МОЛДАВИЯ И БОЛГАРИЯ ПОВОРАЧИВАЮТСЯ К МОСКВЕ

МОЛДАВИЯ И БОЛГАРИЯ ПОВОРАЧИВАЮТСЯ К МОСКВЕ

14 ноября 2016 г. 17:38

Страны Восточной Европы чувствуют общее настроение и вновь поворачивается к Москве лицом.

Президентом Молдавии по итогам подсчета 100% протоколов во втором туре голосования стал лидер Партии социалистов Игорь Додон. Борьба во втором туре развернулась между ним и единым кандидатом от правой оппозиции, главой партии "Действие и солидарность" Майей Санду.

Согласно предвыборной программе, на посту президента лидер социалистов, в частности, намерен восстановить стратегическое партнерство с Россией, вернуть молдавскую продукцию на российский рынок и нормализовать сотрудничество в энергетике.

Похожая ситуация наблюдается в Болгарии. Там на президентских выборах лидирует генерал Румен Радев, выступающий за отмену санкций против РФ. По мнению экспертов, его победа может изменить к лучшему отношения Москвы и Софии.

Итоги выборов в Молдавии и Болгарии свидетельствуют, что у России появятся новые союзники в Восточной Европе, говорится в статье, опубликованной в газете Wall Street Journal. По мнению западной прессы, вектор развития событий свидетельствует о разрастающихся трещинах в цементе Евросоюза, который помог переформировать Центральную и Восточную Европу после распада СССР.

Впрочем, директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов призывает не проводить между Молдавией и Болгарией прямых аналогий:

— Молдавия – это парламентская республика, где президент довольно номинальная фигура, которая ограничена в своих действиях и заявлениях. Все инициативы президент должен согласовывать с парламентом. Для хоть какой-то реальной власти президент должен обладать хотя бы простым большинством в парламенте, чего не было ни у одного кандидата нынешних выборов "на берегу".

Другое дело, Болгария, президент которой обладает определенной властью.

Чем похожи эти два события – они происходят на фоне всемирного послевкусия после победы Дональда Трампа в США. Те силы, которые ориентировались на Вашингтон, подпитывались из американских фондов, и которые привыкли побеждать при помощи определенных технологий, оказалась в тупике.

В данном случае оба кандидата, и в Молдавии, и в Болгарии, так или иначе, использовали пророссийскую риторику, хотя я бы не стал преувеличивать ее значение. Тем более, что каждое условно пророссийское заявление сопровождалось энным количеством допущений, из-за которых в будущем можно будет не выполнять ничего из сказанного. Все эти слова были нужны, чтобы привести избирателя на участки.

К примеру, Игорь Додон как-то невнятно говорил о том, что решит приднестровскую проблему, предоставив непризнанной республике особый статус. При этом он заявил о выводе оттуда российских войск. Конечно, подобные заявления пророссийскими не назовешь. И когда ему стали предъявлять претензии собственные сторонники, он это объяснил некоей предвыборной хитростью, что, естественно, ставит под сомнение и многие другие заявления вновь избранного уже президента.

Все 25 "постсоветских" лет главным камнем преткновения всегда было российское присутствие в регионе. Приднестровские власти протестовали против ухода России. Москва тоже не хотела уходить. Даже в самые тяжелые времена благодаря стойкости приднестровцев там сохранялось российское присутствие. Сегодня Россия в состоянии и возразить, и отстоять свою позицию. Сейчас не лучшее время, чтобы Приднестровье покидали российские миротворцы.

В Молдавии люди сознательно голосуя за Додона, голосовали за Россию. Им объяснили, что в этом случае Кишинев перезапустит диалог с Москвой. Но понятно, что президент Молдавии ничего не решает. Это – номинальная должность. На самом деле в стране установлен полицейско-олигархический режим под контролем местного олигарха Владимира Плахотнюка.

Молдавские политические силы договорились о том, что режим вернет прямые президентские выборы. И это изменение с формальной точки зрения было незаконным. Поскольку прямые президентские выборы после протестов минувшей весной были "проведены" через Конституционный суд. В то время как это надо было делать через парламентское большинство, а точнее – через всенародный референдум.

В общем, молдавский политический режим сохранил за собой лазейку, через которую можно объявить состоявшиеся прямые выборы президента незаконными и опротестовать их результаты.

Более того, я полагаю, что если бы не победа Дональда Трампа в США, результат выборов в Молдавии мог бы быть иным. Тому же Додону с его "пророссийской" риторикой не хватило бы тех же самых 5%, как не хватило Санду, бывшему министру образования, которая реализовывала прозападный сценарий.

Можно констатировать, что Молдавия остается пополам расколотой, и эти выборы лишний раз это зафиксировали. Вообще, медийно эта кампания в Молдавии была представлена как "борьба Запада и Востока", как плебисцит для избирателей по выбору вектора развития. Так это артикулировалось всеми участниками: используя выборы президента, Молдавии надо определить, к России или США она намерена идти дальше.

Но подобная история в Молдавии продолжается все 25 лет независимости. Она активно эксплуатирует эту игру, предоставляет свою территорию в качестве этакого поля битвы. И вектор все еще не выбран, потому что примерно равные части населения Молдавии хотят диаметрально противоположные вещи. Ситуация привела к тому, что Владимир Плахотнюк как был, так и остается хозяином положения, сохраняя свой контроль над Молдовой. Вот, собственно, кто главный победитель.

Я, несомненно, приветствую пророссийский тренд. Люди, которые в Молдавии голосовали за Додона, вполне искренне желают сближения с Россией. И таких людей немало. Но что делать со второй половиной, которая голосует с точностью да наоборот? – Вот в чем серьезная проблема.

Сохранение статус-кво, когда нет единства ни в обществе, ни в государстве, конечно, на руку дельцам типа Плахотнюка для того, чтобы продлить свое существование по "высасыванию крови" из маленькой и самой бедной страны в Европе.

Что касается Игоря Додона, то я надеюсь, что он постарается изменить общемолдавское правило и не станет “переобуваться” на ходу через месяц-два, как это обычно бывает с молдавскими политиками, что бы они ни говорили. Лично для меня лакмусовой бумажкой подобных процессов будет скорейшая отмена для российских экспертов и журналистов нелепых статусов “персона нон-грата” по надуманным обвинениям Службы информации и безопасности в угрозе национальной безопасности, в том числе и для меня лично.