ВЗАИМНЫЕ САНКЦИИ ОСЛАБЛЯЮТ ОБЩИЙ ФРОНТ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ

ВЗАИМНЫЕ САНКЦИИ ОСЛАБЛЯЮТ ОБЩИЙ ФРОНТ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ

20 декабря 2016 г. 17:03

По миру прокатилась волна терактов: убийство российского посла в Турции, трагедия в Берлине, где грузовик врезался в толпу на рождественской ярмарке, захват заложников в Иордании, нападение на исламский центр в Цюрихе, взрыв автобуса с турецкими военнослужащими... Список можно продолжать.

По мнению экспертов, террористические организации в канун католического Рождества пытаются накалить общественную атмосферу.

Атаки могут быть скоординированы между собой, но даже если это не так, ведущим мировым странам необходимо кардинально пересмотреть свою внешнюю политику, полагает директор Международного аналитического центра "Rethinking Russia" Ян Ваславский:

— Теракт в Берлине, события в Цюрихе могут иметь между собой связь, поскольку произошли примерно в одно и то же время, верится в такие совпадения с трудом. Сюда же можно отнести подлое убийство российского посла в Турции, и даже попытку проникновения на территорию посольства США в Анкаре вооруженным человеком. Слишком много произошло одновременных событий, связанных с исламским радикализмом и фундаментализмом. Это наводит на определенные мысли. Возможно, мы имеем дело с координацией террористов. И время выбрано не случайно: в Европе предрождественская неделя, и она уже во многом считается праздничной. Явно чувствуется желание омрачить праздник жителям этих стран.

В целом мы привыкли к тому, что нападения исламских радикалов нередко идут друг за другом. По модели "двойного теракта" – не в одном месте, а в нескольких городах, населенных пунктах одной страны, или нескольких стран, как это было в ЕС, и не только ЕС. В очередной раз исламский терроризм поднял голову, и это подчеркивает в очередной раз необходимость всеобщей борьбы с этим злом.

К моему большому сожалению, мне кажется, что западные, прежде всего, европейские партнеры быстро забывают о том, что случилось. Теракт в Ницце, который произошел в этом году, многим европейцам кажется настолько далеким и давно прошедшим, что он практически не влияет на текущую повестку. Опять все возвращается к вопросам санкций непонятных, основанных не на прагматизме в политике, а на голословных домыслах и клише о России.

Таким образом, получается, что наши западные коллеги, когда что-то происходит плохое у них, сначала показывают живую реакцию и готовность сотрудничать, но дальше общих слов дело не идет. И как только проходит несколько недель после очередного нападения, как оно забывается, информационная повестка полностью обновляется, предыдущие новости накрываются волной новых и до реальных действий так не доходит. А так не должно быть.

Только российские представители на моей памяти постоянно говорят, что нельзя забывать подобные вещи. И очередным свидетельством тому стали слова российского руководства о необходимости найти тех, кто направлял руку убийцы нашего посла Андрея Карлова. Неважно, когда это случится, конечно, желательно найти как можно скорее, и наше государство предпримет все необходимое для этого.

Я считаю, что любой теракт – это провал спецслужб. Если он случился, если он не предотвращен и если есть ущерб, и тем более, человеческие жертвы. Берлинская трагедия стала возможной по причине элементарного недосмотра, халатности, небрежности спецслужб, которые не выполняют свою работу. В Европе, где установлены десятки и сотни тысяч видеокамер на каждой улице, с учетом современного развития информационных технологий, где возможно отслеживать, фиксировать и выявлять потенциальных террористов и затем вести их, не дать им совершить теракт.

Очень странно, что в итоге все заканчивается именно так, как заканчивается.

И я даже не знаю, что должно еще произойти, чтобы наши европейские друзья наконец-то изменили свое поведение. Потому что пока оно характеризуется подходом «Авось со мной в следующий раз не случится, а это прошло — ну и ладно».

И все это несмотря на то, что тренды не меняются – ситуация с мигрантами остается напряженной, криминогенная обстановка в европейских городах остается очень тяжелой. Посмотрите на Кельн, Мюнхен, Милан, Париж: это только первый короткий список городов, где есть проблемы. Они есть практически повсюду. И чем больше город — тем больше проблем. С одной стороны, европейцы не могут этого не видеть, но с другой, они упорно не хотят смиряться с этой реальностью и начинать жить сегодняшним днем.

А нужно посмотреть правде в глаза, понять, что угрозы у нас общие, проблемы безопасности у нас на сегодняшний день по сути, общие. Всем: и России, и западному миру, Европе, США выгодна стабильность на Ближнем Востоке, в идеале. И выгодно прекратить, наконец, этот сирийский конфликт. Удивительно, что целый ряд европейских элит этого до сих пор не осознает. Россия не так яростно цепляется за Асада, как это пытаются представить на Западе.

Мы лишь исходим из того, что Асад — легитимно избранный на данный момент действующий президент Сирии, с которым необходимо взаимодействовать в борьбе с террором. Завтра, послезавтра, через неделю — когда угодно — будет другой руководитель, избранный сирийским народом: мы будем ровно так же работать с ним. А на данный момент нужно работать не с какими-то полукриминальными или террористическими элементами, стравливать их с властями, друг с другом, как это делают наши западные друзья, а постараться работать на благо ситуации и действовать сообща. Россия много раз предлагала это сделать, но это не делается.

Что касается возможного сохранения влияния США на эту европейскую политику, в том числе, санкционную, я бы сказал, что 2017 год выявит два вектора. Первый — это вектор Трампа и его администрации. Нужно, конечно, подождать утверждения Тиллерсона на посту госсекретаря, чтобы оно случилось в принципе, чтобы он прошел через Конгресс. И уже затем по первым месяцам взаимодействия, мне кажется, многое будет понятно в плане отношений России и США, если не на все президентство Трампа, но на год-два будет понятно, что может происходить.

Что касается воздействия США на Европу, то Трамп уже неоднократно говорил, что он не хочет тратить ресурсы, столь необходимые для решения внутриэкономических проблем США, на гуманитарную помощь некоторым европейским партнерам, которые даже членство в НАТО сами не в состоянии оплачивать. Я думаю, что с уменьшающимся влиянием США на европейские дела, если это случится, есть возможность изменения европейской политики. Но решающую роль в том, свершится это или нет, будут играть, на мой взгляд, итоги выборов в двух основных европейских странах в 2017 году: во Франции и в Германии.

Во Франции мы уже видим приход, я не говорю пророссийских, но проевропейских, профранцузских политиков, таких, как Франсуа Фийон, с которыми можно иметь дело, которые являются, прежде всего, патриотами своей страны и думают о ее национальных интересах и об общеевропейском доме.

Что касается выборов в Германии, то даже если Ангела Меркель сохранит свой пост канцлера и в германской внешней политике по отношению к России мало что изменится, то, как минимум, смычки Германии и Франции, "Меркель-Олланд", уже не будет. И Германии одной будет гораздо сложнее пробивать продление антироссийских санкций, когда Франция, возможно, уже будет выступать если не за отмену, то хотя бы за частичный пересмотр этой санкционной политики. По крайней мере, мы надеемся, что в головах европейских политиков возобладает разум.