ЗОЛОТО СКИФОВ ДОЛЖНО ВЕРНУТЬСЯ В КРЫМ – НАДО ПРОСТО ИСПОЛНЯТЬ КОНТРАКТ

ЗОЛОТО СКИФОВ ДОЛЖНО ВЕРНУТЬСЯ В КРЫМ – НАДО ПРОСТО ИСПОЛНЯТЬ КОНТРАКТ

15 декабря 2016 г. 12:00

Окружной суд Амстердама принял окончательное решение о судьбе уникальной коллекции скифского золота, которая была вывезена на выставку из крымских музеев − ее отдадут Киеву.

В споре были задействованы три страны: Россия, Украина и Нидерланды. Изначально проблема носила скорее бюрократический, чем политический характер. Когда экспонаты отправились в Амстердам на выставку "Крым: золото и секреты Черного моря" в начале февраля 2014 года, полуостров еще входил в состав Украины.

А по контракту, который подписали все четыре крымских музея, предоставивших две тысячи артефактов для экспозиции, эти предметы считаются национальным достоянием государства.

Такая формулировка и дала Киеву формальные основания претендовать на скифское золото Крыма после того, как полуостров воссоединился с Россией.

При вынесении вердикта суд руководствовался тем, что Крым не является страной и таким образом не может заявлять о своем праве на объекты искусства. Таким образом, решение о том, кому должны быть возвращены артефакты, должен принять украинский суд после того, как они окажутся на территории Украины.

В Минкульре РФ заявили, что решение суда Амстердама нарушает нормы международного права и принципы межмузейного обмена. В ведомстве напомнили, что в числе музеев, чьи экспонаты сейчас находятся в Амстердаме, Центральный музей Тавриды, Керченский историко-культурный заповедник, Бахчисарайский историко-культурный заповедник и Национальный заповедник "Херсонес Таврический".

Директор Центрального музея Тавриды Андрей Мальгин поделился с "Политаналитикой" своими соображениями о ситуации:

— Это был большой первый проект, в котором участвовали крымские музеи. Он включал две выставки – одна должна была проходить в Бонне (она и прошла), и вторая в 2014 году должна была открыться в Амстердаме. То есть, эта та же самая выставка, которая из Бонна переезжала в Амстердам. Ее курировали представители Института археологии крымского отделения украинской АН.

В Бонне все прошло нормально. В феврале выставку открыли в Амстердаме, и после марта 2014-го, когда возник вопрос возврата, мы обратились к нашим коллегам из музея Пирсона. Также к ним обратились представители министерства культуры Украины с требованием вернуть экспонаты украинскому государству. Возникла пауза, после чего мы, четыре музея, подали иск в суд Амстердама о возврате. Это же через некоторое время сделала Украина, и сейчас вердикт был оглашен.

Аргумент Украины следующий – это вещи музейного фонда Украины (есть такое же понятие и в российском законодательстве). А поскольку с точки зрения Киева события 2014 года являлись незаконной оккупацией Крыма со стороны РФ, скифское золото должно быть возвращено в Киев.

Мы же говорили о том, что не рассматриваем политическую сторону вопроса. Экспонаты находились в соответствующих музеях Крыма, они были найдены и помещены в экспозиции очень давно, в случае возврата им ничего не угрожает, следовательно, они могут и должны быть беспрепятственно возвращены в крымские музеи. Позиция наших адвокатов заключалась в том, что это не спор между государствами, это выяснение отношений между музеями, один из которых принимал, другие отдавали вещи – в конце концов, есть подписанный сторонами соглашения контракт. Нужно просто исполнить все его пункты, один из которых включает возвращение золота в Крым.

Надо признать, что перспективы дела скифского золота Крыма тесным образом связаны с перспективами улучшения российско-европейских отношений. Не знаю, улучшиться ли отношения по этой линии в течение трех месяцев до апелляции, мне трудно судить. Возможно, это и произойдет. Очевидна политическая подоплека этого дела. Все зависит от контекста, а я не очень верю, что контекст изменится. Больших надежд на апелляцию не питаю.

После апелляции возможна кассация, но она будет касаться только каких-то юридических ошибок, которые возможно будут сделаны в процессе рассмотрения этого дела. После апелляции теоретически мы ни на то повлиять не можем. Если золото все-таки уедет на Украину, крымские музеи могут продолжать попытки его вернуть. Но в нынешней ситуации вряд ли эти усилия будут иметь какой-то смысл.