ПРОИЗОШЕДШЕЕ ТРИ ГОДА НАЗАД - ЭТО КАТАСТРОФА

ПРОИЗОШЕДШЕЕ ТРИ ГОДА НАЗАД - ЭТО КАТАСТРОФА

24 февраля 2017 г. 17:23

Прошло три года после событий, которые принято называть «киевским майданом». Как видятся сегодня эти события и как будет развиваться ситуация в дальнейшем в специальном комментарии порталу «Политаналитика» рассказывает украинский политолог, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский:

— Прошло три года после киевского майдана. Как сегодня видятся те события? Какие результаты и, если можно так сказать, достижения той революции на сегодня?

– Если это вопрос лично мне, то для меня, как и для тех, кто думает так же, как я, произошедшее три года назад — это катастрофа. Не хочу говорить чрезмерно жестко, но в значительной степени — это потеря Родины. В результате тех событий произошли такие изменения и к власти пришли такие люди, что это действительно катастрофа. И они продолжают здесь пировать, зачищая всё, что шевелится, в неправильную, по их мнению, сторону. Это касается людей, которые хотели жить в Большой Украине. То есть, там, где уважаются права людей, говорящих по-русски, и думающих по-русски, для которых русская культура много значит. Аналогичная ситуация с венграми Закарпатья, поляками в Львове. И неизвестно, как долго люди будут находиться во внутренней эмиграции. Либо в какой-то момент реально уедут из этой страны. Кто-то смирится, конечно. Особенно, если речь идет о молодежи, для которой политики в чистом виде, политического сознания попросту не существует.

Если же исключить характеристику людей — Арсения Яценюка, Андрея Парубия, Петра Порошенко, Владимира Гройсмана — а эти люди начисто лишены морального чувства, то остаются объективные показатели: ВВП, количество рабочих мест, свобода слова, состояние медицины, безопасность. И если использовать при этом не субъективные показатели, не украинские данные, которые чаще всего тоже справедливые, а данные западных исследовательских центров, МВФ, Мирового банка и др. Судя по данным этих структур, по всем упомянутым показателям ситуация сегодня намного хуже, чем при «коррумпированном ужасном режиме» Виктора Януковича. В некоторых параметрах — катастрофически хуже. Например, в здравоохранении. Процент вакцинирования уменьшился в разы. А это катастрофично. Ситуация с количеством преступлений выросла в разы. Количество расследованных преступлений уменьшилось в разы. Высокая инфляция. И так далее.

Если приехать в Киев и походить по городу, то если это не день, когда по городу ходят, говоря по-русски, с «факелами» национал-радикалы, любители Бандеры, то в общем Киев выглядит так, словно здесь идет нормальная жизнь. Можно сходить в ресторан, посетить театр. Мои друзья — профессор из Иерусалимского университета и его жена, посетившие Киев на прошлой неделе и выполнившие со мной «культурную программу» — а мы избегали мест массового скопления людей, сказали: «Нас так пугали, что здесь война, а тут всё нормально». Да, внешне Киев живёт, казалось бы, обычной жизнью большого города. Но стОит поговорить с людьми – не в дорогом ресторане, а в метро или на рынке и вы узнаете, что люди едва-едва сводят концы с концами. Платить за коммунальные услуги и одновременно обеспечить семью минимально питанием и одеждой – совершенно нереально.

По официальной статистике, порядка 14 миллионов жителей Украины получали в январе субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг. Это около 40% от численности населения, проживающего на подконтрольных Киеву территориях. Учтены только те, кому удалось эти субсидии оформить и получить! По опросам, нуждающихся в них чуть ли не вдвое больше. В таких регионах как Сумская и Тернопольская области (а в провинции вообще ситуация много хуже, чем в Киеве) их получает больше половины жителей. Это вообще уникальная ситуация, что пособия должны выдаваться такому числу людей. Впрочем, поскольку денег на такой объем субсидий в бюджете нет, государство, по требованию МВФ, намерено сокращать эту ранее так разрекламированную помощь.

Отдельная тема — это обвал доверия ко всем институтам государства. Включая СМИ. Никогда не было такого низкого уровня доверия к президенту и парламенту. Для Украины типична ситуация, что президент обладает высоким уровнем доверия при избрании — порядка 60 %, затем постепенно уровень доверия падал примерно до 25 % (столько имел В. Янукович накануне Майдана!). Сейчас же у П. Порошенко уровень доверия — 12 %, у парламента и правительства — ещё меньше.

Имеет место кадровая катастрофа, в том числе в отношении ключевых должностей, когда премьером оказывается человек с опытом руководства провинциальным городом, который имеет, конечно, диплом о высшем образовании, но мы все знаем, как не бедные люди в 90-е обзаводились такими дипломами.

Спикер парламента Андрей Парубий — единственный человек из этой команды, который идейно мотивирован, он последовательный радикальный националист, который может себе позволить публично заявить о том, что нечего обращать внимания на мнение жителей Востока Украины, решая вопрос о переименовании городов и посёлков где они проживают, так как они – завезены на эти исконно украинские земли большевиками, не коренное население. Вот такой вот «историк». Все остальные озабочены исключительно своими личными интересами. Заместитель председателя Верховной Рады и председатель комитета по иностранным делам – девушки из Западной Украины, сделавшие на националистической волне фантастическую карьеру. «Главный герой революции» Владимир Парасюк, который никогда в жизни нигде не работал.

«Линейка» совершенно непригодных для ответственной и профессиональной работы случайных людей.

Министр культуры может себе позволить сказать, что у жителей востока Украины «плохая генетика». Министр здравоохранения Ульяна Супрун, приехавшая из США, вообще не понимает, чем она взялась руководить. Рассказывают, что предыдущий министр здравоохранения грузин Александр Квиташвили на вопрос: "Сандро, что ты делаешь, зачем ты подписываешь дурацкие распоряжения?" ответил очень просто: "А я же по-украински не понимаю".

На этом позволю себе поставить точку.

— Если сравнивать развитие украинской ситуации с другими революциями, которые могут закончиться контрреволюцией или установлением диктатуры, установлением режима, скажем, Наполеона Бонапарта, то в какой точке сегодня Украина?

— Наверное, можно выделить какие-то параметры происходящего, чтобы сравнить с другими революциями и найти нечто общее. Но я такой задачи себе не ставил. Мне кажется, в наших событиях гораздо большее особенного, чем общего с другими революционными событиями. Главная отличительная особенность нашей революции – это наличие националистического ресурса, которым воспользовались люди, идейно не мотивированные. Ни Порошенко, ни Яценюк не имеют никакого отношения к национализму, ко всей антироссийской истерике. Это их выбор ради личной власти и денег. Большевики, скажем, в том числе их первое правительство, было из вполне мотивированных людей. Здесь ничего похожего нет. В правительстве в первый момент оказалось несколько человек, которые представляли националистический сегмент, но и это были, главным образом, бизнесмены. Сейчас и таких не осталось – все воспользовались конъюнктурой и дорвались до власти и денег.

На днях была массовая акция, в которой впервые объединились три самые влиятельные ультраправые организации. Они вывели около 10 тысяч человек, это не очень много, с учетом того, что привезли людей из Западной Украины. Но и немало. Они говорят, что революция не закончилась, что мы привели к власти не тех людей, что будет так, как мы хотим — то есть будет война с Донбассом, блокада, никому ни пяди украинской земли, никакой приватизации стратегических (?) предприятий, низкие тарифы, сильная власть, никакой пощады врагу и т.п. То есть имеем дело с типичным социал-националистическим проектом.

Эти люди, которые были мотором той революции, находятся в очевидной оппозиции к власти. Им самим реально власть не досталась. Зачитывавший ультиматум заявил, что они идут за властью.

Российская пропаганда рассказывает, что здесь фашисты при власти. Это не правда. При власти те, которые воспользовались нацистами, фашистами, национал-радикалами и получили властный ресурс. Премьер или президент — никакие не фашисты и не нацисты, но они говорят то, что говорят, чтобы не дразнить реальную революционную силу.

Нацисты же контролируют улицу. В эти уличные группировки входят радикалы самого разного толка. От националистов традиционного типа, западно-украинского, до откровенных расистов, как харьковская группа, возглавляемая Андреем Билецким — бывшим лидером социал-националистической организации «Патриот Украины», которая во время Майдана стала костяком «Правого сектора». Сейчас Билецкий - лидер Национального корпуса «Азов», самой многочисленной, хорошо вооружённой и наиболее организованной националистической организации. И эти люди идейно мотивированы. Они регулярно проходят идейную накачку. И, что характерно, их финансируют олигархические группы, намеренные и на следующе этапе «революции» ими воспользоваться. Вопрос, кто кем воспользуется, остаётся открытым.

— Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития ситуации?

— Очень трудно говорить о будущем. Но всё-таки кажется, что к власти эти люди прийти не должны. Время другое, нельзя вернуться на 80 лет назад, когда в Европе такие люди были у власти. Это нереально.

Однако, как можно выйти на путь прагматики, реалистической политики в интересах Украины? Для этого Украине и России необходимо от конфронтации перейти для начала к разрядке напряжённости. Для этого в Украине либо должна поменяться власть, либо на эту власть должно быть оказано мощное давление, когда президенту и его команде Западом будут сделаны предложения, от которых они не смогут отказаться. Это сложно, но возможно. Но лишь при условии, что начнётся процесс оздоровления отношений между Вашингтоном и Брюсселем – с одной стороны и Москвой – с другой.

А России также нужно будет уйти от конфронтационной риторики. В частности, отказаться от использования таких пропагандистских клише, как «мы – один народ» или «украинцы не в состоянии создать эффективную государственность…», «развал СССР был катастрофой» и т.п.

Очевидно, что есть специфические украинские национально интересы, они отличаются от российских интересов, и мы — не один народ. Всегда можно найти контексты, в которых мы едины. Но игнорировать специфические украинские интересы нельзя. И это один из ключевых моментов урегулирования. Нужна содержательная и спокойная, с аргументами, а не криком, дискуссия, в чём эти интересы состоят. Уверен, что даже в тех аспектах, где интересы наших стран не совпадают, где есть противоречия – они не являются непреодолимыми. Нужна политическая воля руководства обеих стран чтобы найти компромисс. Отдаю себе отчёт в том, что сейчас, когда Россия, скорее, отталкивается от Европы, чем ищет сотрудничества с ней, процесс разрядки напряжённости между Киевом и Москвой не может не встречаться с особенными трудностями. И тут мы возвращаемся к теме снятия напряжённости в отношениях между Западом и Россией как предпосылки мирного урегулирования на Юго-Востоке Украины и вообще восстановлению нормальных (насколько это возможно при крымской травме) отношений между нашими странами.

Надеюсь, в Кремле понимают, что силовая смена власти в Украине невозможна. К сожалению, не только в Киеве маловменяемые политики и «эксперты» рассуждают на тему силового разрешения конфликта, говорят о параде победы на Красной площади или в Севастополе. В Москве на ТВ ток-шоу регулярно звучат призывы «доколе» и «где наши «Калибры» и т.п. призывы, что способно лишь осложнить диалог вменяемых людей с обеих сторон.