НОВЫЙ СОВЕТНИК ПРЕЗИДЕНТА США МАЙКЛ ФЛИНН  НАСТРОЕН НА ПРИЗНАНИЕ ЗА РОССИЕЙ ЕЕ ВЕДУЩЕЙ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ РОЛИ

НОВЫЙ СОВЕТНИК ПРЕЗИДЕНТА США МАЙКЛ ФЛИНН НАСТРОЕН НА ПРИЗНАНИЕ ЗА РОССИЕЙ ЕЕ ВЕДУЩЕЙ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ РОЛИ

18 ноября 2016 г. 16:14

Избранный президент США Дональд Трамп предложил отставному генерал-лейтенанту Майклу Флинну пост советника по вопросам национальной безопасности, передает агентство Ассошийэтед Пресс.

Ранее СМИ называли Флинна одним из кандидатов на пост главы Пентагона в кабинете Трампа.

Майкл Флинн возглавлял Разведывательное управление министерства обороны США (военная разведка) в 2012–2014 годах. С февраля 2016-го он работал советником президентской кампании Дональда Трампа. Флинн неоднократно заявлял о необходимости политической "сделки" между Вашингтоном и Москвой по Сирии.

Кандидатура генерала интересна еще и в связи с сюжетом декабря 2015 года: он оказался в московской гостинице "Метрополь" на приеме в честь 10-летия телеканала RT за одним столиком с президентом России Владимиром Путиным и главным редактором RT Маргаритой Симоньян. В Пентагоне тогда многие были крайне обескуражены.

Политолог Борис Межуев, между тем, настроен по поводу Флинна весьма оптимистично:

— Это очень отрадное для нас назначение. Действительно ожидаемое. И в списке "Нью-Йорк Таймс", по-моему, не было вариантов на этот пост: Флинн был единственным кандидатом.

Надо сказать, это отчасти объясняется тем, что он, согласно закону о службе, не мог занимать никакие другие должности: семь лет должно пройти после увольнения с военной службы, чтобы он мог занять позицию министра обороны и так далее. Тем не менее, это должность, которая не получает одобрения в Сенате, и в этом смысле тут проблем не возникает. Это тот самый случай, одна из немногих должностей, на которую президент назначает кандидата сам, без согласования с Сенатом.

Из всех, кто вообще есть в команде Трампа, Майкл Флинн в наибольшей степени ассоциируется с той пророссийской линией, которую Трамп подчеркивал на протяжении своей избирательной кампании. Он именно тот человек, который — это было известно еще до вступления в команду Трампа — считал, что политика Обамы неверная, политика ЦРУ и Госдепартамента неправильная, что не надо поддерживать никакую так называемую “умеренную оппозицию”, а надо договариваться с сирийской армией и с Россией для совместной борьбы против исламского терроризма.

Он считал слишком ориентированной на Турцию, позицию ЦРУ. Речь о том, что они тренируют фактически турецких наемников, называя их “умеренной оппозицией”, и, в конечном счете, это только дестабилизирует ситуацию и ничего хорошего не несет.

Он был в Москве, это известный факт, и здесь встречался, в том числе и с Путиным после своей отставки. И, собственно говоря, был тем самым человеком, который, как и военное руководство Пентагона — но он даже в большей степени, чем Мартин Демпси, председатель Комитета начальников штабов, который его поддерживал — считал, что надо двигаться к взаимопониманию с Асадом и с Россией для решения совместных проблем.

Очевидно, что это назначение - свидетельство принципиальной готовности Дональда Трампа идти именно в этом направлении. Трудно сказать, конечно, насколько это будет ориентировано на другие направления взаимодействия, в какой степени, скажем, это коснется вопросов Восточной Европы и Украины, в особенности.

Мне кажется, эти вещи будут взаимосвязаны. Очевидно, что Флинн назначен именно для этого. Уже не очень важно кто будет госсекретарь, хотя позиция госсекретаря важна. Потому что если этот пост займет человек с резко антииранской линией типа бывшего мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани, будет очень сложно решать вопросы борьбы с терроризмом, одновременно разрывая сделку с союзником Сирии на Ближнем Востоке.

Курс задан, и сейчас точно можно сказать, что Америка движется в ту сторону, которую Россия считает верной. Нам было бы важно, чтобы между Россией и США было подписано пакетное соглашение, касающееся вопросов расширения НАТО, Украины, Прибалтики, Арктики – в общем, всех линий взаимодействия. Мы бы хотели, чтобы новое руководство США не стеснялось таких реалистических терминов как "зона влияния", "сфера интересов". Необходима сделка, если использовать лексикон политического реализма, который стыдливо отбрасывался в сторону предыдущей администрацией США в угоду якобы демократическому сообществу, которое теперь переживает не лучшие времена.

Политический реализм позволит центрам военного и политического влияния – России, Китаю, США, и Ирану, в том числе – договариваться друг с другом. Обсуждая взаимные интересы, не допустить, чтобы под лозунгом демократии процветало потворство террористическим организациям и разного рода бандитским формированиям.

Поэтому я преисполнен оптимизма после этого назначения и надеюсь, что вслед за ним последует номинация на пост госсекретаря, умеренного, но жесткого реалиста, Ричарда Хааса, главы совета по внешней политике, либо других политиков такого толка, способных защитить американские национальные интересы. Но, тем не менее, все-таки с предзаданной позицией по отношению к России, Ирану и Китаю.