ТОРГОВАЯ ВОЙНА КАК ЭЛЕМЕНТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ПРЕЗИДЕНТА ЛУКАШЕНКО

ТОРГОВАЯ ВОЙНА КАК ЭЛЕМЕНТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ПРЕЗИДЕНТА ЛУКАШЕНКО

9 января 2017 г. 15:29

Федеральная антимонопольная служба России и министерство антимонопольного регулирования и торговли Белоруссии не смогли договориться о тарифах на транспортировку нефти по белорусской территории в 2017 году. В соответствии с установленными правилами, цена транзита в этом случае вырастет на уровень прогноза российской инфляции плюс 3%. При этом базовый прогноз Минэкономразвития по инфляции в России на 2017 год составляет 4%.

Ранее Минск сообщил о намерении увеличить тариф на прокачку нефти по своим трубопроводам на 20,5%. "Транснефть" такое повышение сочла чрезмерным и начала переговоры с белорусскими нефтетранспортными предприятиями. Российская сторона направила в Минск предложения повысить тарифы до экономически-обоснованного уровня: на услуги ОАО "Гомельтранснефть Дружба" — на 5,8%, ОАО "Полоцктранснефть Дружба" — на 11,76%.

Между тем, прессе стало известно, что Министерство энергетики России намерено сократить на 12 процентов экспорт нефти в Белоруссию в первом квартале этого года. По этим непроверенным данным, объем поставок составит четыре миллиона тонн вместо планировавшихся 4,5 миллиона.

Кроме того, в декабре российский вице-премьер Аркадий Дворкович сообщил, что Москва ожидает от Минска оплаты задолженности по газу, которая составляет 281 миллион долларов. Долг образовался из-за того, что Белоруссия недоплачивала за поставленное топливо, считая контрактную цену несправедливой.

Переговоры о цене газа для белорусских пользователей продолжались с начала 2016 года. Москва настаивала, что до снятия разногласий оплата должна производиться согласно контракту — 132,77 доллара за тысячу кубометров.

Своими соображениями об этой непростой ситуации с порталом Политаналитика поделился президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

— Это далеко не первый торговый конфликт между Москвой и Минском. Как правило, эти сугубо экономические конфликты сопровождаются политическими маневрами белорусского президента, который пытается задействовать максимально широкий спектр инструментов воздействия на позицию Москвы. Именно на фоне торговых споров активизируются дипломатические усилия Минска на западном направлении, делаются заявления на тему исторической памяти белорусского народа, находящиеся в общем контексте взаимоотношений между странами.

Иными словами, Минск использует буквально все, что есть для того, чтобы выкрутить руки Москве. Надо сказать, что в этом деле белорусской стороной накоплен богатый опыт. Общий принцип таков: заострять ситуацию до тех пор, пока стороны не будут вынуждены пойти на компромисс. Сложность состоит в том, что эти торговые конфликты происходят в рамках единого экономического пространства, и разные прочтения правил взаимодействия участников этого интеграционного объединения союз расшатывают и подтачивают.

Лукашенко озвучивает в последнее время довольно большой список претензий к ситуации в евразийском экономическом союзе, и они касаются не только традиционных пунктов недовольства белорусской стороны, каких-то изъятий и ограничений, дискриминирующих, на их взгляд, белорусские компании, но и последствия расширения ЕАЭС. Лукашенко несколько раз возвращался к теме, что из-за присоединения Киргизии возникли дырки в едином таможенном пространстве, на территорию союза потек серый или полностью нелегальный китайский импорт, который либо уже является проблемой, или может стать ею для производителей России, Беларуси и Казахстана.

Сейчас можно говорить о том, что ЕАЭС переживает определенный кризис роста. В рамках тройки – Россия, Беларусь, Казахстан, существовало много конфликтных узлов, а с присоединением Киргизии и Армении эта ситуация только осложнилась и добавились всякие новые обстоятельства. Поэтому я думаю, что этот двухсторонний «углеводородный» спор Москвы и Минска так или иначе будет разрешен — я сейчас не говорю, на каких условиях — просто раньше договаривались, так наверное и сейчас договорятся. Но будущее ЕАЭС, устойчивое развитие этого интеграционного образования сейчас является достаточно туманным. Есть достаточно много внутренних вызовов и угроз, на которые нужно ответить.

Несомненно, торговые конфликты отражаются на российско-белорусских отношениях. Но в белорусской политике существует определенный коридор, в котором Лукашенко действует уже достаточно долгие годы. И за рамки этого коридора в любом случае белорусская политика не выйдет.

К примеру, для Белоруссии почти одинаково важно иметь доступ на российский и европейский рынки, при этом одновременно исключая какой-либо контроль со стороны и Европы, и России над белорусской экономикой: над стратегическими активами, над правилами игры, принципами регулирования и так далее. И это двойная задача определяет для Лукашенко этот коридор. То есть, он не может ни слишком сильно сблизиться ни с Россией, ни с Европой (потому что это будет означать риск утраты контроля), ни слишком сильно отдалиться (потому что это будет означать закрытие соответствующих рынков и крах белорусской промышленности). Вот в этом коридоре между Россией и Европой он будет идти дальше, пока хватит сил.

Надо сказать, что Лукашенко искусство лавирования в этом пространстве освоил и довел практически до совершенства. Ситуацию он прекрасно понимает, понимает сильные и слабые стороны своего положения и в этом пространстве может достаточно длительное время существовать.