ХОЛМОГОРОВ: Русское старообрядчество как пример стойкости духа и верности традициям!

ХОЛМОГОРОВ: Русское старообрядчество как пример стойкости духа и верности традициям!

1 июня 2017 г. 16:55

Президент Владимир Путин посетил Рогожскую старообрядческую общину в Москве. На территории местного духовного центра развернута выставка "Сила духа и верность традиции", на которой собраны уникальные памятники старообрядческой культуры, в частности, дораскольные и более поздние иконы, редкие печатные и рукописные книги, пластинка с записью старообрядческого хора начала XX века, и многое другое.

Вводный раздел выставки рассказывает о начале раскола православной церкви и деятельности протопопа Аввакума, а также об основных событиях в истории Рогожского центра. Часть выставки посвящена прославленным купцам и меценатам, имевшим отношение к Рогожской старообрядческой общине. Еще одна тема экспозиции касается любви к Родине и защиты отечества, что призвано развеять бытующее иногда мнение о том, что старообрядцы, не принявшие церковную реформу середины XVII века, находились в оппозиции к государству.

После выставки в сопровождении митрополита Московского и всея Руси старообрядческой церкви Корнилия президент посетил кафедральный Покровский собор. Сфотографировавшись с иерархами старообрядческой церкви, глава государства направился на чаепитие с митрополитом.

Владимир Путин стал первым главой российского государства, который посетил Рогожский старообрядческий центр.

Историко-архитектурный комплекс в Рогожской слободе, где сформировался центр русского старообрядчества, приемлющего священство (Белокриницую иерархию), в настоящее время насчитывает 50 строений. Здесь располагается Митрополия Русской православной старообрядческой церкви. Проводится масштабная реставрация этого духовного центра.

Публицист Егор Холмогоров в комментарии Политаналитике предлагает рассматривать сближение государства со старообрядцами как продолжение сюжета 2007 года, когда Владимир Путин много сделал для воссоединения Русской зарубежной церкви и Русской православной церкви Московского патриархата:

– В общем, удивительным образом в достаточно короткие сроки этого воссоединения удалось добиться. Притом, что изначально в точке начала этого процесса тоже было много таких гипотез из серии того, что «Да нет! Эти страшные зарубежники, они там потребуют анафематствовать Патриарха Сергия! У них будут жестокие невыносимые требования и так далее».

Оказалось, что это абсурдные гипотезы, что для всех православных христиан дело воссоединения церкви, но при этом воссоединения на каких-то нравственно принципиальных позициях — важнее каких-то узких амбиций тех или иных конфессий. И при этом это воссоединение принесло и благо Русской православной церкви во всех ее частях, несомненно. С тех пор, в общем, РПЦ как целое сместилась на гораздо более консервативные и традиционные позиции, и это очень хорошо.

Понятное дело, что старообрядческий раскол гораздо глубже, он гораздо более серьезный. Он затрагивал миллионы людей, он длился 350 лет и так далее. Соответственно, каким-то кавалерийским наскоком его решить не удастся. Но, по крайней мере, можно попытаться начать движение в этом направлении. Тем более, как раз именно со стороны Русской православной церкви все эти годы подчеркивалась чрезвычайная важность диалога со старообрядцами.

Абсолютно вымышлена абсурдная конспирологическая теория, что якобы это какая-то попытка создать конкуренцию двух православных церквей. Наоборот Русская православная церковь выступала локомотивом сближения со старообрядчеством. И то, что этот порыв сейчас государственной властью подхвачен — это очень важно.

Это тем более важно, учитывая, что все эти столетия именно государство было главным гонителем старообрядцев. Потому что если бы речь шла о чисто церковной истории, то я думаю, что этот раскол давно так или иначе был бы улажен. Он касается не настолько принципиальных вещей в церковном плане. Но поскольку, по тем или иным причинам, государство рассматривало старообрядцев как враждебную силу, то, соответственно, именно государство теперь должно внести свой вклад в исцеление этих старых ран.

В чем значение в данном случае старообрядчества для русской культуры, для русской цивилизации — в том, что там был сохранен тот достаточно аутентичный древнерусский культурный код, который в остальной части общества был во многом утрачен или поврежден после петровских преобразований, после такой вот европеизации. И то, что старообрядцы столетиями сохраняли этот культурный код, причем в условиях гонений, в условиях достаточно неблагоприятного к ним отношения — это говорит о крепости того начала, носителями которого они были.

И соответственно, мне кажется, что этот пример, этот образец, сейчас для всех православных в России, вообще для всего российского общества и для нашего государства, чрезвычайно востребован. Это, грубо говоря, умение не идти на компромиссы с морально, в том числе, разлагающимся миром, умение противостоять ему — это то, что в современности важно для любой традиционной религии. То есть если сближение со старообрядцами будет идти — а я сейчас явно чувствую с их стороны тоже определенный интерес к этому сближению — то я думаю, что Русская православная церковь будет переходить на гораздо более традиционные, и в то же время, нравственно устойчивые позиции.