СПУСТЯ 25 ЛЕТ ПОСЛЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ВСТРЕЧИ ЕЛЬЦИНА И БУША-СТАРШЕГО ДВЕ СТРАНЫ ВНОВЬ СТОЯТ НА ПОРОГЕ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

СПУСТЯ 25 ЛЕТ ПОСЛЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ВСТРЕЧИ ЕЛЬЦИНА И БУША-СТАРШЕГО ДВЕ СТРАНЫ ВНОВЬ СТОЯТ НА ПОРОГЕ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

1 февраля 2017 г. 16:58

В первый день февраля 1992 года на встрече в Кэмп-Дэвиде президенты России и США Борис Ельцин и Джордж Буш-старший провозгласили окончание холодной войны, и начало новой эры дружбы и партнерства.

Тогда лидеры двух ведущих государств современности полагали, что дают старт новым взаимоотношениям, основанным на доверии, приверженности экономической и политической свободе, горячем желании подлинного партнерства. Они, в частности, пообещали приложить усилия к тому, чтобы избавиться от всех пережитков враждебности. "Открытость и терпимость должны стать отличительным признаком отношений между нашими народами и правительствами", – заявили президенты в совместной декларации.

Сегодня эксперты с сожалением отмечают, что та декларация так и не воплотилась в реальные дела. Собственно говоря, по мнению многих аналитиков, сегодняшние российско-американские отношения находятся на историческом минимуме. Приходиться признать, что инерция холодной войны сохраняется до сих пор. И хотя нынешнее положение дел некорректно впрямую сравнивать с положением дел на пике советско-американского противостояния, тенденция весьма тревожна.

Своими соображениями о ситуации, сложившейся спустя четверть века после "российско-американского кэмп-девида" поделился с порталом Политаналитика главный научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований РАН, доктор философских наук Александр Ципко:

— Холодная война была порождением противостояния двух систем. После того, как одна из них рухнула, после того, как Россия отказалась от коммунистической идеологии, восстановила частную собственность и отменила цензуру, холодная война должна была кануть в небытие. Человечество, жившее до этого под страхом ядерной катастрофы, вздохнуло с облегчением.

Основой холодной войны был сам факт существования советской системы, сам факт того, что после второй мировой войны мы навязали странам Восточной Европы свой строй. Тогда возникла речь Черчилля, тогда возникло НАТО. Поэтому после того, как мы отказались от коммунизма, холодная война погибла. Не забывайте, еще при Горбачеве человечество жило страхом ядерной катастрофы, СССР воспринимался как угроза.

Другое дело, что новая Россия, пойдя на уступки и разоружение, не проявила дальновидность и все-таки не сумела сохранить основы военной промышленности. Все то, что потом Путин делал в двухтысячных годах. Что произошло сейчас? Россия восстановила историческую справедливость в своем понимании, в том числе, вернув Крым. Было понятно, что после этого мы будем восприниматься Западом враждебно. Это понятно, поскольку у Запада, который пережил две мировые войны, идиосинкразия на одностороннее изменение границ – хотя бы и по итогам референдума.

Теперь перед человечеством вновь замаячил призрак холодной войны. Но в этот раз в Москве с самого начала осознают опасность конфронтации. Тем более, что сегодня Россия с экономической точки зрения не равна США, в долговременной перспективе мы не выдержим нового противостояния. Поэтому существует вполне здравое желание найти компромисс.

Я не верю, что произойдет разглобализация, и в результате Запад по отдельности начнет относиться к России лучше. Это утопия. Что, Англия после Брексита стала к нам лучше относится? Нет, даже хуже, по-моему. Нам не надо жить мифами. Надо принять действительность - да, произошло, что произошло.

Одна из причин похолодания – присоединение Крыма, это очевидно. Но надо просто принять, что такая наша новая судьба. И конечно, никуда, мы не можем отдать Крым, для нас это будет национальное самоубийство. Но с другой стороны, большинство наших оппонентов, как говорится, в этой жизни с эти не примирится. И нам придется жить и защищать себя в условиях новой реальности, не допускать войны, защитить территориальную целостность, не дать углубляющейся нищете зайти глубоко. Искать новые компромиссы, чем мы сейчас и занимаемся. И хорошо, что ушла воинственная риторика.

Надеюсь, что здравый смысл победит, и на Западе, и у нас. Уже сейчас побеждают люди, которые стремятся искать компромисс. Какой-то компромисс по Донбассу можно найти. Может быть, при взаимных уступках, при здравом смысле, мы найдем выход и не окажемся в состоянии новой холодной войны. Но мы уже никогда не вернемся к тому, что было до, к тому, что Россия – член восьмерки, что Путин с Меркель – друзья, что немцы вкладывают сюда миллиарды евро и тому подобное. Такого уже не будет.