МЕЖДУ ОБАМОЙ И ТРАМПОМ: США НА ПОРОГЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ПЕРЕМЕН

МЕЖДУ ОБАМОЙ И ТРАМПОМ: США НА ПОРОГЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ПЕРЕМЕН

10 января 2017 г. 22:05

44-й президент США Барак Обама слагает с себя полномочия. Чуть больше чем через неделю избранный 45-й президент Дональд Трамп произнесет инаугурационную клятву и речь, а пока в условиях сложившегося временного двоевластия политики и политологи во всем мире подводят итоги деятельности уходящей администрации и обсуждают первые шаги приходящей.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, отвечая на вопрос, как в Москве оценивают итоги президентства Обамы с точки зрения международных отношений и внешней политики, заявил, что в Кремле испытывают сожаление по поводу беспрецедентной деградации отношений с Вашингтоном, приводит слова Пескова РИА «Новости».

«В данном случае, наверное, результаты президентства Обамы – это внутреннее дело США, мы не хотели бы в это вмешиваться. Единственное, мы можем выразить глубочайшее сожаление в связи с тем, что именно на второй срок президентства господина Обамы, к сожалению, пришелся период достаточно беспрецедентной и затянувшей деградации наших двусторонних отношений... Вместе с тем, мы по-прежнему надеемся, что так или иначе в перспективе удастся выйти на более позитивную траекторию выстраивания наших отношений с Америкой», — сказал пресс-секретарь президента.

В преддверие смены хозяина Овального кабинета, Политаналитика взяла интервью у политолога, специалиста по американской внутренней и внешней Дмитрия Дробницкого:

- Можно ли назвать последние действия администрации Обамы, в том числе и расширение «списка Магницкого» способными серьезно осложнить жизнь приходящей администрации Трампа?

  • Уходящая администрация Обамы заинтересована в сохранении собственного наследия. Чем больше завалов на дороге у Трампа окажется, тем меньше вероятность быстрой отмены очень многих важнейших для Обамы инициатив. Во внутренней политике - в части введения федеральных стандартов образования, реформы здравоохранения, во внешней политики - это иранская сделка, доведение до состояния фактически холодной войны отношений с Россией и так далее. Здесь понятна определенная заинтересованность нобелевского лауреата в том, чтобы его наследие сохранилось как можно дольше. А чем дольше, понятно, тем больше вероятность различного рода межэлитных разменов, и все-таки сохранение частично наследия – это то, что беспокоит Обаму, его ближайших соратников, и они будут это делать последовательно.

Понятно, что демократическая фракция в Конгрессе, во всяком случае, в Сенате не в таком уж и меньшинстве, хотя и уступает по численности республиканцам. Они демократы будут стараться всячески противодействовать действиям администрации Трампа, тормозить ее. И дело не в том, что это попытка «нагадить» человеку, который под конец выборов неожиданно выиграл. Это попытка всеми правдами и неправдами сохранить то самое обамовское наследие. Давайте не будем забывать, что помимо сближения с Россией и изменения порядка работы по ближневосточной проблематике, все-таки Трамп серьезно настроен на ликвидацию целых кусков, больших монолитов этого наследия. Взять хотя бы обамакер систем.

И нам важно понимать, что такого рода деятельность ведется и будет вестись, и демократическая партия попытается превратится в партию слова «нет» - голосования против, подобно той, которой в 2010-14 году была партия республиканская, действующая против Обамы.

К этому надо относиться нормально, потому что когда освещалась кампания в США, мои коллеги и я говорили, что это беспрецедентная кампания, решаются важные вопросы и понятно, что исход выборов остался для леволиберальной общественности, части политического класса США просто катастрофой. Они всячески будут пытаться тормозить действия нового президента – это не вредительство в прямом смысле, это попытка максимально сохранить то, что, как они считают, сделали важного для Америки. Если брать Америку в целом, в левой Америке такого еще никогда не было. Обама в этом смысле преуспел, он остается лидером партии, потому что Хилари проиграла, а больше некому особо возглавлять демократов. А Обаме просто не простят не предпринятых усилий по замедлению движения консервативного блока.

- Демократическая фракция превратится в партию слова "нет". А насколько Трампу удалось найти понимание среди республиканцев? Это немаловажный вопрос, насколько собственная партия будет поддерживать новую администрацию?

  • Это зависит от двух вещей: какие вопросы как рассматриваются, потому что это касается восстановления прав штатов и местного самоуправления в области организации образования, отмены обамовской реформы здравоохранения, и ее замена на другую, на какую, это отдельный вопрос. Здесь полное взаимопонимание у администрации Трампа и у республиканской партии. В других вопросах понятно, что дело будет зависеть от того, насколько команда Трампа способна на разумное давление на Конгресс, а также на компромисс, размены и так далее.

В последнее время появилось такое ощущение и высказывание в американской прессе и тут же скопипастенное у нас, что Трамп по целому ряду вопросов выступает чуть ли не единственным актором каких-то перемен. На самом деле это неверно, значительная часть республиканской партии ему лояльна, потому что выигрыш партийных праймериз невозможен без поддержки местных партийных ячеек, местных конгрессменов, местных губернаторов, мэров и так далее, без местного партактива. Этот партактив оказывает серьезное влияние на конгрессменов, которые отправляются в федеральный конгресс, в Капитолий, для обсуждения различного рода вопросов. То есть, значительное количество людей и политических тяжеловесов Трамп смог привлечь на свою сторону. Ему удалось нейтрализовать значительную часть людей в республиканской партии, которые составляли движение "невертрамп" - кто угодно, только не Трамп. Посмотрите, как он гениально обыграл Митта Ромни и возглавляемую им эту фракцию "невертрамп". На самом деле, те люди, которые скептически относились к Трампу, типа Пола Райна, спикера палаты Представителей, его соперника по праймериз Теда Круза, который до последнего стоял на своем, насколько все они сейчас нейтрализованы, они оказались у него на переговорах и выражают теперь надежду на дальнейшее сотрудничество.

Так что в принципе, у исполнительной ветви власти США много рычагов для консультаций, обменов, переговоров, и того, чтобы добиться своего. В данном случае подбирается интересная команда очень сильных игроков, у которых есть и связи, и влияние. Я думаю, что значительную часть инициатив Трампа остановить не удастся.

Что касается Обамы, который нашел некое взаимопонимание с республиканцами. Обама кажется, что нашел взаимопонимание с крайними ястребами в республиканской партии в отношении России. Кажется, что они сомкнулись вместе рядами, но как только начнет одновременно работать новая администрация и новый Конгресс, Обама, несмотря на то, что останется идеологическим лидером демпартии, тем не менее, он не будет у дел, и не его администрация, уж тем более не клан Клинтонов, который проигрался в пух и прах. Они не будут оказывать столь значительного влияния на политическую повестку, там будут играть совершенно другие игроки. Нужно внимательно смотреть за Чарльзом Шумером, например, который сейчас этакий сенатский лидер, от партии выдвинулся.

Понятно, что у Дональда Трампа есть чем поторговаться с Демократической партией. Во-первых, он отказался от полной приватизации Медикейр и Медикейд, как известно, это для демократов является важной вещью. А во-вторых, у него есть так называемый «триллионный» инфраструктурный билль, частно-государственные инвестиции до 1 триллиона долларов в обновление американской внутренней инфраструктуры. И здесь даже не столько демократы в Конгрессе пойдут на это, сколько очень важно, что этот билль встречает очень большую поддержку на местах. Стоит ему немножечко в ответ на какие-то враждебные действия Конгресса притормозить этот билль — и избиратели начнут волноваться. Надо понимать, что все конгрессмены находятся в постоянном процессе выборов. Уже в 2018 году опять пройдут промежуточные выборы в Конгресс.

И в этом смысле я думаю, что если игра будет построена так же, как она была построена в последние месяцы предвыборной кампании, а у меня нет никаких оснований предполагать, что Дональд Трамп поглупеет или его окружение поглупеет, то почти наверняка он многое выиграет. Другое дело, что ни одна программа ни одного президента не реализуется на 100%, во всяком случае, сразу. Это всегда компромисс. В случае реального разделения властей в стране есть вполне определенные сдержки.

Но я думаю, что в результате заинтересованности на самых различных уровнях американского политического класса, особенно с учетом его значительного обновления с выборов 2010 года, Конгрессу, его любым фракциям — леволиберальным, ястребиным неоконсервативным и любым другим, я думаю, администрация Трампа не позволит «дирижировать» во всяком случае, внешней политикой это точно. Могут быть вопли, крики, протесты, но дирижировать внешней политикой Трамп не позволит. Для него это очень важно не только потому, что он очень хочет подружиться с Владимиром Путиным или передоговориться с Ираном, для него это очень важно, потому что он рассматривает все внешнеполитические вопросы с точки зрения возвращения в Америку рабочих мест, сокращения торгового дефицита с тем же самым Китаем. Тайваньская авантюра с этим связана, в частности. Для него это очень важно.

Когда пройдет сначала 100 дней, потом 2 года, потом 4 его президентства, Дональда Трампа избиратель будет оценивать в основном по тому, как он этого добился. Видно, что Трамп хочет от внешней политики добиться прежде всего такого рода изменений, которые позволят внутренне развить Соединенные Штаты, провести реиндустриализацию, инфраструктурные изменения серьезные, вернуть рабочие места. Потому что рабочие места — это и есть голоса избирателей. И он считает, что ключ к этому — это новая внешняя политика. И он никому не позволит ей дирижировать. Давайте вспомним, как он еще в ходе предвыборной кампании вдруг принял приглашение президента Мексики, уехал туда и все там разрулил. Все считали, что это будет провал, позор и так далее, а у него в результате вырос рейтинг. Никого он не послушался. Ему советовали, говорили, что ехать не надо, это не принято. И не будет он слушаться. У него есть в команде политические тяжеловесы, которые ему позволят отстроиться и от Конгресса, и от других влияний, чтобы самостоятельно заниматься внешней политикой.

Другое дело, что его методы ведения переговоров нам, в России, не очень знакомы, мы привыкли немножко к другому. Мы привыкли к высказыванию озабоченности, к вызовам и так далее. А это немножко другой стиль. Если посмотреть на команду, состоящую из бизнесменов, генералов и общественных активистов, это команда другого стиля. Последний раз такого рода изменения в политической команде происходили в 80-м году, когда выборы выиграл Рональд Рейган.

Поэтому политическая борьба, конечно, будет продолжаться, но все будет сводиться к тому, что, сделав несколько разменов, Дональд Трамп сохранит за собой главные командные высоты, которые обычно всегда остаются за сильным президентом. А внешняя политика — одна из них.

- Как, по-вашему, насколько быстро уйдет из поля зрения хакерский скандал? Сколько пройдет времени с момента въезда Трампа в Белый дом?

  • Эта история с «русским следом» во взломе серверов Демократической партии и русским вмешательством в выборы носит не исключительно американский характер. Победа Дональда Трампа — это не победа какой-то одной партии внутри Соединенных Штатов. Ее нельзя изолированно рассматривать от происходящих в мире политических изменений и нарастающего движения антиглобалистов, причем антиглобалистов правого толка. Не тех старых левых, которые ездили по всем «Большим восьмеркам» и кидали камни в полицию. Это люди, которые стремятся демократическим путем прийти к власти и развязаться с глобалистской элитой. Поэтому мы уже сейчас видим, что министр обороны Франции, министр иностранных дел Германии и, кстати, директор офиса национальной разведки США в своем докладе, говорят, что русские вмешаются в выборы союзных стран — Франция, Нидерланды, Германия. И пока осенью 2017 года не решится вопрос с Бундестагом, пока действующая коалиция не выберет того или другого канцлера и не закончится весь этот торг вокруг создания немецкой коалиции, эта история будет поддерживаться, в том числе, США.

Вообще эта история придумана, и по меткому выражению Ньюта Гингрича, бывшего спикера палаты представителей и большого союзника Дональда Трампа, это вообще говоря история о «новом маккартизме». Это охота на ведьм. Любая партия, неугодная этой самой элите, объявляется немедленно русскими шпионами, русскими агентами.

Причем, надо понимать, что в Европе манипулятивность общественного мнения гораздо выше, чем в США. Мы часто говорим, что избирательная система в США какая-то странная. Но обратите внимание, насколько она сработала на Дональда Трампа, то есть человека, который реально победил на выборах. В Европе это не совсем так. Там решения любого суда уже достаточно, чтобы поставить под вопрос выборы и начать пересмотр.

Все это виду роста популярности Марин Ле Пен, немецких правых, голландских евроскептиков, и не исключено, что Италия может осень встретить парламентскими всеобщими выборами, а там очень высок рост Лиги Севера. Партия Пять звезд левая немножко откололась от евроскептицизма, но очень сильно в ходе референдума приобрела партия Лига Севера. Конечно, против них будет использоваться это: «Вы агенты Путина, русские шпионы, агенты Кремля!» Поэтому эта история в Америке, а американская пресса — это пресса глобальная, — конечно, будет поддерживать этот миф, потому что «друзьям за океаном тоже надо помогать». Так что эта история — не только американская. Она будет по-прежнему использоваться в попытке остановить то, что Фарид Закария назвал «маршем популистов».

- Вы говорили о движении правых антиглобалистов. Когда и как Трамп начнет возвращение производств в Америку, с условием, что не все производства спешат вернуться в США?

  • Понятно, что сопротивление такой право-протекционистской модели внутреннего развития будет. Но Трамп уже начал. 1000 рабочих мест было сохранено в американском концерне Керриер, который производит кондиционеры. Форд сохраняет один из своих заводов, который должен был быть перенесен в Мексику, а это порядка 5500 рабочих мест. Тойота, которая собиралась строить фабрику в Мексике, теперь собирается ее строить в окрестностях Детройта. И это он пока не вступил в должность! После переговоров с представителями хай-тек индустрии, Амазон уже представил Дональду Трампу в служебной записке план по созданию одного миллиона рабочих мест для молодых специалистов. То есть, Дональд Трамп, еще не войдя на порог Белого дома, еще не произнеся клятву, уже начал эту работу.

Понятно, что леволиберальная пресса пытается всячески все это оспорить, но очевидно, что Трамп умеет проводить переговоры, он знает, чем их подмаслить, и чем их напугать. И он эту работу уже проводит. И как только он станет президентом и у него появится в каких-то вопросах серьезная поддержка Конгресса, понятно, что он это будет делать еще активнее.

Ясно, что здесь проблема не только сопротивления каких-то воротил бизнеса. Ясно, что есть серьезные системные проблемы, которые связаны с тем, например, что мигранты отнимают примерно столько же рабочих мест американцев, сколько и автоматизация ежегодно. Здесь встает вопрос профессионального образования и его Трамп поднимал. Оно было введено при Эйзенхауэре в 50-е годы, затем эта система куда-то растворилась.

Здесь требуются институциональные изменения и внутри самих США. В принципе надо понимать, что глобалисткая модель экономики существенным образом дала трещину. Даже если бы не Брексит и не победа Трампа, очевидно, что экономически она перестает устраивать очень многих участников рынка, и очень многих избирателей. Под участниками рынка здесь понимаем всех от директоров предприятий вплоть до самого низкоквалифицированного рабочего, они тоже участвуют в этом рынке, рынке труда, в частности.

Переход к разумно протекционистской модели потребует серьезных внутренних изменений, и об этом есть смысл и в России задумываться. Потому что просто введение протекционистских тарифов, как например, наши эти антисанкции – это своего рода протекционистский тариф (он запретительный вообще, но введен в отношении определенных стран), все это показывает, что его одного недостаточно для того, чтобы в полный рост заработало импортазамещение, то, чего мы добиваемся. Это потребует серьезной институциональной проработки. Понятно, что это самая главная проблема всех людей, которые участвуют в данном процессе, которые стоят на стороне национальных государств, суверенитета. А не такого всемирного евроатлантического глобализма. В США в отличие от России, существуют сотни мозговых центов, которые зарплату получают за то, чтобы вырабатывать стратегии и тактики реализации такого рода политики. Нам самый главный вывод из того, что сейчас происходит на Западе – помимо того, что появляется окно возможностей для реализации внешнеполитических инициатив, нужно понимать, что мы должны быть готовы к этому новому миру, и внутреннее готовится к нему, потому что это будет совершенно другой мир, который не похож на условно говоря тот, что был в 2000 году.

- А не станет 2017 годом разочарования в Трампе. Не потому, что Трамп чего-то не хочет или не сделает, а потому что мы слишком много на него надежд возлагаем?

  • Нет, я не согласен даже уже с самой формулировкой. Дональд Джон Трамп не является нашим президентом, у нас президент Владимир Владимирович Путин. Мы не должны возлагать надежды на иностранных президентов. Мы должны четко понимать, и что уже случилась, и уже не отменяемо – происходят трансформационные политические изменения, тектонические, на Западе. Если мы не в состоянии ими воспользоваться, разочаровываться придется только в нас самих. И Трамп здесь не причем. Поэтому когда говорят "сейчас придет Дональд, и Трамп приди порядок наведи" – это полная ерунда. Я просто не согласен с такой постановкой вопроса. Первое, что нам нужно – знать, что там происходит, чтобы этим воспользоваться. Второе – работать, чтобы воспользоваться этим окном возможностей. Если что-то пойдет не так, нечего кивать на Трампа.

- И на тех, кто ему противодействует…

  • Да, потому что действительно в последние годы мы мало знаем, как тех, кто привел Трампа, так и избирателей в США, контрэлиты, и тех, кто ему противодействовал. Мы не знаем, на каких основаниях они действуют, кто за ними стоит. Это знание на столь низком уровне у нас сейчас… ну вот кто занимался Трампом еще год назад? Никто. Почему? Это просчет. Из-за таких просчетов возникают разочарования, а не потому, что Трамп сделает то ли другое. Трамп и так для нас сделал все, что мог. Он уже победил. Глобалисткая элита находится в шоке, в состоянии, когда ей можно противодействовать. У нас открывается огромное количество каналов взаимодействия с Америкой, которые были полностью перекрыты в 2014 году, и не надо удовлетворяться теми каналами, которые существовали тогда: Россотрудничество, Спутник , парламентские каналы, это все прекрасно, но это недостаточно.

Если мы не ответим на новые явления в западном мире с соответующими адекватным внутренним знанием и внутреннем действием, винить нам придется только самих себе. Разочарование в Трампе - это для тех, кто внутри страны отказывается что-то делать.