardian 1 июня вышла с большими портретами президента и премьера Франции на первой странице и заголовком: «Кто из них правит страной?».

Накануне майского саммита НАТО в Вашингтон неожиданно прилетел китайский лидер Си Цзиньпин. Президент Клинтон на совместной пресс-конференции заявила об успешно проведенных переговорах и рассказывала о «новой тихоокеанской инициативе», согласно которой Пекин получает полноправное членство в Транстихоокеанском торговом партнерстве и частичный контроль над спорными территориями Южно-Китайского моря в обмен на гарантию полной денуклеаризации Северной Кореи. Уже на следующий день Китай прекратил всякую помощь Пхеньяну кроме продовольственной. В том числе, были остановлены поставки нефти.

КНДР привел свои войска в полную боевую готовность. Корабли КНР приступили к блокаде северокорейских портов. В Сеуле, находящемся в прямой досягаемости тяжелой артиллерии КНДР, началась паника. За полтора месяца население города сократилось почти в два раза. Акции корейских индустриальных гигантов рухнули.

Перед тем, как направиться на встречу руководителей стран-членов Североатлантического альянса в Брюсселе, Хиллари Клинтон отправилась в Саудовскую Аравию. Переговоры проходили в основном за закрытыми дверями. Главной сенсацией стало прибытие в Эр-Рияд эмира Катара Тамима бин Хамада Аль Тани. Дипломатический конфликт, который зрел в Заливе в течение нескольких месяцев, был объявлен разрешенным. Никаких деталей сделки прессе не раскрыли, однако в начале июня телеканал «Аль-Джазира» заявил о смене руководства и «серьезной корректировке редакционной политики».

Египет выразил официальный протест в связи с «сепаратной договоренностью в Эр-Рияде» и отменил визит Саманты Пауэр в Каир. Израильская пресса несколько дней после краткого визита Клинтон на Ближний Восток спорила, почему Хиллари не посетила Тель-Авив — то или из-за состояния здоровья, то ли из-за тщательно скрываемой ссоры с премьером Нетаньяху.

23 мая президент США прибыла в Берлин, где была встречена с большой помпой. Судя по графику лидеров обеих стран, серьезных переговоров запланировано не было. Однако Клинтон и Ангела Меркель дали большую пресс-конференцию, вместе прогулялись по столице Германии, охотно позируя фотографам и пожимая руки горожанам. 24 мая газета The New York Times вышла с заголовком «Женщины делают мир лучше».

На саммите НАТО в Брюсселе Хиллари заявила о «новой эпохе международных отношений», в которой «нет места диктаторам, попирающим демократию и международное право». Сдерживание России было названо первоочередной задачей альянса. Не возражал даже Фийон.

26 мая из Вашингтона пришли тревожные вести. Вызванная в сенатскую комиссию по разведке, генпрокурор Лоретта Линч воспользовалась Пятой поправкой и отказалась отвечать на вопросы о влиянии администрации Обамы на предвыборную гонку и расследование дела об электронной переписке экс-госсекретаря Клинтон. Выйдя из Капитолия, Линч завила о том, что подает в отставку. Уже через несколько часов и.о. генпрокурора Розенштейн отдал распоряжение об аресте экс-главы ФБР Джеймса Коми и мужа Хумы Абедин Энтони Уинера. На большой пресс-конференции в Брюсселе корреспондентам объявили, что Клинтон не будет отвечать на вопросы о «внутренних расследованиях в США».

На июньских досрочных выборах в парламент Великобритании консервативная партия потерпела сокрушительное поражение. Тереза Мэй подала в отставку. Лидер лейбористов Джереми Корбин отправился в Букингемский дворец за поручением сформировать правительство. Как сообщило издание The Telegraph, более половины нового состава Палаты Общин высказались в кулуарах за новое голосование об утверждении референдума 2016 года.

Весь июнь Соединенные Штаты сотрясали политические скандалы. Джеймс Коми и Лоретта Линч пошли на сделку со следствием. Содержание их показаний до сих пор неизвестно, но дело явно «запахло керосином». Лидер демократического меньшинства в Сенате Чак Шумер публично высказался за отставку главы администрации Хумы Абедин и назначении специального прокурора по делу о кампании-2016. Таким спецпрокурором вскоре стал Роберт Мюллер.

В конце июня Клинтон неожиданно уволила главу ФБР Эндрю Маккейба. Конгрессмены-республиканцы усмотрели в этом препятствие правосудию и потребовали от Маккейба дать показание перед спецкомитетом Сената. Однако внимание политиков и общественности вскоре овладела другая громкая отставка — 3 июля был уволен руководитель объединенного командования штабов Джозеф Данфорд, тот самый, что предотвратил непредсказуемое развитие конфликта в небе на Сирией.

4 июля Белый Дом объявил, что президент Клинтон не поедет на саммит «Большой Двадцатки» в Мюнхене. Соединенные Штаты на форуме будет представлять вице-президент Тим Кейн. Официальная причина — очередной кризис в городе Фергюсон, штат Миссури. О реальных причинах ни в Москве, ни в Вашингтоне, ни в европейских столицах предпочитают публично не рассуждать…

*

В нашей реальности, в отличие от альтернативной, накануне саммита в Мюнхене все не так тревожно. Несмотря на показное евроатлантического единство, Запад расколот сегодня даже сильнее, чем в годы войны в Ираке. США и Великобритания противостоят Франции и Германии. Китай усиленно лавирует между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном. Эр-Рияд, затеявший блокаду Катара, отчаянно нуждается в поддержке или хотя бы нейтралитете мирового сообщества.

Наконец, если верить американским источникам, президент США, преодолев серьезное сопротивление части своего окружения, настоял на проведении полноформатной встречи с Владимиром Путиным.

У Москвы не просто есть пространство для маневра, ее внимания будут добиваться многие лидеры, участвующие в саммите. Для России это будет совсем другая «Двадцатка». Совсем не такая, как была год назад. И совсем не такая, какая могла бы быть…