УБИЙЦЫ ДИПЛОМАТА НЕ СОРВУТ РОССИЙСКО-ТУРЕЦКИЙ ДИАЛОГ

УБИЙЦЫ ДИПЛОМАТА НЕ СОРВУТ РОССИЙСКО-ТУРЕЦКИЙ ДИАЛОГ

20 декабря 2016 г. 14:02

В Анкаре убит посол РФ в Турции Андрей Карлов. Убийца – Мевлют Мерт Алтынташ 1994 года рождения – выстрелил в российского дипломата, когда тот заканчивал речь на открытии выставки "Россия от Калининграда до Камчатки глазами путешественника". От полученных ранений посол скончался.

Уже через несколько часов после трагедии в Турцию вылетела оперативно-следственная группа в составе 18 сотрудников спецслужб, Следственного комитета и МИДа. Договоренность об этом была достигнута в ходе телефонного разговора между Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Президент России назвал произошедшее "подлым убийством" и провокацией, которая направлена на срыв добрых отношений с Турцией и урегулирования в Сирии. Как отметил глава государства, "мы должны знать, кто направлял руку убийцы".

Положение дел специально для "Политаналитики" анализирует журналист-международник, востоковед Евгений Примаков:

— Я немного знаком с Андреем Геннадьевичем Карловым – это был замечательный человек, просто по своим личным качествам, не только как блестящий дипломат и специалист, который занимался урегулированием российско-турецких отношений в самый тяжелый период. Он учился в МГИМО вместе с моим отцом, и когда я работал в Анкаре в Комиссариате ООН по делам беженцев, он несколько раз принимал меня у себя. Очень-очень жаль, что мы его потеряли. Я хотел бы принести соболезнования его семье.

Что касается отношений с Турцией, мне кажется, в корне неправильно сравнивать убийство Карлова с убийством Грибоедова, как это делается, и уж тем более, с легендарным инцидентом в Сараево. Потому что Турции убийство нашего посла не нужно совсем. Особенно в условиях, когда мы еле-еле начали выстраивать более-менее конструктивные отношения, восстанавливать диалог после гибели нашего пилота.

Я уверен, что турки сейчас делают все для того, чтобы помочь нашей следственной группе. Они будут рыть землю носом, они будут искать возможных сообщников убийцы. Тем более, что после попытки госпереворота у турецких спецслужб появился хороший опыт в распутывании разных заговоров. Я уверен, что этих людей найдут. Если, конечно, заговор был, если это не террорист-одиночка.

Я думаю, что наши отношения с Турцией укрепятся, хотя и не готов утверждать, что Россия с Турцией – братья навек. Это должны быть прагматичные отношения, в том числе, между нашими спецслужбами – не только в рамках расследования конкретного теракта, но и в целом по ситуации в регионе и Сирии.

В общем, я не вижу дальних политических последствий убийства российского посла. Это, в первую очередь, личная и общественная трагедия. Вряд ли она серьезно повлияет на ход российско-турецких переговоров. Работа МИДа - дело коллективное. Это я не к тому, что незаменимых нет – Андрей Геннадьевич был незаменим, безусловно. Но я думаю, что знамя будет подхвачено, извините за пафосные речи, и контакты продолжатся.

В принципе, если теракт был направлен на срыв переговоров, то его организаторы вряд ли достигнут своей цели. Но рассуждать сейчас о версиях – это ступать на очень зыбкую почву конспирологии. Я слышал самые анекдотические предположения: от того, что руку убийцы направляли какие-то злые американцы, чтобы на прощанье подгадить России, до уже упомянутой попытки срыва переговоров.

Наверняка, существуют силы, которые заинтересованы в срыве работы с Турцией. И наверняка убийство — это и попытка усложнить эти контакты. Но все-таки я считаю, что в первую очередь должно быть расследование, потому что при той насыщенности Турции джихадистскими элементами, нельзя исключить, что это мог быть террорист-одиночка.

Кстати говоря, есть также версия, согласно которой убийцу уволили из спецслужб и он таким образом отомстил. Может быть, этот человек потерял в Сирии кого-то из своих друзей-знакомых, допустим, в ходе зачистки того же Алеппо — не могу этого отрицать. В общем, если это одиночка — то вряд ли он ставил перед собой стратегические цели. Если это организация – тогда можно предположить, что она хотела спровоцировать Россию на какие-то действия, сорвать российско-турецкий диалог.