БАРАК ОБАМА – ПРЕЗИДЕНТ, ЛИШЕННЫЙ ПОЛИТИЧЕСКОГО НАСЛЕДСТВА

БАРАК ОБАМА – ПРЕЗИДЕНТ, ЛИШЕННЫЙ ПОЛИТИЧЕСКОГО НАСЛЕДСТВА

19 января 2017 г. 17:26

Политологи подводят итоги президентства Барака Обамы. На своей последней пресс-конференции в качестве главы Белого дома Обама частично попытался объяснить те провалы, которые он допустил за минувшие восемь лет. Многие эксперты даже говорят, что лейтмотивом этой встречи с журналистами стали оправдания уходящего президента. Это касалось самых разных тем — от отношений США с Россией до перспектив арабо-израильского урегулирования и скорой передачи власти в Вашингтоне новому президенту-республиканцу Дональду Трампу.

Обама выразил мнение, что «в интересах Америки и всего мира поддерживать конструктивные отношения с Россией». По его словам, он придерживался этой позиции с самого начала своего президентства. И все шло хорошо, пока российская сторона не «вернулась к духу противоборства, существовавшему в период «холодной войны».

Его просили прокомментировать якобы выдвинутую Трампом идею о том, что американские санкции в отношении России могут быть отменены в случае существенного сокращения ядерных арсеналов обеих стран. Обама, прежде всего, напомнил, что при нем США и Россия заключили новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений. Однако и тут не обошлось без жалобы. «Я был готов пойти дальше, но они не были готовы к ведению переговоров», — сказал о россиянах глава уходящей американской администрации.

По поводу «израильско-палестинской проблемы» Обама сказал, что «серьезно ею встревожен», поскольку «статус-кво не может сохраняться, и это опасно для Израиля, плохо для палестинцев, плохо для всего региона и плохо для американской национальной безопасности».

Он заверил, что с момента прихода к власти изо всех сил старался «поощрять серьезные переговоры о мире между израильтянами и палестинцами», уделяя этому «много энергии, много времени, много усилий… — вплоть до прошлого года».

Но, в конце концов, умыл руки. «В конечном счете, всегда было ясно, что мы не можем заставить стороны достичь мира, — сказал Обама. — Можем облегчать, предоставлять платформу, поощрять, но заставить не можем».

Обаме заведомо обеспечено место в истории, поскольку он — первый темнокожий президент США. И он, отвечая на вопрос на эту тему, выразил убеждение, что в перспективе в Америке появятся «и женщина-президент, и президент-латиноамериканец, и президент-еврей, и президент-индус», а когда-нибудь и «такие смеси, о которых вообще никто не сможет сказать, как их называть».

Вместе с тем, ему пришлось признать, что социальная напряженность и разобщенность в США, в том числе межрасовая, при нем не уменьшалась, а нарастала. «Меня тревожит неравенство, — сказал Обама. — Оно ведет ко все большему и большему разобщению между нами, американцами, — и не только по расовому признаку».

Политолог, публицист, главный редактор портала Политаналитика Борис Межуев видит проблему Барака Обамы в том, что он никогда не был лидером:

— Дело не в том, плохой Обама или хороший, проблема в том, что он свое лидерство не утвердил. В этом есть положительные и отрицательные стороны. Мы видим, насколько сильна клановая американская политическая система. Как пример, кланы Бушей и Клинтонов. Очевидно, что Трамп – это человек, пришедший с задачей основать новую политическую династию. Не исключаю, что он видит в своем зяте Джареде Кушнере политического приемника, не случайно он делает его главным советником. Он передает демонстративно бразды правления своими компаниями сыновьям, он делает свою дочь хозяйкой Белого дома. Он показывает, что намерен вторгнуться в клановую систему Америки, установить свой собственный клан, как это сделали Клинтоны и Буши.

Обама ничего подобного сделать не смог или не захотел. Я с трудом вспоминаю имена его дочерей, хотя все мы знаем, например, о Челси Клинтон. Имена всех детей Трампа у людей мало-мальски компетентных в политической жизни на слуху. Обаму же с самого начала рассматривали как промежуточную фигуру, человека, который соединил в своей администрации представителей всех кланов, действующих в Америке, не только демократических, но и республиканских. А самого клана Обамы не было. В нем видели человека, способного совершить перемены, и эти перемены должны были заключаться в том, чтобы освободить Америку от власти этих «венецианских династий», которые опутали страну. Но Обама это сделать не смог.

На пресс-конференции он рассказал, какой Америка должна была быть в случае, если бы он продолжал исполнять свои обязанности. Обама – человек, не лишенный харизмы, особенно понятной интеллигентам, он хорошо и ясно говорит, апеллирует к принципам и ценностям, эти ценности в той или иной степени понятны людям. Он заранее знал, кто задаст ему вопрос, неприятных вопросов не было, все вопросы были приятные, не было разговора о Сирии, зато был об израильско-палестинских отношениях, он вспомнил про Кубу, но ничего не говорилось о Ливии. Никто не задал вопрос об Афганистане, про состояние американского государственного долга.

Обама подчеркнул аспекты своей политики, где, как он считает, он действовал, исходя из тех самых принципов, а не там, где он поступался ими. А поступаться этими принципами ему приходилось очень часто, и именно потому, что в первую очередь, он раскланивался перед чужими кланами, и долгое время воспринимался как слабый президент, которого сменит сильная Хилари Клинтон, и тогда она начнет действовать жестко.

Обама чем-то напоминает Михаила Горбачева. Потому что Михаилу Сергеевичу не удалось основать собственный политический клан. Говорят, он не хотел этого. Был клан Бориса Ельцина, связанный с предпринимательским сословием, зятьями, где вращалось много денег, где были налажены связи с иностранцами, работали политические технологи, большая группа журналистов. Горбачев ничего подобного не создал, существовал сам по себе и с его уходом ничего подобного не осталось.

Возвращаясь к Обаме, хочу сказать, что он олицетворял надежду возвращения интеллигенции во власть. Он надеялся, что наберет интеллигентов, профессоров, что вернется меритократия. Но первое, что он сделал – набрал представителей разных кланов и обеспечил консенсус. И в результате, остался не понят людьми. Главный урок Обамы – он проиграл эту Америку. Видимо, это был последний президент-интеллигент. Обама носит в себе какую-то мечту об Америке победившего интеллектуального класса. Я уверен, что в ближайшее время эту мечту никто не сможет вновь осуществить. Если бы Обама сделал своим приемником Берни Сандерса, Сандерс победил бы. Если бы Обама сказал, что ему Хилари дорога как его преданный соратник, но Сандерс ему ближе, он победил бы на праймериз и победил бы даже на основных выборах. Но Обама опять пошел на поводу у кланов и стал, как в романе «Айвенго», «рыцарем, лишенным наследства».

Эра интеллектуального класса и вера в его торжество уходит, Обама – это ностальгия по 60-ым годам. У нас эта ностальгия тоже была. Но она не переросла ни в какое серьезное политическое строительство, она оставалась ностальгией и конформизмом.

Я уверен, что никакой роли в политической жизни он играть не будет, но миф о нем, как и миф о Кеннеди, уже возник. Это будет серьезный политический миф 21 века.