РОССИЙСКАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА: МЯГКАЯ СИЛА НА ТВЁРДОЙ ОСНОВЕ

РОССИЙСКАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА: МЯГКАЯ СИЛА НА ТВЁРДОЙ ОСНОВЕ

14 октября 2016 г. 18:26
Дума 7 созыва ратифицировала соглашение о бессрочном базировании российского военного контингента в Сирии. Директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов размышляет о возможности и необходимости возвращения российских военные баз. На неделе нижняя палата Федерального Собрания РФ единогласно ратифицировала межправительственное соглашение между Россией и Сирийской республикой о дислоцировании военной базы Российской армии на территории Сирии. Речь идет не только о базе российских ВКС, но и о развертывании полноценной военно-морской базы на сирийском побережье Средиземного моря. Кроме того, Россия рассматривает возможность возвращения на свои исторические военные базы на Кубе и во Вьетнаме, заявили в Министерстве обороны РФ. При этом, не исключив создания сети военных баз по всему миру. Многие эксперты заговорили о возврате к временам холодной войны, когда подобная практика была в порядке вещей. Стоит отметить все-таки существенную разницу. Сегодня речь идет об обеспечении суверенитета и безопасности России, и никто ввязываться в конфликты, сопровождаемые к тому же изнурительной гонкой вооружений, не собирается. Более того, успешно проведя военную, а параллельно и политическую реформу 2012-2015 гг., наша страна обеспечила нам боле- менее жесткий каркас безопасного развития. Конечно, скептики не перестают подсчитывать издержки, как всегда забывая посчитать потенциальные убытки от отказа от такой суверенной политики, при том игнорируя прибыли от нового имиджа России. Имиджа страны, которая: а) активно участвующая в формировании международной повестки; б) которая не бросает союзников, даже под санкционным давлением; в) которая способна к активному адаптивному развития, используя энергию противника, как мастер айкидо. Конечно, нам бы критически не хотелось такого поворота событий, когда нас рисуют чёрными красками в глобальных СМИ и создают препятствия продвижения нашей позиции на международном уровне. И здесь как раз и наступает необходимость и возможность вслед за демонстрацией силы брутальной, наконец, перейти и к использованию так называемой "мягкой силы", что и делается. Именно сегодня российские информационные, медийные и социо-культурные каналы передачи нюансов нашей позиции крайне болезненно воспринимаются оппонентами. Потому как в комплексе с демонстрацией реальной силы и внутриполитическим консенсусом эти элементы нашей "мягкой силы" или пропаганды стали крайне действенны и форматируют общественное мнение других стран явно не пользу современных западных (читай американских) стратегов.К сожалению, от времён холодной войны прошлого века, сегодняшнюю ситуации отличает крайне низкий уровень экспертизы наших оппонентов. Тот корпус советологов, который подробно и внимательно изучал все аспекты российской жизни и формировал точное знание у людей принимающих решения, был распущен в связи с окончанием (или "победой", как посчитали на Западе в той холодной войне, ошибочно приняв за победу полуроспуск СССР и депрессию 90-х годов). К сожалению потому, что имея точное знание о нас, вряд ли бы кто вёл себя подобным образом, только усиливая нашу страну и внутренне и внешне. Конечно, сейчас снова появились специалисты по России и в США, и в Европе, но явно без былой методологической глубины и формирующие свое экспертное мнение в основном на основе материалов из интернета. Причем, делая основной акцент на публикациях заказного характера, которые из их же фондов через их же агентов оплачены в СМИ и социальных сетях. То есть, зачастую выдавая желаемое за действительное, что в свою очередь привело к ряду методологических ошибок уже на уровне реализации международной политики.Конечно, это понимают и наши западные партнеры. Скорее всего, в ближайшее время они составят новый план действий. И возможно уже со следующего года эти новые планы начнут реализовываться. Наверное, к 2018 году появятся и первые результаты нормализации отношений по оси РФ − Коллективный Запад.Этому должны способствовать позитивные изменения Российской внутренней политики, а как следствие и изменения внешнеполитического курса, проводимого и Кремлём и, том числе, обновлённым российским парламентом, на основе общественной дискуссии и экспертных оценок.А пока Россия продолжает сосредотачиваться перед прорывом, который подкрепляется не только силой, но и потенциалом. Такое вот политическое айкидо.