НОВЫЙ ГОССЕКРЕТАРЬ США – ЗАПРАВИЛА НЕФТЯНОГО БИЗНЕСА И КАВАЛЕР  ОРДЕНА ДРУЖБЫ РОССИИ

НОВЫЙ ГОССЕКРЕТАРЬ США – ЗАПРАВИЛА НЕФТЯНОГО БИЗНЕСА И КАВАЛЕР ОРДЕНА ДРУЖБЫ РОССИИ

13 декабря 2016 г. 17:39

Избранный президент США Дональд Трамп выбрал главу крупнейшей нефтяной компании страны ExxonMobil Рекса Тиллерсона на должность госсекретаря.

"Его стойкость, богатый опыт и глубокое понимание геополитики делают его прекрасным выбором на пост госсекретаря. Он будет продвигать региональную стабильность и сконцентрируется на ключевых для США интересах национальной безопасности", — приводит агентство Рейтер выдержку из заявления Трампа.

Рексу Тиллерсону 64 года. Он окончил Университет Техаса в Остине. Тиллерсон возглавляет ExxonMobil с 2006 года. В 2011 году он подписал соглашение с "Роснефтью" о бурении в Арктике. В 2014 году ExxonMobil была вынуждена приостановить свое участие в проекте из-за санкций в отношении России, которые ввела администрация Барака Обамы. Тиллерсон говорил журналистам, что компания с нетерпением ждет возможности вернуться к работе с российскими коллегами.

Тиллерсон неоднократно встречался с президентом России Владимиром Путиным. Он награжден российским орденом Дружбы. Путин лично вручил его главе ExxonMobil на встрече с руководителями энергетических компаний в июне 2013 года в рамках ПМЭФ.

По словам американских экспертов, отношения Тиллерсона с Путиным строятся на деловых интересах – они, как однажды выразилась советник Трампа Келлиэнн Конуэй, не то, чтобы "опрокидывают стопки с водкой" в местном баре.

Политаналитика” публикует статью политолога Кирилла Бенедиктова о перипетиях этого решения Дональда Трампа.

Дональд Трамп – мастер неожиданных и острых ходов. Иначе, впрочем, и быть не могло – стать одним из ведущих девелоперов мира и сколотить многомиллиардное состояние вряд ли способен человек с шаблонным мышлением. Формируя свою администрацию, он уже не раз удивлял публику: и назначением на пост своего главного советника главреда интернет-портала Breitbart Стивена Бэннона, и выдвижением на позицию главы Пентагона “воина-монаха” Джеймса Мэттиса, и почти демонстративным “равноудалением” многих верных соратников, помогавших ему в предвыборной гонке.

Самый жгучий интерес вызывал вопрос о будущем госсекретаре – вокруг этого назначения уже давно шла закулисная, почти невидимая миру, но явно ожесточенная борьба. Назывались следующие имена: экс-мэр Нью-Йорка Руди Джулиани, экс-представитель США в ООН Джон Болтон, экс-командующий Центральным командованием США Дэвид Петреус, сенатор Боб Коркер, сенатор Дана Рорабакер, экс-губернатор Массачусетса Митт Ромни.

Фаворитом гонки довольно быстро стал считаться именно Ромни – и это было странно, потому что неудачливый кандидат в президенты США (2012 г.) во время предвыборной кампании Трампа позволял себе много такого, что было бы сложно забыть даже менее злопамятному человеку, чем Большой Дональд. Но кандидатуру Ромни лоббировали весьма “уважаемые люди” - например, глава Национального Республиканского комитета Рейнс Прибус. Летом 2016 г. Прибус приложил немало усилий для того, чтобы истеблишмент Республиканской партии примирился с “неудобным” кандидатом Трампом.

Подобного рода услуги в американской политической культуре принято оплачивать – и пост главы администрации, который многие посвященные в тонкости предвыборной кампании люди прочили Руди Джулиани, достался именно Прибусу. Прибус – это “голос истеблишмента”, призванный нашептывать в уши избранному президенту, какие решения истеблишмент считает правильным. Но в случае с Ромни шепот, по-видимому, оказался чересчур навязчивым.

Надо отдать должное едва ли не макиавеллевской хитрости Трампа. Он встретился с Ромни, пригласив его в свой роскошный гольф-клуб в Бедминстере, Нью-Джерси, и провел с ним долгую беседу. После чего отозвался об экс-губернаторе в весьма хвалебных выражениях, что заставило журналистов на все лады твердить о том, что Трамп определился, наконец, с кандидатурой своего госсекретаря.

Сам Ромни, похоже, тоже был очарован – он взял назад все грубости и колкости, которые отпускал в адрес Трампа прежде, и принялся ждать, когда же избранный президент объявит о его назначении. Большой Дональд, однако, не торопился.

Пока он держал паузу, из его переходной администрации поползли хорошо организованные слухи. Стало известно, что дочь Трампа Иванка и ее муж Джаред Кушнер (а это, судя по всему, самые влиятельные люди в окружении избранного президента) категорически против назначения Ромни на пост главы Госдепартамента. И что между ними и Прибусом (читай – истеблишментом Республиканской партии) по этому вопросу наметились очень серьезные разногласия.

Кроме того, политические тяжеловесы вроде Ньюта Гингрича (одного из тех самых “равноудаленных”) прямым текстом заявляли, что если Трамп все-таки остановит свой выбор на Ромни, то сторонники избранного президента воспримут этот шаг, как предательство.

Одним словом, Большой Дональд постепенно готовил почву для “вежливого отказа” кандидату истеблишмента. В субботу, 10 декабря, этот отказ был озвучен.

“Буря! Пусть сильнее грянет буря!”

Ромни уволен. Трамп выбрал госсекретарем Тиллерсона”, - поспешил уведомить своих читателей уже упоминавшийся интернет-портал Breitbart. Характерно, что на этот раз Breitbart был только транслятором сенсации: сама же утечка была организована через канал NBC, сообщивший, что два источника в переходной администрации Трампа заявили: избранный президент фактически определился с кандидатурой главы Госдепартамента, и эта кандидатура – Рекс Тиллерсон, председатель совета директоров и генеральный директор компании ExxonMobil.

Нельзя сказать, что Трамп извлек Тиллерсона, как фокусник извлекает кролика из цилиндра. Имя главы Exxon уже неделю упоминалось в “длинном списке” кандидатов на пост госсекретаря, но никто не рассматривал его всерьез на фоне явного фаворита Ромни и менее очевидного, но никого бы не удивившего Руди Джулиани.

И вот в пятницу Джулиани заявляет о том, что больше не претендует на пост госсекретаря, оговаривая при этом, что другие посты в администрации ему не очень-то интересны. Поскольку в отличие от прочих “участников забега” Джулиани – друг Трампа, и друг близкий, из тех, с кем делятся тайными планами и стратегическими задумками – его отказ вполне может означать, что Большой Дональд ввел его в курс разработанной им комбинации – и Джулиани согласился отойти в сторону, чтобы не мешать.

А на следующий день бабахнула сенсация от NBC. И хотя сам Трамп немного позже слегка прикрутил огонек, заявив, что окончательное решение еще не принято, и вообще, “мы посмотрим, что будет дальше”, стало очевидно, что в игре “Большой Дональд против истеблишмента” на стол выложен сильный козырь.

Тиллерсон не пройдет утверждения в Сенате из-за своей русофильской позиции и дружбы с Владимиром Путиным” - таково широко распространенное в кругах республиканских политиков мнение. Действительно, назвав Тиллерсона вероятным кандидатом на пост главы Госдепа, Трамп очевидным образом бросает вызов русофобам из Конгресса. А ведь от их позиции во многом зависит, будет ли утвержден названный Трампом кандидат. Возникает вопрос: чем руководствовался Большой Дональд, явно давая понять, что его симпатии на стороне главы ExxonMobil?

Не обладая инсайдерской информацией, и пользуясь только данными из открытых источников, можно выдвинуть три версии происходящего:

1. Дональд Трамп выбрал Рекса Тиллерсона, отдавая себе отчет в том, что он не пройдет слушания в Сенате из-за своих связей с Россией, и рассчитывая заменить его на более проходную кандидатуру, например, Боба Коркера. Плюсом данной комбинации является возможность красиво “сбросить с доски” фигуру Митта Ромни - на противопоставлении. “Вы не хотите моего Тиллерсона? Ну, тогда я не хочу вашего Ромни”. Минусом – то, что Тиллерсон является, возможно, наиболее подходящим для Трампа госсекретарем (почему – об этом ниже), значительно усиливающим позиции Большого Дональда на международной арене.

2. Тиллерсон настолько важен для Трампа, что он будет брать своих противников измором, месяцами уламывая Сенат, а в это время глава Exxon начнет заниматься внешней политикой США в ранге ВРИО госсекретаря. В конце концов, когда в его активе уже будет несколько внушительных побед на дипломатическом поприще, сенаторам не останется ничего другого, кроме как со скрежетом зубовным согласиться с выбором Трампа. Плюсы этой комбинации – Трамп покажет Конгрессу, “кто в доме хозяин”, а Тиллерсон успеет заложить основы внешнеполитической стратегии США на ближайшие годы. Минусы – расчет на то, что сенаторы все же примут Тиллерсона, может не оправдаться, а ВРИО госсекретаря не так свободен в своих действиях, как министр иностранных дел, утвержденный Сенатом.

3. Указав на Тиллерсона, как на своего фаворита в гонке на пост главы Госдепа, Трамп дал понять истеблишменту, что готов к войне – войне со своими многочисленными противниками, которые не только не смирились с его победой на выборах, но и значительно активизировали свои усилия накануне голосования в Коллегии выборщиков. В пользу этой версии говорит тот факт, что война уже идет – и начал ее отнюдь не Трамп.

Война локалов с глобалами

9 декабря, за день до того, как имя Рекса Тиллерсона попало на первые страницы газет, The Washington Post опубликовала статью о докладе ЦРУ действующему президенту и руководству Конгресса США о влиянии российских спецслужб на победу Дональда Трампа на выборах. По мнению экспертов ЦРУ, русские хакеры предпринимали все усилия, чтобы увеличить шансы Трампа и ослабить позиции Хиллари Клинтон; для этого был предпринят взлом сервера Национального демократического комитета, а тысячи документов под грифом “конфиденциально” слиты – через российских же агентов – Wikileaks.

Перипетии тайных операций различных групп коварных русских хакеров достаточно подробно были изложены в цикле публикаций в The New York Times – кульминацией этой информационной атаки стала воскресная редакционная статья “Русская рука на американских выборах”, в которой прямым текстом говорилось: “Откровения о вовлеченности России (в политический процесс в США) будут витать над многими решениями Трампа, включая возможный выбор на пост главы Госдепартамента Рекса Тиллерсона. Господин Тиллерсон, глава ExxonMobil, старался поддерживать близкие и взаимовыгодные отношения с Путиным, и критиковал санкции США в отношении России”.

Яснее некуда: истеблишмент в ярости от того, что Трамп набирает в свою команду людей, установивших хорошие и даже просто рабочие отношения с руководством России (помимо Тиллерсона, это и советник по национальной безопасности Трампа Майкл Флинн, и рассматриваемый на пост посла США в России Дана Рорабакер). После того как ЦРУ представило свой отчет, Обама распорядился провести тщательное расследование хакерских атак и их возможного влияния на результаты выборов.

Сам Трамп высмеял заявления ЦРУ: “Это те же люди, которые заявляли, что у Саддама Хуссейна есть ОМП. Пришло время двигаться дальше”. Но всем ясно, что война, объявленная истеблишментом Трампу, продолжится и будет принимать все более жесткие формы. Выбор Трампом Тиллерсона вряд ли может быть расценен иначе, как контратака в этой войне. “Вы считаете, что победить мне помогли русские? Так получите главу Госдепартамента, награжденного русским орденом Дружбы”.

Однако, как бы ни льстило нашему национальному самолюбию сознание того, каким значительным внезапно стал в американской политической жизни русский фактор, следует отдавать себе отчет: атака на Трампа ведется не только, а возможно, и не столько из-за России, хотя именно наша страна в силу многих причин (в том числе и заложенных еще в годы холодной войны стереотипов) выбрана противниками Трампа в качестве главной мишени.

Глубинная суть этой войны – противостояние сторонников модели либеральной глобализации, с одной стороны, и сторонников укрепления национального государства, с другой. Много лет назад, на существовавшем в те времена интернет-портале “частной американистики” Terra America, мы пользовались для определения этих двух групп терминами, заимствованными у польского социолога Зигфрида Баумана – “глобалы” и “локалы”. (Правда, Бауман придавал этим терминам немного иной смысл – в его концепции глобалы были жителями огромного мира без границ, перемещаясь из страны в страну по сети фешенебельных отелей, а локалы были привязаны к своему месту жительства, покидая его только в качестве беженцев или мигрантов).

Вся политика США последней четверти века была политикой, проводившейся глобалами и в интересах глобалов. В рамках этой политики усиливалось давление НАТО на Россию, поддерживались в рабочем состоянии торговые и финансовые связи США и Китая (система, названная Ниалом Фергюссоном “Чимерикой”), углублялись совершенно, на первый взгляд, неприемлемые с точки зрения морали, отношения между Вашингтоном и суннитскими монархиями Персидского залива и т.д.

Для Соединенных Штатов эта политика обернулась значительными потерями, как имиджевыми, так и экономическими, но глобалы были довольны, поскольку рассматривали США не как национальное государство американского народа, а как мировую империю, которая ради усиления своего влияния может пожертвовать толикой собственного благополучия.

Это, разумеется, не могло не вызвать возмущения и сопротивления как национально ориентированного капитала, так и миллионов американских граждан, которые, в полном соответствии с концепцией Баумана, от рождения и до смерти привязаны к одним и тем же местам, и для которых “прекрасный новый мир” глобализации означает лишь постепенное ухудшение своего материального положения.

На президентских выборах 2016 г. американские локалы сумели - впервые за многие годы – выступить консолидировано и привести к победе своего кандидата – Дональда Трампа. Но было бы наивно предполагать, что правившие бал как минимум с начала 1990х годов глобалы сдадутся без боя, тем более, что победа Трампа поставила под угрозу весь их проект. Поэтому и началась война между глобальным (в основном) истеблишментом и небольшой (по крайней мере, на первый взгляд) элитной группой локалов, интересы которой выражает Дональд Трамп.

И в этой войне Рекс Тиллерсон может стать очень важной боевой единицей. Не будем забывать, что за Тиллерсоном стоит гигантская нефтегазовая корпорация – ExxonMobil. Не случайно статья в Bloomberg, вышедшая еще до того, как о вероятном назначении Тиллерсона заговорили все американские СМИ, была озаглавлена весьма откровенно: “Мистер Эксон идет в Вашингтон (возможно)”.

Черная кровь

ExxonMobil – крупнейший игрок на американском нефтегазовом рынке. Тиллерсон – человек, сорок лет отдавший этой компании и двенадцать лет ее возглавляющий – это, собственно, и есть Exxon. За плечами Тиллерсона – огромный опыт и личные связи с политиками и бизнесменами десятков стран мира (в том числе и в России, с нефтегазовым сектором которой он близко знаком с 1995 г.).

Тиллерсон – сторонник амбициозных венчурных проектов (таких, как разработка месторождений на российском арктическом шельфе, планировавшаяся совместно с “Роснефтью”) и экспансии в регионы рискованной нефтедобычи (известен его многолетний интерес к Иракскому Курдистану). Тиллерсон – это Exxon, а Exxon – это нефть.

И здесь, возможно, кроется ответ на вопрос, почему Трамп все же остановил свой выбор именно на Тиллерсоне. Не для того, чтобы позлить русофобов в Конгрессе (и осложнить себе жизнь многонедельным “боданием” с сенаторами). А для того, чтобы реализовать обозначенный в своей предвыборной программе проект экономического и индустриального возрождения Америки. Собственно, лозунг Трампа “Make America Great Again!” - он об этом. О том, что Соединенные Штаты должны стремиться не к превращению в “страну кампусов и электромобилей”, о которой грезил Обама, а в могучую, бугрящуюся мускулами заводов, державу, по венам которой, бурля, течет “черная кровь” - нефть. А для этого США необходима энергетическая независимость.

По иронии судьбы, прорыв к такой независимости был осуществлен как раз при Обаме – знаменитая “сланцевая революция” позволила резко сократить объем импорта углеводородов в США, нефтегазовые терминалы на побережьях стали перестраиваться под экспорт. В 2012-2014 гг. общей темой в западных СМИ было торжество по поводу скорого краха “нефтекратических диктатур” вроде России и Венесуэлы.

О том, что случилось потом, СМИ писали гораздо меньше. Тем не менее, кое-какие интересные цифры обнаружить все же можно. Например, обнаруженные в 2015 г. запасы традиционной (т.е. не сланцевой) нефти составляют лишь 2,7 миллиарда баррелей – и это самый низкий показатель начиная с 1947 г. В то же время, человечество потребляет около 95 миллионов баррелей в день – а это значит, что все запасы нефти, обнаруженные в 2015 г., оно потратит меньше чем за месяц.

Причина вовсе не в том, что нефть на планете наконец-то стала заканчиваться, как об этом неоднократно предупреждали пророки всех мастей. Просто инвестиции в геологоразведку упали более чем в два раза. В 2014 г. они составляли $100 млрд, в 2015 всего $40 млрд. А надо гораздо больше – по оценкам экспертов, для нормального развития нефтегазовой отрасли необходимо не менее $1 триллиона в год.

Геологоразведку подкосили упавшие цены на углеводороды. А цены упали в результате сланцевой революции.

Сейчас можно с большой долей уверенности сказать, что сланцевая революция захлебнулась – или, по крайней мере, выдохлась. Разработкой сланцевых месторождений занимались в основном небольшие компании, которым из-за спровоцированного ими самими падения цен оказалось не под силу отдавать кредиты банкам. В последний год в США наблюдается целая волна банкротств мелких нефтедобывающих компаний, которые, разоряясь, переходят в собственность более крупных корпораций. Позиция ExxonMobil, неоднократно озвученная Тиллерсоном, заключалась в том, что компания “не занимается проектами-однодневками вроде сланцевых углеводородов”.

Тем не менее, есть серьезные основания считать, что нефтяной гигант только выжидает момента, когда процесс “слияний и поглощений” в секторе, занимающемся сланцевыми углеводородами, достигнет такого уровня, при котором Exxon сможет приобрести “сразу все”.

Интерес тут лежит на поверхности – какими бы “проектами-однодневками” ни были компании, занимающиеся сланцевыми углеводородами, цены на нефть они обвалили сильно. Но если рынок сланцевых углеводородов будут контролировать одна-две крупнейшие компании, они смогут влиять на цены так, как это нужно им. Тиллерсону и Exxon, безусловно, нужна дорогая нефть – хотя бы для того, чтобы нарастить инвестиции в геологоразведку.

Но как это сочетается с курсом Трампа на нефть дешевую?

На самом деле, противоречия здесь нет. И Трампу, и Тиллерсону нужна не столько дешевая или дорогая нефть, сколько нефть, цены на которую они смогут контролировать. Возможно, даже – хотя это, конечно, сейчас звучит как фантастика – нефть, которая будет стоить дешево (для внутреннего рынка) и дорого (на экспорт). При нынешней системе формирования цен на углеводороды это, само собой, невозможно. Но что, если представить себе, что США успешно победили основных конкурентов в этой сфере? И как тут не вспомнить, что Трамп на протяжении десятилетий (!) повторял, что главным противником США являются страны ОПЕК, унижающие Америку своим нефтяным шантажом – а в последнее время еще и спонсирующие исламский терроризм.

Цель назначения Тиллерсона на пост госсекретаря США – сформировать принципиально новую внешнеполитическую стратегию, главными пунктами которой будут: разрыв с суннитскими монархиями Персидского залива, предельное ослабление ОПЕК, изоляция и наращивание давления на Иран, а также ситуационный союз с Россией.

При этом главным оружием США при Трампе будут не авианосцы и крылатые ракеты (хотя ВС будут модернизироваться и усиливаться), а нефть и газ.

Можно, разумеется, спросить – зачем энергетической сверхдержаве союз с очевидным конкурентом – Россией?

Но, во-первых, Россия действительно рассматривается Трампом как ситуационный союзник, альянс с которым необходим для континентального сдерживания Китая.

А во-вторых, никто лучше Рекса Тиллерсона не понимает, что без новейших технологий геологоразведки и нефтедобычи Россия довольно слабый конкурент американскому нефтяному бизнесу. Что же касается технологий, то они могут быть предоставлены России как раз такими гигантами, как ExxonMobil. Вопрос лишь в том, на каких условиях…