РОССИЙСКИЕ КОНСЕРВАТОРЫ ПРОДОЛЖАЮТ ВЕРИТЬ В ТРАМПА

РОССИЙСКИЕ КОНСЕРВАТОРЫ ПРОДОЛЖАЮТ ВЕРИТЬ В ТРАМПА

2 февраля 2017 г. 16:54

Известно, что в России приход Дональда Трампа в Белый Дом с большим воодушевлением встретила консервативная часть российского общества. Некоторые эксперты, прежде отличавшиеся таким примордиальным антиамериканизмом, быстро позабыли о своих собственных теоретических построениях примерно двадцатилетней давности и стали на все лады рассуждать о грядущей дружбе российского и американского лидеров. В первую очередь это утверждение относится к Александру Дугину, главному редактору телеканала «Царьград», в недавнем прошлом борцу с американской «талассократией», извечно противостоящей евразийской сухопутной мощи.

В настоящее время борьба с «талассократией» уже не в моде, сегодня консервативное сообщество солидарно с Белым домом атакует мировой глобализм, на глазах рушащийся под многочисленными ударами со стороны своих американских и европейских противников. Впрочем, и сопротивление самого глобализма оказывается не менее жестким: каждый шаг Дональда Трампа встречает критику в либеральных СМИ, манифестации и протесты против тех или иных действий администрации не стихают с первого же дня его президентства.

Как же сегодня оценивают шансы Трампа и его политическую судьбу те консервативные эксперты, кто сделал ставку на «внутреннюю Америку» еще в 2011 году, когда почти для всех наблюдателей Америка и глобализм были едва ли не синонимами. Бывший редактор сайта «Terra America», известный американист Дмитрий Дробницкий полагает, что оппонентов Трампа злит то, что новый американский президент, в отличие от многих своих предшественников, не обманывает своих избирателей, но последовательно выполняет все свои предвыборные обещания:

— Посмотрите на толпы протестующих либералов в США, посмотрите на истерику, которая происходит в прессе на фоне того, что Трамп сейчас внутри США делает ровно то, что обещал в ходе предвыборной кампании. Нам говорили СМИ по обе стороны Атлантики — «его там быстро приручат», однако, приехав в Вашингтон, Трамп начал проводить ровно ту политику, которую обещал избирателям. Начался визг, крик, демонстрации, марши-оргии, и сейчас опять блокады аэропортов и так далее, и снова визг в прессе. Действия Трампа - настолько соответствуют его программе де-факто, что это просто выводит из себя, приводит в бешенство оппозицию.

Другой известный консервативный публицист, еще в 2015 году признавший «высокие» шансы Трампа, Павел Святенков также считает, что американский президент оказался способен реализовать свою амбициозную экономическую повестку:

— Трамп действительно, пытается поставить Америку на первое место. Он стремится снизить зависимость США от их союзников и действовать жестко в американских национальных интересах. А это подразумевает возрождение американской промышленности, именно поэтому он требует выводить рабочие места из Юго-Восточной Азии в США, отсюда укрепление границ, потому что уменьшение численности мигрантов означает повышение стоимости рабочей силы, отсюда выход из транс-тихоокеанского партнерства и вероятный пересмотр отношений с ООН, уменьшение взносов в эту организацию. В данном случае политика Трамп по поводу ООН не является чем-то новым. Это стандартный подход американских политиков, когда им не нравится, как действует ООН или аппарат ООН, США сокращает взносы, или замораживают их с целью оказания давления на ооновскую бюрократию. В данном случае заявление Трампа в рамках этой логики. В ходе выборов, когда его пытался заткнуть какой-то модератор дебатов, он сказал: "я заплатил за этот микрофон", здесь то же самое, я заплатил за ООН, я хочу, чтобы это ООН выполняла мою волю, а не чью-то еще.

Трамп в общении с мировыми лидерами

Дональд Трамп в минувшую субботу провел серию переговоров с лидерами западных стран, до этого он имел встречу и – по ее итогам - совместную пресс-конференцию с британским премьер-министром Терезой Мэй. Отношения Трампа – новичка в политике – с другими главами государств далеки от безоблачных, тем более, что нынешний обитатель Белого дома не скрывает своих разногласий со своими визави.

Наших сограждан интересует, прежде всего, как сложатся отношения Трампа с российским президентом. Авторы, придерживающиеся консервативных убеждений, полагают, что между двумя лидерами установится рабочее взаимопонимание и ухудшения отношений Трампа с Россией ожидать не стоит. Так, публицист Егор Холмогоров считает, что формат и повестка будущего российско-американского сотрудничества уже была «принята, проговорена и обсуждена за несколько месяцев до вступления Трампа в должность».

Я думаю, что сейчас и Путин, и Трамп занимаются легализацией и оформлением тех решений, которые они так или иначе они приняли где-то летом или осенью, во всяком случае до того времени, как стала обсуждаться тема возможного российского влияния на американские выборы. Оставив в стороне мифы о хакерах, нужно, тем не менее, отметить саму «системную установку» России на победу Трампа, желание нашей страны сотрудничать с 45-м президентом США и стремление использовать для этого все имеющиеся возможности.

Мне кажется, западные элиты работают именно на попытку срыва этих уже намеченных взаимных договоренностей и установок. Фактически, они пытаются надавить на Трампа, чтобы, грубо говоря, он Россию «кинул». Однако пока на сегодняшний момент я не вижу никаких признаков того, чтобы это удалось. Думаю, что друзей у него в мире меньше, чем врагов, и в гораздо большей степени, чем у среднестатистического президента США. И он будет стараться проявлять максимальную лояльность России, ибо он прекрасно осознает, что российское общественное мнение относится лучше к нему, чем к какому-то ни было президенту США, по крайней мере, за новейшее время.

«У Трампа, - делает вывод Холмогоров, - есть все основания быть к России лояльным и стремиться к конструктивному налаживанию отношений с ней». С ним согласен и Дмитрий Дробницкий, на которого довольно скупые сообщения о разговоре Владимира Путина и Дональда Трампа произвели вполне благоприятное впечатление:

— Я услышал все, что мне было нужно, все чего я ожидал. Я не ожидал ничего большего на данном этапе, и ничего в открытой части. Это и не могло быть ничем иным, как декларацией о намерениях. О намерениях восстанавливать отношения. Это была декларация, сделанная определенно и сильно, потому что фактически были обсуждены все горячие точки на карте мира: Ближний Восток, причем не только Сирия, а еще и арабо-израильский конфликт. Была обсуждена ситуация вокруг Корейского полуострова, режим нераспространения ядерного оружия. Лидеры говорили и об иранской ядерной сделке, которая тоже очень сложно ложится в этот общий пасьянс.

Дробницкий делает вывод, что «с российским лидером президент США обсудил весь спектр вопросов мировой политики, всего, что касается евразийского континента». Между тем, он обращает внимание на то, что «в переговорах и совместной пресс-конференцией с Терезой Мэй такого охвата не было». По его мнению, это «лишний раз говорит о том, что разговоры о новом британо-американском тандеме преждевременны». Павел Святенков опасается, что в предполагаемом англо-американском тандеме, если он сложится, британцы будут по-прежнему представлять антироссийскую сторону и лоббировать в пользу сохранения санкции и продолжения политики сдерживания России. Между тем, Святенков сомневается, что с приходом Трампа существует угроза существованию Северо-Атлантического пакта.

— У меня нет ощущения, что что-то будет плохое с НАТО, идея Трампа состоит не в том, чтобы уничтожить НАТО или что-то с ним сделать, идея в том, чтобы поставить НАТО на службу американским интересам, поскольку Трамп считает, что НАТО работает в этом направлении недостаточно эффективно. Другая задача Трампа – заставить иные страны-члены НАТО платить за свою безопасность, это давняя американская идея, озвучивавшаяся и предыдущими администрациями. Трамп и республиканцы попытаются сделать НАТО более эффективным инструментом, а не распустить его или как-то ослабить.

Павел Святенков полагает, что многое во взаимоотношениях Трампа и европейских лидеров будет зависеть от того, как пройдут выборы во Франции и кто придет к власти в Германии после сентября 2017 года. Хотя он считает, что Ангела Меркель имеет хорошие шансы сохранить свой пост, тем не менее, пока неостановимое идеологическое переформатирование Европы может затронуть и ее политические перспективы. По его мнению, «традиционная элита Европы пока находится в растерянности и не понимает, как быть с Трампом». Скептически Павел Святенков смотрит и на вариант отказа американцев от поддержки киевского режима:

— Украина – это хороший инструмент давления на Россию, вряд ли США захотят от него отказываться. Но в повестке США главное – Сирия, договоренность по Сирии, что в обмен на это Трамп готов дать по Украине, и готов ли что-то дать, мы это увидим в процессе переговоров.

Дмитрий Дробницкий гораздо более определенен в отношении перспектив «международного трампизма». С его точки зрения, нынешний глава Белого дома имеет большой потенциал лидерства и его авторитет непросто будет подорвать:

— Обратим внимание, что в то время как весь западный мир ругает Трампа за возведение стены на границе с Мексикой, израильский лидер наоборот всячески поддерживает Трампа и говорит, что он прав в своих устремлениях и в своих действиях, направленных на защиту американских граждан. Разумеется, выхода из ООН не будет - будут предложены реформы Совбеза ООН, которые уже и так предлагаются на протяжении 25 лет. После окончания холодной войны таких предложений было очень много. Выхода из ООН не будет, но США при Трампе будут относиться гораздо с большим скептицизмом к любому формату соглашений, который включает больше двух стран.

Что касается НАТО, то заметим, что о 100% поддержке НАТО Трампом сказала Мэй. Трамп не стал возражать, потому что для него тоже очень важно подчеркнуть, что двухсторонние отношения с Британией развиваются хорошо, но он ничего по этому поводу сам не сказал. Можно сказать, что это было вытащено Мэй из беседы, понятное дело, что если говорить о британском премьере и государственном визите, обоим лидерам было выгодно представить их беседу как свой внешнеполитический успех, даже прорыв.

Мэй хотела показать, что она, как в свое время Маргарет Тэтчер, может обеспечивать посредническую деятельность между Европой и США при совершенно новом американском лидере. Трампу нужно было показать, что он не хуже профессиональных политиков, а то и лучше них умеет разговаривать с мировыми лидерами. В этом смысле обоим политикам нужно было продемонстрировать успех, причем серьезный, прорывной успех. Мэй ехала с несколькими директивами, среди которых, на мой взгляд, две было главных – сохранение санкций против России, и поддержка НАТО. Однако, вряд ли Мэй сможет влиять на Трампа, как Тэтчер влияла на Рейгана. Трамп позволил Мэй чувствовать себя в определенной степени на коне в обмен то, что она отозвалась о Трампе как о лидере, с которым она, безусловно, можно иметь дело, и с которые она легко нашла общий язык и так далее.

Все это носило тактический характер. Ясно, что сейчас, когда критика Трампа достигла просто уже настолько высокой горячей точки, тут и Мэй дала слабину, потому что она вынуждена была частично к этой критике присоединиться. Олланд дважды за два дня до этого, был вынужден пойти на почти неприкрытое внешнеполитическое хамство в отношении Трампа. Меркель пока не включила аналогичные ноты, но, тем не менее, она жестко критикует сейчас Трампа, это вообще сейчас будет общий европейский лейтмотив, от которого Британия попытается чуть-чуть отстроиться.

«Новые республиканцы» и «новые демократы»

Наши эксперты разделяют два тезиса.

Первый – что основная битва между партиями произойдет на промежуточных выборах 2018 года, когда либеральная Америка попытается взять реванш за поражение 2016 года.

Второй – что стороны будут стараться удержать в своем поле нового избирателя, определившего во многом исход нынешних выборов, и поэтому и республиканцам, и демократам предстоит измениться. После «революции Трампа» на политической сцене будут играть главную роль «новые республиканцы» - трамписты – и «новые демократы», которые в 2016 видели своим вождем скорее Берни Сандерса, чем Хиллари Клинтон.

Дмитрий Дробницкий рассуждает о неизбежности усиления «новых республиканцев» в рамках своей партии и маргинализации антитрамповских республиканцев типа сенаторов Линдси Грэма и Джона Маккейна:

  • В большинстве своем Республиканская партия все-таки склонна согласиться с лидерством Трампа и, я думаю, в конце концов, она подчинится ему. В чем здесь дело? Старики Маккейн и Грэм почти наверняка будут немного фрондировать. Но обратите внимание, что когда к Митчу Макконнеллу, лидеру республиканского большинства в Сенате и представителю старой республиканской гвардии, обратились с вопросом по поводу антииммигрантских мер Белого дома, он сказал, что не может критиковать Трампа за меры, направленные на защиту американских граждан. Он ответил уклончиво, но дал понять, что жесткой фронды от него ждать не следует. То же самое примерно сказал и Пол Райан, немножко другими словами. Понятно, что сейчас встать в оппозицию к президенту — это значит, уже никогда даже не попытаться провести в жизнь республиканскую повестку, которая практически уже в руках находится у партии, контролирующей не только исполнительную и законодательную, но практически уже и судебную ветви власти.
Я думаю, что, в конце концов, большинство партии окажется в руках у Дональда Трампа. Маккейн и Грэм все больше и больше будут оказываться по другую сторону барьера, - в собственной партии. Их могут даже при случае назвать оппортунистами и предателями, потому что демократические лидеры, например, Чак Шумер, уже говорят постоянно: «Вот со мной согласен Маккейн, и поэтому мы объединимся с республиканцами, чтобы противодействовать линии республиканской администрации».

У Трампа здесь есть огромное количество рычагов давления на собственную партию. Он уже об этом сказал, кстати, на выездной конференции в Филадельфии, обращаясь к Райану: «У Пола Райана было ужасное прошлое — он отправлял законопроект за законопроектом в Вашингтон и они не подписывались. Сейчас все это поменяется».

На республиканские праймериз в промежуточные выборы в Конгресс придут не только представители обычных республиканцев, Движения чаепития — туда, я думаю, придут также люди, которые называют себя «новыми республиканцами». Это выражение консервативного ведущего Fox News Шона Хэннети, который себя ассоциирует именно с республиканцами Дональда Трампа. И ясно, что их будет немного, но это будут максимально распиаренные праймериз, поскольку давление на партию будет нарастать еще и снизу. Выборы-то, и праймериз, прежде всего, Дональд Трамп выиграл не просто как яркая личность — он выиграл их с опорой на местные партийные организации. Надо понимать, что невозможно выиграть праймериз, просто будучи шоуменом или вложив огромное количество денег. Нужен хороший контакт и хорошая поддержка низовых партийных организаций.

С другой стороны, политолог, глава коммуникационного холдинга Minchenko Consulting Евгений Минченко полагает, что шансы Демократической партии на 2018 год тоже далеко не нулевые. Однако демократам также требуется серьезный идеологический рефрейминг:

— Если республиканцам удастся провести своего кандидата в члены Верховного суда, то получится, что эта партия контролирует 2/3 губернаторских позиций, обе палаты Конгресса, президентский пост и Верховный суд. Но точками сопротивления станут крупные муниципалитеты и штаты, где губернаторами являются представители демократической партии. Сегодня мы видим, что мэр Нью-Йорка Билл Де Блазио, губернатор штат Нью-Йорка Эндрю Куомо, мэр Чикаго Рам Эмануель становятся лидерами фронды против консервативной волны. Возникнет очень серьезное сопротивление на уровне университетской общественности, в среде которой доминируют представители либеральных взглядов. Кроме того, некоторые СМИ пишут, что демократы пытаются создать аналог Чайной партии, которая позволила республиканцам в годы Обамы перезапустить свою повестку.

Поэтому нет, для демократов не все пропало, плюс есть проблема высоких антирейтингов Трампа, есть сохраняющийся относительно высокий рейтинг Обамы, который, судя по тому, что он очень быстро нарушил молчание, будет выступать видимо в роли одного из лидеров сопротивления.

Плюс появляются новые звезды демократической партии, понятно, есть Берни Сандерс и Элизабет Уоррен. Где-то на заднем плане семейство Клинтонов, плюс новые звезды – Кори Букер, молодой, чернокожий, Хулиано Кастро и так далее. Такие фигуры, которые олицетворяют разнообразие, и претендуют на то, чтобы быть новыми звездами партии. Для демократов ничего не потеряно, тем более, что демография работает в их сторону, и есть сложности, связанные с тем, что ряд решений, которые сейчас принимаются Трампом, могут быть дискомфортны, в том числе, и для части его базы поддержки. Наконец, демократы сейчас активно занимаются выработкой стратегии по возврату так называемых синих воротничков, рабочего класса, белого рабочего класса. Несколько моих знакомых сейчас эту программу тестируют, и они будут ее обкатывать уже на выборах на уровне штатов и муниципалитетов в 2017 году. Уже какие-то новые варианты слоганов, новые варианты технологий уже будут обкатываться в 2017 году.

По мнению Евгения Минченко, нет оснований для большего скепсиса по поводу перспектив демократов, но этой партии придется модифицироваться, подобно ортодоксии республиканской партии.

  • Это будет разворот социальный. Демократы в прошлые годы слишком увлеклись лозунгами культурной борьбы, и упустили социальную повестку – на этом же они потеряли рабочих. Поэтому я думаю, будет критика Трампа с социальных позиций.
Между тем, Евгений Минченко не разделяет и панических опасений по поводу шансов Трампа. С его точки зрения, «несмотря на высокие рейтинги неодобрения, если Трамп не наделает ошибок, у него есть хорошие шансы отбиться от всех попыток импичмента в этом году». Более того, Минченко в целом оптимистически оценивает перспективы переизбрания Трампа и в 2020 году. Иными словами, период турбулентности, связанный с привыканием Америки к Трампу, страна сможет пройти без больших потерь, и нет оснований беспокоиться за американские законы и принципы демократии. Несмотря на шум прессы и истерику толпы, Трамп останется в Белом доме, партия не взбунтуется против него, и война южной глубинки с Калифорнией и Нью-Йорком при колеблющемся «ржавом поясе» будет происходить все-таки посредством законных электоральных процедур, а не с помощью горящих шин и «коктейлей Молотова».