Главным внешнеполитическим органом США сегодня становится минюст

Главным внешнеполитическим органом США сегодня становится минюст

7 июня 2017 г. 16:57

Дмитрий Дробницкий

В четверг «всё прогрессивное человечество» будет с замиранием сердца следить за показаниями экс-директора ФБР Джеймса Коми перед комитетом Сената по разведке.

Недавно уволенный Дональдом Трампом глава Бюро дает показания перед конгрессменами не первый раз. Так что событие предстоит вроде бы рядовое… Но ждут его так, как будто от него действительно зависит судьба нынешнего президента — именно такую картинку рисуют мейнстримные американские медиа. За три с небольшим дня до даты дачи показаний на телеканале CNN даже запустили обратный отсчет — до начала допроса Коми осталось столько-то дней и столько-то часов… Завтра, по всей видимости, прибавятся и минуты.

Политики, журналисты и «говорящие головы» наперебой обсуждают, что будет, если бывший директор ФБР скажет то ли, наоборот, это.

В конце прошлой недели появилась «утка», что президент может воспользоваться так называемыми «привилегией исполнительной власти» (executive privilege), чтобы не дать Джеймсу Коми давать показания. Появилась по понятным причинам — в свое время президент Ричард Никсон пытался апеллировать к такой привилегии, чтобы не передавать Конгрессу и спецпрокурору по Уотергейтскому делу изобличающие его аудиозаписи, сделанные в Овальном кабинете. Как и следовало ожидать, администрация Трампа никоим образом не стала возражать против допроса экс-директора ФБР.

Вообще говоря, все события вокруг нынешней администрации ее враги пытаются интерпретировать в терминах Уотергейта. Поэтому увольнение Коми сравнивали с отставкой спецпрокурора по делу Никсона Арчибальда Кокса, которое было расценено как препятствование правосудию.

Собственно, от показаний экс-главы Бюро и ждут прояснения вопроса: препятствовал Дональд Трамп правосудию или нет? Отставному федералу предстоит снова и снова отвечать на одни и те же вопросы: требовал ли президент от него прекратить расследование «российского вмешательства» в американские выборы? Просил ли Трамп прекратить следствие в отношении экс-советника по национальной безопасности Майкла Флинна? Лишили ли ФБР дополнительного финансирования на ведение «русского дела»? И почти наверняка: подобрался ли глава Бюро к раскрытию «российско-трамповского заговора» настолько близко, что его предпочли сместить с должности?

В подобного рода слушаниях очень часто дающего показания спрашивают его собственную оценку действий тех или иных лиц, интересующих конгрессменов. В данном случае почти неизбежен вопрос: считает ли сам Коми действия Трампа препятствием правосудию?

С вероятностью 99% добрая половина вопросов будет начинаться с цитат из газет The New York Times и The Washington Post. Мол, вот такое-то издание в такой-то день написало, что имярек сделал то-то, вы можете это подтвердить?

Откуда я это знаю? Что ж, почти все слушания по «русскому делу» в Конгрессе проходили с использованием медийных источников. Выглядело это несколько сюрреалистично, но таково уж «русское дело». Собственно говоря, кроме ссылок прессы на «неназванные источники, знакомые с ситуацией» у пропонентов этого дела ничего нет.

Они, правда, надеются, что что-то все-таки появится — после показаний Джеймса Коми.

Так вот. Не появится. И вообще это слушание будет одним из самых скучных и пустых за последнее время. По сравнению с допросами свидетелей по трем делам в отношении экс-госсекретаря Хиллари Клинтон — уж точно.

Впрочем, одна сенсация в ходе слушаний все-таки может случится. Это маловероятно, но если Коми загонят в угол, то он вынужден будет воспользоваться Пятой поправкой (гарантирующей право не свидетельствовать против себя). И вот это станет настоящей информационной бомбой.

Повторюсь, это маловероятно. Джеймс — лис опытный. Он будет уворачиваться от неприятных вопросов и всячески избегать однозначных ответов. У него есть все основания опасаться этих слушаний гораздо больше, чем у президента и всех членов его команды. И вот почему.

Во-первых, если экс-директор ФБР прямо или косвенно будет свидетельствовать в пользу совершенного Трампом преступления (препятствие правосудию), он окажется за решеткой гораздо быстрее, чем сам Трамп. Президента еще надо провести через процедуру импичмента, а вот Коми, как частное лицо, немедленно отправится или на Большое Жюри, или прямиком в свое бывшее ведомство в сопровождении представителя минюста и адвоката. Дело в том, что о неправомерных действиях президента — если таковые имели место — он обязан был немедленно доложить в министерство юстиции. Если оно не дало ход его докладу, — в Конгресс. Не сделав этого, глава Бюро стал бы соучастником в препятствовании правосудию.

Во-вторых, Джеймс Коми по уши погряз в политических интригах, в ходе которых он пытался повысить свое политическое влияние. Напомню, что в ходе предвыборной кампании и после нее он вел себя очень странно. Произнеся на большой пресс-конференции практически обвинительный вердикт в адрес Хиллари Клинтон, он неожиданно рекомендовал минюсту не возбуждать против нее уголовное дело. Затем он внезапно возобновил против нее расследование за несколько дней до голосования. И также внезапно его опять свернул. «Русское дело» тянется уже год. Из ФБР постоянно происходили анонимные утечки в прессу о его ходе, но сам Коми ни о каких конкретных уликах ни разу не говорил.

Экс-глава Бюро играл свою партию. Он думал, что критикуемый со всех сторон президент не посмеет его уволить. Но вышло иначе. Одним росчерком пера Трамп превратил Джеймса Коми, уже возомнившего себя вторым Джоном Эдгаром Гувером, из «самого влиятельного человека в Вашингтоне» в крайне уязвимого фигуранта целой череды дел, возникших в неспокойном 2016 году.

Так что в новости, которую с помпой раскрутил телеканал ABC News во вторник, не было ничего неожиданного. По данным АВС, Коми в своих показаниях будет отрицать, что Трамп вмешивался в расследование Бюро в отношении Майкла Флинна и других фигурантов «русского дела». Сама новость не столь интересна, как инновационная, на мой взгляд, ссылка на источник. Он назван, цитирую, «источником, знакомым с мыслями бывшего директора ФБР».

Как тут не вспомнить слова, которые сказал Владимир Путин в интервью телеканалу NBC: «Вы там очень креативные люди»!

Днем ранее в СМИ появились еще две новости, имеющие непосредственное отношение к «русскому делу». В понедельник издание The Intercept со ссылкой на анонимный источник сообщило, что, по данным АНБ, российские хакеры, якобы, связанные с ГРУ, в августе 2016 года осуществили атаку на некую фирму, поставляющую оборудование и программное обеспечение для учета данных об избирателях. А в октябре были атакованы компьютеры 122-х представителей местных властей в разных штатах США. Обе атаки, как сообщило The Intercept, были «с высокой вероятностью успешными». Впрочем, сотрудникам АНБ «стало ясно», что за атакой стоит ГРУ, лишь в апреле 2017 года.

И вот в июне соответствующая утечка появилась в СМИ. Сообщения о «более широком, чем ранее представлялось, русском вмешательстве» в американские выборы тут же появились на сайтах агентств Associated Press и Reuters.

Практически синхронно появилась и другая новость: за слив секретной информации в прессу арестована Реалити Лей Уиннер, сотрудница фирмы-подрядчика АНБ. Газета The New York Times тут же связала оба случая. Мол, почти не вызывает сомнений, что секретной информацией являлись именно данные о ранее неизвестном «русском взломе». Associated Press и Reuters тут же дополнили свои публикации сообщением об аресте, не став, правда, настаивать, что арестован был именно источник, сообщивший о новом факте «российского вмешательства».

Но для New York Times все ясно. Почему? Потому что заместитель генпрокурора Род Розенштейн сообщил о деле против Уиннер через час с небольшим после появления публикации в издании The Intercept. Однако подозреваемая была арестована еще в субботу, 3 июня. Через положенные 48 часов ей было предъявлено обвинение в суде. По всей видимости, Intercept стало известно о первом за президентство Трампа аресте по обвинению в утечке секретной информации — или от адвоката задержанной, или от служащего суда. И именно тогда был выпущен материал о «новом русском взломе», который находился в распоряжении издания достаточно длительное время. Во всяком случае, как установила оперативная группа, секретный документ, переданный неназванному (sic!) интернет-СМИ, был распечатан в одном из офисов АНБ в Джорджии аж 5 мая.

Но тот ли это самый документ? В предварительном обвинительном заключении сказано, что спецслужбы узнали об утечке от журналистов, которые стали задавать сотруднику Агентства нацбезопасности вопросы относительно «имеющейся в распоряжении СМИ информации» и предъявили ему черно-белую копию некого документа. Копия была явно снята с распечатки, которая до этого была сложена вчетверо, о чем свидетельствовали темные полосы на ней. Оперативники быстро выяснили, с какого компьютера документ был распечатан и пришли к выводу, что именно в бумажном виде он и был вынесен из здания АНБ и передан интернет-изданию.

Но вот какое дело. На сайте The Intercept предъявляется цветной цифровой документ в формате PDF, якобы, являющийся докладом АНБ о кибершпионаже ГРУ. Разумеется, никаких «переснявшихся» следов складывания листов на цифровом документе и в помине нет.

Неувязочка? Только не для New York Times и только не в «русском деле»! Что там является самым охраняемым секретом при Трампе? Конечно же, информация о «вмешательстве России». И вот теперь под суд пойдет чистая душой молодая женщина, радеющая за правду! Издание даже приводит фотографию из ее Instagram’а, с которой на читателя смотрит блондинка с невинным милым лицом.

Да уж, креативные он там…

Впрочем, как выяснило издание The Daily Caller, «невинное дитя» имеет за плечами недолгую, но яркую карьеру политической активистки. Собственно говоря, на подрядчика АНБ Pluribus International Corporation мисс Уиннер работает лишь с февраля этого года. Она является членом Исламского общества Северной Америки и Мусульманской правозащитной группы, принимала участие в январском женском марше протеста (прошедшем на следующий день после инаугурации Трампа) и считала себе членом антитрамповского «сопротивления». Более того, в своем посте об открытии Дакотского нефтепровода назвала президента «куском дерьма».

И вот со всем этим багажом она отправилась на работу в организацию, работающую на АНБ, и уже через три месяца украла для прессы секретный документ. К государственному подрядчику и спецслужбам в данном деле есть много вопросов. Один из них просто напрашивается: как эдакому активисту без предыдущего опыта работы выправили допуск столь высокого уровня? Как Агентство нацбезопасности вообще пустило эту милую девушку в свое здание и посадило за свой компьютер?

Но такова реальность, в которой живет сегодня Вашингтон и почти все федеральные ведомства США. Надо отдать должное Бараку Обаме. Либералы недаром его ценят и любят. Он не только протолкнул свой закон о реформе медицинского страхования, подписал Парижское соглашение по климату, вступил в переговоры о Транстихоокеанском торговом партнерстве и буквально залил деньгами убыточные предприятия «зеленой» энергетики — от этого наследия Трамп избавляется у нас на глазах. Нет, Обама сделал нечто куда более важное. При нем вашингтонская бюрократия (а с ней — практически весь корпус федеральных госслужащих) превратился в большой либеральный политический актив.

Что бы ни сказал (и о чем ни предпочел промолчать) на слушаниях Коми, вся эта тусовка будет искренне убеждена, что Трамп виновен и подлежит позорному выдворению из Белого Дома. И продолжит саботаж действующей администрации под одобрительный (и обличительный в адрес президента) аккомпанемент мейнстримных СМИ.

Однако сколько ни говори «импичмент», Дональда в Овальном кабинете меньше не станет. Что не отменяет проблемы самого Дональда. Пока он не приструнит этих людей (а договориться с ними невозможно), всякий серьезный разговор с ним малоэффективен. Для России — уж точно.

Стало быть, главным внешнеполитическим органом Соединенных Штатов становится сегодня минюст, а ключевым «дипломатом» — замгенпрокурора Род Розенштейн, который написал представление об увольнении Джеймса Коми, назначил специального советника на «русское дело» и лично санкционировал арест Реалити Лей Уиннер. Он или окончательно потопит Трампа-как-мы-его-знали, или заставит всех его уважать.