ПО СЛУХАМ, НА МЕСТО ФЛИННА ПРЕТЕНДУЮТ КИТ КЕЛЛОГГ, ДЭВИД ПЕТРЭУС И РОБЕРТ ГАРВАРД

ПО СЛУХАМ, НА МЕСТО ФЛИННА ПРЕТЕНДУЮТ КИТ КЕЛЛОГГ, ДЭВИД ПЕТРЭУС И РОБЕРТ ГАРВАРД

14 февраля 2017 г. 19:29

В ряде российских СМИ в ходе избирательной кампании в США в 2016 году утверждалось, что не стоит верить Дональду Трампу, потому что после его прихода к власти партаппарат и номенклатура его съедят. Поэтому он не сможет выполнить своих обещаний, потому что против него будут все - Конгресс, собственная партия, вице-президент. Когда Трамп назначал на важные посты людей из своей команды русские «трамписты» видели в этом симптом конца либеральной неоглобальной империи, признак рождения Америки, которая будет по-другому вести себя на мировой арене. В контексте этих ожиданий, что означает отставка Майкла Флинна? Это конец революции Трампа, о которой столько грезили российские «трамписты», или разовая акция смены в команде Трампа? Какие будут последствия у этой отставки? Рассыплется ли команда Трампа? На эти вопросы отвечает журналист Наталья Демченко:

  • Отставке Майкла Флинна предшествовала мощная медийная кампания. The Washington Post, CNN, WSJ, Politico и The New York Times со ссылкой на свои источники в администрации Белого дома опубликовали материалы о том, что Флинн обсуждал вопрос о снятии санкций с России, обманул вице-президента Макла Пенса и потому неминуемо потеряет поддержку и доверие Трампа. WP для одной из своих статей опросили девять высокопоставленных чиновников, которые подтвердили, что Майкл Флинн в разговоре с послом России в США Сергеем Кисляком обсуждал вопрос снятия антироссийских санкций. Такой масштаб утечек говорит о том, что в администрации Трампа есть множество людей, которые, по сути, работают против него, саботируют его политическую линию. И этот фактор нужно принимать во внимание всей команде – самому президенту, его министрам, советникам, консультантам.

Фактически после того, как против Флина была развернута масштабная медийная кампания, а сам он имел неосторожность утверждать противоположные вещи (сначала всё отрицал, а затем заявил, что «не помнит» деталей), у него не осталось иного выхода, кроме отставки - иначе этот эпизод всплывал бы затем регулярно. Закон Логана, к нарушению которого апеллируют его противники – не более чем формальный повод, а вот обвинение в том, что в откровенном разговоре с Майклом Пенсом Флинн его дезинформировал, гораздо более серьезно. Флинн совершил ошибку, которая стоила ему возвращения в большую политику.

Сказать, что команда Трампа рассыпается – это вряд ли. Скорее, она еще до конца не сформирована, и, собственно, вокруг этих назначений как раз идет основная борьба. Сенатские слушания – по факту, первая «проверка боем», когда назначенец готовится к слушаниям и проходит через них, он на собственной шкуре понимает, как важно выбирать слова и быть последовательным в своих заявлениях. Советники Трампа проходят свою «проверку боем» уже после назначения, потому что их назначает президент и для этого он не нуждается в одобрении Сената. Но если посмотреть внимательно, каждый из них – Келлиэнн Конуэй, Стивер Бэннон, Стивен Миллер, Джаред Кушнер и даже Иванка Трамп, формально не занимающая должность советника президента - предмет самого пристального внимания прессы и в стане политических противников Трампа. Потеря Флинна – первое серьезное испытание. Она демонстрирует, что команде Трампа не простят малейшую ошибку, нарушение протокола или неосторожные слова.

Думаю, что в ближайшие месяцы говорить о «конце трампизма» - равно как и о его успехах - рано. Команда Трампа приобретает опыт работы в тяжелых условиях. Им предстоит отточить каналы коммуникаций и принятия решений, выработать свой сдержанный поход к комментированию актуальных событий в прессе, приобрести устойчивость и «закалку» в недружелюбной вашингтонской среде и не утонуть при этом в скандалах. Только после этого они смогут перейти к решению реальных проблем и выполнению заявленных во время предвыборной кампании обещаний. Тогда же станет понятнее, во что «трампизм» обойдется Америке, ее президенту и всему миру. Отчасти это относится и к самому Дональду Трампу. Темперамент, искренность и смелые заявления привели на его сторону множество сторонников, но после выборов ему нужно вдвойне тщательно выбирать слова и трижды проверять, к чему приведут его реальные шаги.

По слухам на место Флинна претендуют Кит Келлогг, Дэвид Петрэус и Роберт Гарвард, и в этом смысле крайне интересно, в чью пользу будет сделан выбор. Келлог – отставной военный, ближайший соратник и заместитель Флинна, работал под его непосредственным началом и был советником Трампа по внешней политике во время избирательной кампании. Роберт Гарвард служил на флоте и тесно связан с министром обороны Джеймсом Мэттисом. Он был его заместителем во время войны в Ираке, в администрации Буша входил в Совет по национальной безопасности в качестве специалиста по вопросам обороны и стратегии, а после ухода из армии возглавлял отделение Lockheed Martin в ОАЭ – то есть человек одновременно и с военным, и с бизнес-прошлым; вполне в духе Трампа. Ставка на Келлога, скорее, будет означать то, что Трамп предпочтет выбрать наиболее близкого лично ему человека, проверенного временем. Условно, это сохранение «линии Флинна» в СНБ. Если новым советником Трампа по нацбезопасности станет Гарвард – это сигнал о том, что в окружении Трампа растет влияние условного «клана Бушей», относительно мейнстримная для республиканской партии фигура. Дэвид Петреус, которого также называют в числе возможных преемником Флинна – скорее, плохой выбор для Трампа. С одной стороны, он был весьма популярен на фоне успехов американских войск в Ираке и в Афганистане, а затем при Обаме чуть больше года возглавлял ЦРУ, но скандал, вызванный его романом с Паулой Бродуэлл и тем, что он передавал ей секретную информацию, легко превратит его в новую мишень противников Трампа.

Выбор преемника Флинна покажет, сохраняет ли Трамп свой самобытный подход к управлению или немного (отдельный вопрос - насколько немного) «прогибается» под мейнстрим.