РЕМИЗОВ: Россия не считает Арктику ареной международного конфликта

РЕМИЗОВ: Россия не считает Арктику ареной международного конфликта

30 марта 2017 г. 21:56

Президент Владимир Путин выступил на закрытии IV Международного арктического форума "Арктика — территория диалога" в Архангельске. В мероприятии участвовало около полутора тысяч авторитетных ученых, бизнесменов и политиков из России и других стран. Помимо главы России, форум посетили лидеры Финляндии и Исландии.

По мнению Путина, основная цель форума — объединение серьезных специалистов для профессионального разговора о настоящем и будущем Арктики. Президент считает важнейшей задачей сохранение северного макрорегиона в качестве бесконфликтной территории.

Глава государства подчеркнул, что Россия, на долю которой приходится почти треть Арктической зоны, осознает особую ответственность и ставит целью создать особые условия для развития этого региона. "Это создание современной инфраструктуры, освоение ресурсов, развитие промышленной базы, повышение качества жизни коренных народов, сохранение их самобытной культуры, традиций, — уточнил российский лидер. — При этом данные задачи нельзя рассматривать в отрыве от вопросов сохранения биоразнообразия и хрупких арктических экосистем", - отметил президент.

Путин заявил, что у страны есть программа экономического развития макрорегиона, включающая свыше 150 проектов, инвестиции в которые оцениваются в триллионы рублей. Документ постоянно обновляется, в него добавляют меры поддержки новых технологий, востребованных в этом регионе. По словам президента, уже сегодня 10% ВВП России складывается из результатов работы предприятий, работающих в Арктике, и их удельный вес постоянно растет.

На форуме Владимир Путин поручил правительству проработать вопрос об отдельной структуре, ответственной за развитие Северного морского пути (СМП) и прилегающих к нему территорий. Он отметил важность этого транспортного коридора. Благодаря изменению климата, количество дней навигации по СМП резко увеличивается в последнее время: "Это говорит о том, что транспортные возможности улучшаются, с изменениями климата наступают более благоприятные условия для использования этого региона в экономических целях", – отметил президент России.

Глава Института национальной стратегии Михаил Ремизов, комментируя Политаналитике яркую речь Владимира Путина, отметил тезис о том, что Россия не воспринимает Арктику как зону конфликтов:

– Президент проложил все усилия, чтобы развеять подозрения международных партнеров на этот счет. Российская политика в арктической зоне не является генератором каких-то жестких противоречий между арктическими государствами или теми, кто стремится попасть в этот круг. Расхождения интересов, несомненно, существуют и будут существовать в дальнейшем. Но не они определяют состояние дел в регионе. Другой вопрос, что в случае эскалации напряженности между Россией, США и странами НАТО, Арктика может стать ареной для взаимных выпадов, ареной противоборства разной степени жесткости.

Международные позиции России в Арктике сильные. Просто потому, что Россия – лидер в освоении Арктики, имеет там серьезный технологический потенциал, имеет большую степень присутствия в арктических широтах с точки зрения населенных пунктов, развития транспортной доступности, военной инфраструктуры и так далее. Поэтому в международном арктическом диалоге Россия чувствует себя уверенно.

Необходимо отметить, что Арктика очень уязвима с точки зрения экологии. Там уже развернута большая инфраструктура по добыче полезных ископаемых, в основном на суше, но есть и проекты на шельфе. Там надо внимательно отслеживать все риски природно-техногенных аварий и катастроф. Потому что они могут иметь очень серьезные последствия, и это наверняка будет использовано политическими оппонентами России. Неслучайно участники арктического форума уделили большое внимание экологическим проблемам. Кстати говоря, российское Министерство обороны совместно с другими ведомствами проводит сейчас в прямом смысле слова генеральную уборку Арктики. И это важный аргумент в пользу России.

Разногласия по Арктике Россия имеет с теми государствами, которые претендуют на арктический шельф за пределами двухсотмильной экономической зоны. Российская заявка в комиссии ООН прямо противоречит датской заявке, в ней территории, на которые претендуют Дания, доходят прямо до российской двухсотмильной экономической зоны. Здесь наблюдается прямой конфликт притязаний.

Другой конфликт, который должен быть разрешен в сугубо дипломатической и международно-правовой плоскости, это разграничение пространства в Арктике, в том числе для этого, чтобы сохранять эксклюзивность арктических государств. Потому что другая линия противоречия пролегает между арктическими и неарктическими державами. Арктические державы стремятся к тому, чтобы иметь преимущества. Раньше многие из государств придерживались так называемого секторального принципа, когда по умолчанию считается принадлежащем к приоритетному исключительному ведению страны треугольник с вершинами на Северном полюсе и на двух крайним точках границ в Арктике.

Секторальный принцип не был закреплен строгим образом в международном праве. Потом сам факт обращения в комиссию ООН – говорит об отходе от этого принципа. Все арктические государства заинтересованы в том, чтобы не происходило интернационализации Северного ледовитого океана. И с точки зрения добычи природных ресурсов, и с точки зрения транзита.

По транзиту есть притязания таких стран, как Россия и Канада, претендующих на исключительную роль в контроле над северными морскими маршрутами. Эти претензии оспариваются рядом других арктических и неарктических стран. У канадцев есть спор с американцами. С Россией, рассматривающей Северный морской путь как национальную артерию, не согласны Китай, Япония и некоторые другие государства, которые в перспективе видят Севморпуть как свободную международную транспортную артерию.

Другая линия разногласий – это разногласия с арктическими и неарктическими государствами по поводу статуса промыслов, связанных с Северным Ледовитым океаном, о статусе транзитных путей, и так далее. Но все эти примеры противоречий не являются генератором жесткого конфликта, по ним должны быть найдены какие-то взаимоприемлемые развязки и компромиссы.

В случае с Северным морским путем, степень контроля над ним России будет зависеть от развития инфраструктуры этого маршрута. А в части развития портовой, навигационной, поисково-спасательной инфраструктуры Россия имеет прерогативу. Если она это создаст, то она де-факто все равно будет хозяйкой Северного морского пути, даже в том случае, если не все государства будут признавать ее статус.

Если говорить о военной составляющей, то Россия еще только начинает восстанавливать те позиции, которые были в советское время в Арктике. Военные говорят о том, что уже существенно отодвинули радиус ракетной угрозы за счет развертывания арктической системы ПРО. Потому что Арктика, Северный ледовитый океан — это одно из основных направлений угрозы с точки зрения ракетного поражения территории страны. Это одно из приоритетных стратегических направлений обороны.

Конечно, другой фактор военной уязвимости — это инфраструктура добывающего комплекса. Потому что возможны диверсии в случае каких-то агрессивных действий. Причем, эти действия еще могут быть и анонимными. Они способны нанести очень серьезный ущерб и экологии, и хозяйству. Повторюсь – то, что делается сейчас в военном отношении в Арктике, является постепенным восстановлением той инфраструктуры, которая была в советское время.

А что касается нефтегазового комплекса, то здесь, я думаю, что мы уже шагнули гораздо дальше. Именно в последние десятилетия Ямал стал основной сырьевой провинцией добычи газа, и нефтяные промыслы сдвигаются на север.