КОНСЕРВАТИВНОЕ НАСЛЕДИЕ ИСТОРИКА КАРАМЗИНА: ВСЯКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ КОРЕНИТСЯ В ИСТОРИИ СВОЕГО НАРОДА

КОНСЕРВАТИВНОЕ НАСЛЕДИЕ ИСТОРИКА КАРАМЗИНА: ВСЯКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ КОРЕНИТСЯ В ИСТОРИИ СВОЕГО НАРОДА

13 декабря 2016 г. 12:12
Фонд ИСЭПИ провел круглый стол "Николай Михайлович Карамзин – творец русского самосознания". Его участники обсудили ряд вопросов, касающихся разных аспектов деятельности великого просветителя и популяризатора русской истории. В частности, была отмечена роль Карамзина как автора первой доктринальной русской историографии, первого русского общепризнанного консерватора, автора национальной охранительной доктрины России. Участники круглого стола подчеркнули, что именно Карамзин сформировал самосознание двух императоров России в важнейшие исторические периоды, и в итоге стал главным личным идеологом царя. В 1811-м году Карамзин написал записку "О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях", в которой изложил свои представления об идеальном устройстве Российского государства. "Записка" была составлена им по просьбе великой княгини Екатерины Павловны, младшей сестры Александра Первого и представлена императору в марте 1811 года в Твери. В этом произведении Карамзин выражает взгляды наиболее дальновидной части консервативной оппозиции, недовольной ходом либеральных реформ Александра и деятельностью М.М.Сперанского. Содержание "Записки" – это блестящий очерк истории России и ее современного состояния, пронизанный мыслью о незыблемой и спасительной роли самодержавия как основы российского государственного порядка. Карамзин впервые формулирует в "Записке" многие политические идеи, вокруг которых следующие поколения российских мыслителей развернут жаркие споры. Эксперты говорят, что Карамзин являет собой едва ли не единственный в истории отечественной культуры пример человека, о котором у современников и потомков не осталось каких-либо двусмысленных воспоминаний. Уже при жизни историограф воспринимался как высочайший нравственный авторитет; это отношение к нему остается неизменным до сих пор.В этой связи участники круглого стола в Фонде ИСЭПИ заявили о необходимости использования концептов политической мысли Карамзина в современной России. Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, заведующий кафедрой общей политологии ВШЭ, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ Леонид Поляков, принимавший участие в круглом столе, оценил для портала "Политанатитика" объем и значимость наследия Карамзина:— Несмотря на 250-летний юбилей, те темы, которые Карамзин поднимал в своих текстах, не устарели.Одна из ключевых – тема исторической обусловленности и, можно сказать, исторической легитимности определенного политического устройства. Эта тема до сих пор жива. Идея организовывать по всему миру некий политический порядок, который определенными центрами силами считается правильными, сегодня актуальна. Но она же и крайне губительна, что доказывается миллионными жертвами людей, которые подпали под каток "цветных революций". Свежий пример – "Арабская весна". В свое время Карамзин сформулировал четкую позицию: всякий политический строй коренится в истории каждого народа. Контпродуктивно и губительно для каждого народа перенимать чужие примеры, тем более поддаваться чужому влиянию, а еще хуже, если кто-то извне будет навязывать свой политический порядок. Актуальность этой мысли не подлежит сомнению, он высказана 200 лет и сегодня звучит современно.Карамзин как консерватор – эта тема сегодня востребована повсюду. Проблема российского консерватизма воспринимается и как проблема прошлого, потому что известна позиция многих русских политических философов, что 1917 год случился в России именно потому, что в ней не было здорового, народного массового консерватизма, а консерватизм власти был гнилой и саморазрушительный. Век спустя нам приходится задумываться о судьбах современного консерватизма. Мы знаем, что у нас представлены хорошо различные политические диалоги, такие как либерализм, коммунизм, социализм, национализм. Что касается представленности консерватизма как естественной интегральной платформы нынешней России – были разные попытки, но до сих пор даже над термином "консерватизм" висит огромный знак вопроса; далеко не все политики соглашаются в своей повседневности обращаться к этому термину, стесняясь негативных коннотаций, связанных с тем, как в советское время воспринимался консерватизм и консерватор – как отсталый человек, который всячески вредит прогрессу. Поэтому понимание консерватизма по Карамзину, его основных тезисов входит в актуальный багаж современной политической науки.И еще один важный штрих к политическому портрету Карамзина – его знаменитая раздвоенность. Он называл себя одновременно монархистом и республиканцем. Тем самым декларируя, что в мире существует набор различных политических порядков, и что можно каждый раз осознавать уместность и нужность этого порядка в одной стране, но в то же время понимать, что в твоей стране ты вынужден принять, даже если ты внутренне не разделяешь его принципы, этот порядок. То есть, Карамзин имел в виду, что политическая история мира разнообразна, и этот плюрализм должен быть всегда представлен в реальных политических порядках. Эта тема, мне кажется, продолжает оставаться актуальной. Даже с той точки зрения, что в рамках самой политической науки сравнительная политика сегодня крайне востребована; понимание того, что в разных культурах и в разных цивилизациях, у разных народов, есть совершенно равные основания на то или иное политическое руководство, и никого не нужно причесывать под общую гребенку. Это понимание выходит далеко за рамки чисто академических требований и превращается в императив современного глобального мира.