ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА – СВЕРХ-ПОПУЛЯРНЫЙ ПРЕЗИДЕНТ НИКАРАГУА С МАРКСИСТСКИМ  ПРОШЛЫМ И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКИМ НАСТОЯЩИМ

ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА – СВЕРХ-ПОПУЛЯРНЫЙ ПРЕЗИДЕНТ НИКАРАГУА С МАРКСИСТСКИМ ПРОШЛЫМ И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКИМ НАСТОЯЩИМ

8 ноября 2016 г. 12:29

Действующий президент Никарагуа Даниэль Ортега от Сандинистского фронта национального освобождения победил на выборах главы государства.

Всеобщие выборы состоялись в Никарагуа в воскресенье, жители страны избирали нового президента, вице-президента, депутатов национального и Центральноамериканского парламента. На пост главы государства претендовало шесть кандидатов. Ортега даже по предварительным подсчетам получил более 70% голосов. Второе место занял известный в прошлом боец "контрас", противостоявших сандинистам в гражданской войне, Максимино Родригес (16,4% голосов). Как видим, разница в популярности у них говорящая сама за себя.

Наблюдатели подчеркивают высокую явку на минувших выборах. Некоторые избирательные участки продолжали работать и после официального закрытия, поскольку там скапливались очереди желающих проголосовать.

Впрочем, Соединенные Штаты уже выразили обеспокоенность никарагуанскими выборами, засомневавшись в справедливости их итогов. По мнению Госдепа, накануне голосования правительство Никарагуа ограничивало возможности оппозиционных кандидатов в президенты и работу местных наблюдателей.

"Решение правительства Никарагуа не приглашать независимых обозревателей на выборы еще больше ослабили их легитимность ", — отметили в Госдепартаменте, добавив, что продолжат свое "давление" на правительство этой страны для продвижения демократии.

Между тем, наблюдатели отмечают феномен Ортеги, который впервые стал президентом Никарагуа в 1985 году. Спустя 20 лет он вернул себе власть и не собирается выпускать её из рук. Интересно, что тогда, в 85-ом году, после поражения сандинистов Ортега выразил удовлетворение тем, что "сандинистская революция не стала механической копией советской или кубинской модели", а использовала "смешанную экономику и политический плюрализм для восстановления и развития страны, создания богатств с тем, чтобы в последствии их обобществить".

Хосе Даниэль Ортега Сааведра родился в небольшом никарагуанском городке Ла-Либертад. Его родители были типичными интеллигентами, за исключением того, что активно боролись за свои политические убеждения. Исторический факт: мать Даниэля, Лидию Сааведру посадили в тюрьму, найдя у женщины любовные письма, в которых содержались закодированные антиправительственные заявления.

Сам Даниэль "пошел в революцию" еще подростком – в пятнадцатилетнем возрасте. Вскоре после начала его работы на подполье последовал первый арест. Несмотря на это, юный революционер смог успешно окончить среднюю школу и поступить в престижный Центральноамериканский университет на факультет права.

В 1963 году Ортегу арестовали в Гватемале и депортировали в Никарагуа. Впрочем, за неимением твердых доказательств вины его быстро отпустили. В 1967 году его приговорили к тюремному заключению за ограбление местного отделения Bank of America. Ортега вышел на свободу спустя семь лет. Говорят, что в заключении он подвергался многочисленным пыткам, но сумел не потерять силы духа и написал цикл стихов. Получив свободу, Ортега уехал на Кубу, где прошел военную подготовку, а позже тайно возвратился на родину.

В течение последующих двух лет Ортега возглавлял вооруженную борьбу против режима, которая летом 1979-го завершилась успехом. Даниэль стал участником Правительственной Хунты Национальной Реконструкции и начал строить в Никарагуа социализм. Ему удалось получить существенную поддержку от СССР. Москва предоставила Манагуа военную технику и средства в размере ста двадцати пяти миллионов долларов.

Тут "проснулись" американцы. Рональд Рейган заявил, что правительства Никарагуа и Кубы несут ответственность за распространение марксистских идей во всей Латинской Америке. ЦРУ начало финансировать вооружение и обучение антиправительственно настроенных партизан.

Гражданская война продолжалась целых девять лет. В результате неё погибло более тридцати тысяч человек. Однако это не помешало провести в ноябре 1984-го года выборы, на которых с огромным отрывом (за него проголосовало шестьдесят семь процентов избирателей) победил Даниэль Ортега. Примечательно, что, по словам многих независимых международных наблюдателей, выборы 1984-го года были самыми демократичными и справедливыми за всю историю страны.

Однако вскоре правительство Ортеги столкнулось с существенными экономическими проблемами. Были свернуты многие социальные программы. Прекратилась поддержка от СССР. Народные симпатии к сандинистам стали быстро таять. Те бросили все силы на восстановление гражданского мира. И хотя сандинистам это удалось, на выборах 1990-го года Ортега уступил Виолетте Чаморо, кстати говоря, своему соратнику по революционной хунте. Многие тогда сочли, что своей победе Чаморро обязана поддержке со стороны американцев.

Как бы там ни было, на посту президента страны Чаморро провела либеральные экономические реформы, отменила обязательную военную службу и т. п. В общем, продемонстрировала политическую гибкость, в некотором смысле изменив взглядам молодости.

Кстати говоря, подобная метаморфоза произошла и с самим Ортегой, который к средине нулевых поменял свою ярко-выраженную марксистскую позицию на социал-демократическую, став заодно ярым католиком. Уже в ходе президентской кампании 2006 года Ортега вовсю приветствовал частную собственность и крупный капитал. В одном из своих выступлений он сказал, что "команданте Ортеги" больше не существует. Найдя ключ к сердцам избирателей, он стал тридцать третьим президентом страны.

Новый глава государства тут же взялся за борьбу с голодом, начал работать над улучшением здравоохранения и образования. И действительно, уровень бедности в Никарагуа несколько упал, а разница между социальными слоями немного сократилась.

Американцы по старой привычке нашли повод для критики: по их мнению, Ортега потворствовал наркомафии. На это обвинение Даниэль отвечал, что ему просто не хватает денег для эффективной борьбы с криминалом и просил у конгресса США кредит на эти цели.

Ортега, конечно, дразнил американцев. Вскоре после инаугурации он нанес официальный визит тогдашнему главе Ирана, Махмуду Ахмадинежаду. В ходе визита президент Никарагуа отметил, что революции в Иране и его родной стране похожи, ведь обе направлены на восстановление справедливости, свободы и на борьбу против империализма.

Кроме того, Даниэль Ортега в 2008-м году признал независимость Южной Осетии и Абхазии. Множество раз он открыто заявлял о том, что симпатизирует колумбийским мятежникам. Кроме того, Ортега был одним из немногих, кто высказался в защиту Муаммара Каддафи.

В общем, взгляды и убеждения Даниэля Ортеги весьма неоднозначны. И это позволяет говорить о нем как о политике, использующим весь доступный идеологический инструментарий во имя интересов нации и государства. Определенно одно: Ортега уже не "твердолобый" марксист, каким был прежде, уже не романтик "чегеваровского" типа, каким мы его можем увидеть в фотохронике 80-х.

Его триумф на минувших президентских выборах ни в коем случае нельзя расценивать как очередной “левый ход” Никарагуа, противоречащее идущему сейчас "правому повороту" всей Латинской Америки. Наоборот, победа Ортеги может быть интерпретирована как раз в "правом" ключе. Возможно, он и продолжает время от времени использовать "левую" риторику, но вряд ли рассматривает Кубу в качестве образца для подражания. Интересно, что из политической целесообразности Ортега сотрудничает со всеми силами, способными принести, по его мнению, пользу стране – включая бывших соратников Сомосы, на которых когда-то с ненавистью смотрел через прицел винтовки.

Маргатет Тетчер приписывают такую фразу: "Проблема социализма в том, что у вас рано или поздно кончаются чужие деньги". Социалист Ортега, набив шишки в политической борьбе, сохранил любовь народных масс, сконцентрировавшись на решении экономических проблем, оставив "огню революции" место только в зажигательных речах и дипломатических демаршах.