ЧЕРЕЗ 25 ЛЕТ ПОСЛЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ВСТРЕЧИ ЕЛЬЦИНА И БУША В КЭМП-ДЭВИДЕ РОССИЯ ПРОДОЛЖАЕТ БОРЬБУ ЗА СВОЙ СУВЕРЕНИТЕТ

ЧЕРЕЗ 25 ЛЕТ ПОСЛЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ВСТРЕЧИ ЕЛЬЦИНА И БУША В КЭМП-ДЭВИДЕ РОССИЯ ПРОДОЛЖАЕТ БОРЬБУ ЗА СВОЙ СУВЕРЕНИТЕТ

2 февраля 2017 г. 0:39

Четверть века назад официально закончилась холодная война. 1 февраля 1992 года президенты России и США Борис Ельцин и Джордж Буш-старший подписали Кэмп-Дэвидскую декларацию, которая формально и юридически завершила период противостояния двух систем.

Напомним, что Кэмп-Дэвид — загородная резиденция президентов США. В нескольких километрах от нее расположен бункер и центр экстренного военного управления страной "Равен Рок", известный как "резервный Пентагон". Именно в Кэмп-Дэвиде Франклин Рузвельт встречался в мае 1943 года с британским премьером Уинстоном Черчиллем, а в 1978 году здесь подписывали мир президенты Израиля и Египта. Сюда же отправился во время своего первого визита в США в качестве президента России Борис Ельцин.

Организаторы визита всячески подчеркивали, что это не просто очередная встреча лидеров государств, но еще и первая встреча, в который участвует первый демократически избранный лидер новой России. Именно с того момента Ельцин стал называть Буша "другом Джорджем", а тот его в ответ — "другом Борисом".

Текст Кэмп-Дэвидской декларации действительно был историческим. Первый и самый главный пункт гласил: "Россия и Соединенные Штаты не рассматривают друг друга в качестве потенциальных противников. Отныне отличительной чертой их отношений будут дружба и партнерство, основанные на взаимном доверии".

Вместе с тем, по мнению экспертов, декларация страдала от отсутствия конкретики, даже самые общие фразы были предельно обтекаемыми. Причем, отсутствие в декларации конкретных положений, которые впоследствии можно было бы использовать как отправные точки для развития российско-американского диалога, объяснялось, прежде всего, позицией американской стороны.

Если в декларации говорится, что "руководители и народы двух великих стран пришли к согласию", то за четыре дня до ее подписания Буш, выступая в Конгрессе, для внутреннего американского потребителя рассказывал не о "согласии", а о том, что "с помощью Бога Соединенные Штаты победили в холодной войне".

Впрочем, лавры президента — победителя над коммунизмом не помогли Бушу-старшему переизбраться на второй срок. В том же 1992 году он уступил на выборах демократу Биллу Клинтону. Кэмп-Дэвидская президентская декларация в большей части так и осталась текстом о благих намерениях.

Политолог Сергей Марков вспоминает события четверть вековой давности и специально для Политаналитики анализирует, чем закончилась памятная встреча:

– Прекращение холодной войны произошло при Михаиле Горбачеве, ядерное противостояние потеряло свою остроту еще в середине 80-х, когда СССР даже в какой-то мере подогрел "бархатные революции" в странах Восточной Европы. Тогда же начался демонтаж советской сферы влияния. В конце 80-х холодной войны уже не было, Запад помогал советскому руководству в преодолении кризиса. И очень важно, что тогда США поддерживали тезис о сохранении СССР ради сохранения контроля над ядерным потенциалом.

Однако после августовских событий 91-го года западные страны поменяли позицию и поддержали распад Союза на отдельные республики, а после этого победила концепция, которую наиболее ярко выразил Збигнев Бжезинский – концепция консолидации геополитического плюрализма. Смысл ее заключается в том, чтобы всячески закрепить распад СССР, который был бы временный, поскольку через некоторое время большинство населения захотело опять восстановления СССР, буквально через полгода. Но Запад не позволил этому произойти.

Тогдашняя политика США в отношении нашей страны выражалась несколькими линиями. Первое – закрепление распада, недопущение воссоединения; второе – поддержка реформирования; и третье – активное вмешательство в проведение реформ, когда американские советники навязывали российскую внутреннюю социальную политику, и таким образом Россия перешла де-факто к режиму внешнего управления.

Внешнее управление было частично благожелательным, частично - нет. Благожелательным – с точки зрения недопущения обнищания населения. А неблагожелательным – с точки зрения блокады реинтеграции. Одновременно началась крайняя деструктивная линия в американских советах по проведению реформ. До сих пор нет единого мнения – это была чудовищная ошибка американских советников, допустивших ликвидацию высокотехнологичных отраслей российской экономики. Или это была целенаправленная политика с целью разгрома. Но мало верится, что такие уж они глупые, что их глупость совпала с их интересами!

С другой стороны, это была рискованная игра, поскольку обнищание людей по всем политическим теориям должно было привести к власти реваншистские силы, которые свергли бы прозападное правительство Ельцина, и привели бы сторонников восстановления СССР.

В общем, практика показала, что добровольный переход под внешнее управление был большой ошибкой, он привел к катастрофическим социально-экономическим последствиям. И я бы сказал так – ущерб от реформ начала 90-ых годов сравним с ущербом от большой войны. С точки зрения убыли населения и экономики.

Вместе с тем, я не считаю возможным говорить о том, что сегодня мы строим на пороге новой холодной войны. Все-таки холодная война – это была борьба двух сверхдержав, мощных коалиций, в борьбе за мировое лидерство, с различными идеологиями, и вообще с претензиями на глобальное лидерство. Сегодня между США и Россией нет идейной пропасти. Конечно, нюансы существуют, но российская идеология вполне близка к идеологии Трампа, консервативных сил стран ЕС. Нет и желания не только восстановить мировое доминирование, но даже нет желания восстановить сферу интересов.

Россия всего лишь борется за свой собственный суверенитет. Запад же ведет против нас гибридную войну с целью свержения российского государственного руководства и установления режима по типу того, который существовал как раз в начале 90-х годов. Сделать Россию своей полуколонией – вот цель этой гибридной войны.

Сейчас есть имитация холодной войны. Во время холодной войны Запада не пытался свергнуть генерального секретаря Брежнева, Хрущева, он просто боролся за глобальное доминирование. Сейчас Россия не стремится ни к глобальному доминированию, ни к восстановлению сферы влияния. Она хочет сохранить свой суверенитет и элементарные права в содружестве с другими странами. Право иметь экономический союз с теми странами, которые хотят, и которым выгодно иметь экономический союз с Россией. Как правило, это страны, которые являются соседями, или у которых нет шансов стать членам ЕС. Но Запада старается ограничить суверенитет России, пытаясь не допустить право сотрудничать России с теми странами, которые хотят сотрудничать с Россией.