Неприкасаемый Стоун о неудобном Путине в неподходящее время

Неприкасаемый Стоун о неудобном Путине в неподходящее время

14 июня 2017 г. 9:51

Дмитрий Дробницкий

12 июня кабельная телесеть Showtime начала показ в США 4-серийного документального фильма знаменитого американского режиссера Оливера Стоуна «Интервью с Путиным».

Сложно сказать, намеренно ли автор ленты и продюсеры канала приурочили премьеру к Дню России — со Стоуна бы сталось устроить эдакую провокацию. Впрочем, на то, что первая серия давно ожидаемой документалки вышла на экраны в день российского национального праздника, в США попросту не обратили внимания.

И это объяснимо. Очередная работа Оливера Стоуна увидела свет в разгар жесткой внутриполитической борьбы в Соединенных Штатах. Борьбы, в которой «русский фактор» является чуть ли не решающим. Американские либералы, Демократическая партия США, СМИ, значительная часть разведсообщества и федеральной бюрократии, а также очень многие ястребы из числа республиканцев (пока держащие себя в рамках партийной дисциплины) все никак не могут смириться с тем, что президентом страны стал Дональд Трамп.

И в этом, как утверждают американские мейнстримные медиа, виноваты русские. Если, не щадя пищеварения, читать ежедневно The Washington Post и смотреть CNN, то складывается картинка почище описанной когда-либо в голливудских политических триллерах. Русские хакеры по прямому приказу Владимира Путина «взломали американские выборы», а Трамп и его ближайшие сподвижники помогали российским спецслужбам «подорвать основы демократии» в США.

За несколько дней до премьеры перед специальным комитетом Сената по разведке давал показания экс-директор ФБР Джеймс Коми, а на следующий день после нее — генеральный прокурор Джефф Сешнс и его заместитель Род Розенштейн. И недавно уволенный Трампом Коми в очередной раз со всей определенностью подтвердил, что Москва вмешалась предвыборный процесс в США. В очередной раз не приведя никаких доказательств…

В тот же день, когда допрашивали Сешнса и Розенштейна, Сенат США принял билль об усилении санкций против России, причем впервые в качестве одной из причин санкционного давления было приведено «российское вмешательство» в выборы 2016 года.

Более того, если раньше под «русским взломом» понималась хакерская атака на почтовые серверы Демократического национального комитета и сотрудников штаба Хиллари Клинтон, в результате чего тысячи электронных сообщений оказались в открытом доступе стараниями WikiLeaks, то на днях в прессу просочились данные (полученные, как всегда, из анонимных источников), что ГРУ, якобы, осуществляло кибершпионаж за фирмой, производящей программное обеспечение для избиркомов, а также за десятками представителей местных властей. Намек очевиден — «российское вмешательство» зашло куда дальше, чем ранее предполагалось.

«Русскому делу» уже год. Никаких реальных доказательств вмешательства Москвы так и не было представлено. Тем более, никто не увидел доказательств сотрудничества штаба Трампа с «российскими оперативниками». Чем больше проводится допросов, чем большее количество документов собирается, тем яснее становится, что все дело от начала до конца является дутым.

Несмотря на громогласные заявления лидеров Демократической партии, юридических оснований для импичмента президента как не было, так и нет. Даже если предположить, что российская разведка и правда взломала переписку коллег Хиллари и передала ее правдорубам из WikiLeaks, а Трамп и его штаб воспользовался этим, этого все равно недостаточно для обвинения Большого Дональда и отстранения его от власти.

Ставка давно уже делается не на импичмент, а на то, чтобы максимально сковать действия Белого Дома и республиканского большинства в Конгрессе, «спасти завоевания Обамы» и заполнить эфир обсуждениями «русского дела», сведя к минимуму освещение успехов нового президента.

Если при этом самого Трампа, его вице-президента Майка Пенса и прочих «стандартных республиканцев» в администрации склонить к продолжению эскалации отношений с Россией, задача «вашингтонского болота» будет решена безо всякого импичмента — бюджеты холодной войны и доходы лоббистов останутся в неприкосновенности.

Поэтому каждый день с экранов телевизоров в США раздаются слова «русские», «Россия» и «Путин». Дрогнули даже некоторые ярые сторонники российско-американского сближения и самые бескомпромиссные защитники Трампа. Теперь прежде чем заявить о беспочвенности обвинений в адрес президента и бессовестности либеральных медиа, они вынуждены произносить ритуальные слова: «Я совсем не фанат Путина» или «Я осуждаю враждебные действия Москвы», и лишь затем следует «но».

И вот в самый разгар этой русофобской истерики появляется фильм Оливера Стоуна.

Еще до выхода на экраны первой серии документальная лента получила очень плохую критику. Мол, режиссер ведет себя как «полезный идиот», заискивает перед Путиным и — вот негодяй! — выставляет российского лидера нормальным человеком.

Но «замочить», «сравнять с землей» и назвать автора «Интервью» пособником Москвы, как это попытались сделать с многими консервативными журналистами (Шоном Хэннети, Таккером Карлсоном и др.) либеральные медиа себе позволить не могут. Накануне премьеры документальной киноленты Стоуна «с пристрастием допрашивали» в студиях PBS, CBS, ABC и др., но было видно, что никто из телеведущих не атакует его так, как атаковали бы сторонников Трампа. Даже в эфире юмористической программы Late Show режиссеру было достаточно сделать одно замечание, и смех в зале стих, а ведущий сбавил обороты.

Оливер Стоун — очень трудная мишень. Он придерживается настолько левых взглядов, что любой «наезд» на него вызовет неминуемый раскол в среде американской творческой интеллигенции. Он практически неприкасаем, как и его коллега-кинодокументалист Майкл Мур. Последнему позволено говорить неполиткорректные вещи, обличать истеблишмент и даже саму Хиллари. В 2016 году он предсказал победу Дональда Трампа на президентских выборах (причем он был одним из первых, кто предрек выигрыш республиканца в штате Мичиган), но никто и не подумал выгонять его из «приличного общества». А все потому, что Мур (а никакой не Сандерс, конечно) — почти эталонный носитель левой идеологии в США. Стоит отдать американским либералам должное — они такими кадрами не разбрасываются.

Стоун — тот же Мур, но не в пример талантливее. Будь в США такие награды и традиции, он давно бы получил пару орденов и звание заслуженного деятеля искусств. Впрочем, у него и так хватает наград. Он является обладателем трех Оскаров и кавалером Ордена Почетного легиона.

Начинал знаменитый режиссер с художественных фильмов. Знатоки кино помнят его по пронзительной вьетнамской трилогии — «Взвод», «Рожденный 4-го июля» и «Небо и Земля». Высоко ценится его безжалостная картина «Уолл-Стрит», к которой он в 2010 году снял сиквел «Деньги никогда не спят». Любопытно, что в отснятом материале к сиквелу присутствовала сцена, в которой герой Майкла Дугласа беседует с Дональдом Трампом (играющим самого себя) в одной из фешенебельных парикмахерских Нью-Йорка. Сцену из окончательного монтажа выкинули, но ролик с ней до сих пор циркулирует по YouTube. Как со смехом признался в одном из интервью Стоун, он бы обязательно оставил в фильме кадры с Трампом, если бы «только мог знать, как все обернется».

Ну и кто же помнит блокбастеров Оливера Стоуна «Александр» и «Башни-близнецы»!

В 2000-х режиссер всерьез занялся кинодокументалистикой. В 2003 году он снимает свой первый фильм-интервью «Команданте» о кубинском лидере Фиделе Кастро. Продолжение, «В поисках Фиделя», выходит уже на следующий год. Третий фильм о вожде революции, «Кастро зимой», выходит в 2012 году. Увлеченный латиноамериканским социализмом, режиссер в 2009 году снимает фильм «К югу от границы» о семи левых президентах: Уго Чавесе, Эво Моралесе, Рафаэле Корреа, Рауле Кастро, Кристине де Киршнер, Луле де Сильва и Фернандо Луга.

В 2012 году свет увидела его многосерийная документальная лента «Нерассказанная история Соединенных Штатов». Тогда же начинается активное сотрудничество с телесетью Showtime, которая после оглушительного успеха «Истории» просит режиссера отдавать ей все его работы.

В 2015 году Оливер работает над художественной лентой «Сноуден». Для прояснения всех деталей биографии опального контрактника АНБ режиссер приезжает в Москву и встречается с героем своего фильма лично. Тогда же он познакомился и с российским лидером. Краткое интервью с Путиным, снятое тогда, показывают лишь в 2016-м, перед началом проката «Сноудена». Кинолента не окупила вложений, да и критикой была встречена весьма холодно. Но встреча с президентом России произвела на Стоуна неизгладимое впечатление. Уже в 2016 году он возвращается в Москву и начинает снимать первые сцены «Интервью».

Мне удалось посмотреть пока только первую серию нового фильма. Надеюсь, что обещание режиссера с каждым эпизодом наращивать интригу будет выполнено. В противном случае для российского зрителя фильм будет просто неинтересен. После всех пресс-конференций и прямых линий президента, после «Президента» и «Неизвестного Путина» работа Стоуна выглядит вторичной.

Но для американского зрителя даже первая серия «Интервью», особенно учитывая время ее появления, почти наверняка станет откровением. Showtime прогнозирует, что третья и четвертая серии соберут рекордную для канала телеаудиторию. Ленту, несомненно, продолжат ругать, но это лишь подстегнет к ней интерес.

В своих интервью перед запуском проекта Стоун раз за разом повторял, что Путин не только всячески защищает интересы России, но и до сих пор не оставляет надежд на разумное и уважительное взаимодействие с США. Сказал бы такое кто-то из команды Трампа или республиканских конгрессменов, его бы подвергли обструкции в американских мейнстримных СМИ. Но Оливер Стоун, как я уже говорил, — совсем другой человек. Либеральная телетусовка вынуждена его слушать — терпеливо и внимательно.

Помимо очевидных позитивных следствий такого положения дел, фильм и его обсуждение в США наводят также на два весьма невеселых соображения.

Во-первых, получается, что лучшим «рекламщиком» России в США является человек, культурно нам весьма чуждый. Он кто угодно, только не консерватор. Чтобы объяснить коллегам по цеху свою нелюбовь к Хиллари, он называет ее «неоконом» и «Маккейном в юбке» (что верно лишь отчасти), а Обаму — «самым интеллектуальным лидером в истории». Экс-президент США — герой Стоуна, как он является героем для Майкла Мура и Мадонны. Наладить отношения с действующей администрацией Белого Дома режиссер точно не поможет. Российское экспертное сообщество так и не научилось находить контакты и вести конструктивные дискуссии с американской консервативной средой.

Во-вторых, в очередной раз рельефно проявилась главная проблема российской мягкой силы. По большому счету ее носителем по-прежнему является один человек — президент Путин. Он интересен кинодокументалистам, экспертам, журналистам и просто сетевым хулиганам. Ругают нашего президента на Западе или говорят о его особой харизме, мода на Путина сохраняется, что и позволяет ему быть услышанным в Европе и Америке. Но больше никого не слушают, во всяком случае, из людей патриотических убеждений. Недаром президент выделил на встречи со Стоуном более 30 часов из своего плотного расписания — понимал, что подменить его некому.

Даже если Оливер Стоун безнадежно постарел, растерял мастерство и снял свой худший фильм, связка Путин-Стоун сработает, и наш месседж пробьется сквозь медийный шум. Но что мы будем делать, когда эта экзотическая связка распадется по какой-либо причине? Что если американский режиссер решит заняться Азией и отправится снимать интервью с Роухани, Моди, Дутерте и Си Цзиньпином?

Вот на какие вопросы навел меня просмотр дебютного эпизода нового фильма Оливера Стоуна.