ПОЖАЛОВ: Оппозиция не готова всерьез бороться за власть в регионах – слишком много сил ушло на выборы в ГД в 2016 году

ПОЖАЛОВ: Оппозиция не готова всерьез бороться за власть в регионах – слишком много сил ушло на выборы в ГД в 2016 году

28 июня 2017 г. 20:01

Российская газета "Ведомости" опубликовала статью, авторы которой пытаются спекулировать на тему предстоящих губернаторских выборов. По данным журналистов издания, ссылающихся на источники в администрации президента, новое руководство внутриполитического блока АП решило не придерживаться на этих выборах принципа конкурентности. Дескать сильные оппоненты действующих лидеров уже испытывают трудности при сборе подписей муниципальных депутатов и, вероятнее всего, не будут допущены к голосованию.

Как известно, в 2013 году тогдашний первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин продекларировал три принципа российских выборов – "конкурентность, открытость и легитимность". Теперь, по мнению авторов публикации в "Ведомостях", руководство АП хочет исключить вероятность вторых туров. Причина – небольшой разрыв между региональными и президентскими выборами: есть опасение, что люди не захотят голосовать два раза подряд.

Директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александр Пожалов согласен, что перед любыми выборами и журналисты, и эксперты, и заинтересованные наблюдатели пытаются как-то оценить масштаб конкуренции, и делают свои прогнозы или какие-то наблюдения по итогам текущих событий. В развернутом комментарии для Политаналитики Александр Пожалов предостерег от поспешный выводов:

– Но мне кажется, что, во-первых, сейчас судить о конкурентности предстоящих сентябрьских выборов еще рано, поскольку еще не завершен процесс регистрации и, кроме того, за последние годы мы привыкли к тому, что в ходе региональных выборов как губернаторов, так и межпартийных выборов постоянно развивается практика заключения политических коалиций, появления политических разменов между «Единой Россией», действующей властью и представителями других политических сил. Это уже апробировано в прошлые годы практикой назначений в Совет Федерации представителей региональных лидеров оппозиционных партий, в обмен на их отказ от участия в выборах губернаторов, и какие-то другие формы политических альянсов. Пример, освобождение одномандатных округов в ходе партийных выборов.

И именно сейчас, когда идет выдвижение и подготовка кандидатов к регистрации, этот период является последним этапом возможного политического переговорного процесса. При этом где-то оппозиция заинтересована максимально заострить эту проблему, и по каким-то регионам заранее, в том числе через СМИ предупредить о срыве возможных договоренностей и тем самым постараться усилить свои позиции. Так что, резюмируя, скажу, что оценивать кампании нынешнего года (не важно, губернаторские это выборы или выборы в региональные парламенты, или в городские думы) уместнее только после периода регистрации кандидатов, то есть уже в августе.

Еще один важный момент - есть объективные внешние политические обстоятельства, которые приводят к тому, что региональные выборы нынешнего года, и губернаторские, и выборы в заксобрания, могут быть менее интригующими и менее напряженными для действующих властей, чем кампании 2015 или 2016 годов. Что касается выборов в заксобрания (их всего шесть в нынешнем году), то для оппозиционных партий нынешний момент – это традиционная пауза после федеральных выборов в Государственную думу. Если мы вспомним 2012 год, то первые региональные выборы после выборов в Госдуму 2011 года тоже были очень спокойными, и они прошли очень уверенно для «Единой России». Все это во многом благодаря тому, что региональных кампаний было очень не много и тогда – шесть регионов.

Что касается губернаторских кампаний – их в этом году много за счет большого числа досрочных отставок или замен губернаторов, но здесь я не вижу серьезных внешних политических обстоятельств, которые бы способствовали высокой заинтересованности оппозиции в участии в этих выборах. В 2015 году во многих регионах (в Иркутской, Омской областях, Республике Мари Эл, Амурской области) губернаторские кампании были действительно острыми, конкурентными. И в ряде регионов губернаторы победили в первом туре совсем на грани попадания в тур второй. Во многом тогда это было связано с тем, что парламентская оппозиция готовилась к выборам в Госдуму. Соответственно последняя губернаторская кампания перед этими выборами рассматривалась и как окно неких договоренностей, политических разменов с региональной элитой: «да, мы не участвуем в губернаторских выборах или мы имитируем конкуренцию, но вы нам не мешаете на выборах в Госдуму». Или наоборот оппозиция использовала эти губернаторские выборы, как способ раскрутить себя, раскрутить своих лидеров в расчете на успех в одномандатном округе через год. Это была последовательная стратегия.

Сейчас федеральные парламентские выборы прошли, исход предстоящих президентских выборов предрешен. Очевидно, что для парламентской оппозиции и для малых партий они не будут иметь решающего характера. Эти выборы, скорее, будут важны с точки зрения раскрутки каких-то новых лидеров, борьбы в своих узких нишах. Никто из представителей оппозиционных партий бороться на президентских выборах 2018 года за высокий результат не сможет и не будет. Поэтому и нет внешних обстоятельств и политических факторов, которые бы заставляли ту же КПРФ, или «Справедливую Россию», или ЛДПР всерьез сейчас бороться за победу на губернаторских кампаниях.

Мы видели на протяжении всей весны риторические угрозы выдвинуть единых кандидатов. С такой инициативой выступала, в том числе, «Справедливая Россия». Но это изначально была игра на публику и скорее информационные заявления в расчете привлечь к себе внимание федеральной власти, региональных властей, внимание администрации президента. Это не было никакой серьезной угрозой.

То, с чем оппозиционные силы подошли к региональным кампаниям, мы сейчас наблюдаем: с одной стороны, оппозиция не смогла договориться друг с другом, с другой стороны, практически везде кандидаты от оппозиции не готовы серьезно играть на победу, может быть, кроме коммуниста Мархаева – члена Совета Федерации от Бурятии. А в тех регионах, где угроза второго тура существовала, в силу, скажем, каких-то элитных конфликтов, региональные власти предприняли меры для нивелирования этих угроз. В частности в Севастополе Олег Николаев, представитель "Партии Роста", один из серьезных возможных оппонентов действующего "врио", был назначен в Агентство развития Севастополя. Тут как раз проявилась та самая практика политических разменов, кооптации своих внутриэлитных оппонентов в действующую систему управления. Это те самые практики, которые достаточно активно с подачи прошлой администрации президента развивались в регионах в последние несколько лет.

Поэтому я думаю, что преждевременно пытаться сейчас давать любые прогнозы о степени конкурентности выборов, и вообще противопоставление конкуренции на нынешних выборах и попыток выводов, какой будет конкуренция в 2018 году. По большому счету, степень конкуренции на выборах зависит от подготовленности самих оппонентов вести серьезные политические кампании. В этом году их объективно не видно, слишком много сил те же эсеры и коммунисты потратили в прошлом году на выборы в одномандатных округах в Госдуму. Сейчас перед оппозицией, скорее, больше стоит вопрос определения дальнейшей стратегии развития своих партий, обновления лидеров, как в центре, так и в регионах. И эти процессы сейчас идут и в КПРФ, и в «Справедливой России».