ВЫБОРЫ ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛИ ЗРЕЛОСТЬ ИЗБИРАТЕЛЕЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

ВЫБОРЫ ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛИ ЗРЕЛОСТЬ ИЗБИРАТЕЛЕЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

19 сентября 2016 г. 14:54

Единая Россия”, КПРФ, ЛДПР, “Справедливая Россия” - эти партии проходят в новую Думу согласно результатам голосования по партийным спискам, к ним добавятся одномандатники от этих же партий, а также по одному человеку от партий “Родина”, “Гражданская платформа”, Партия Роста и один самвыдвиженец, которые выиграли выборы по одномандатным округам.

Неожиданностей не случилось, не набравшие и 3% все остальные партии, в том числе “Яблоко” и ПАРНАС, кажется, смирились с поражением, понимая, что винить в нем можно только себя. Глава Политической экспертной группы Константин Калачев обращает внимание на сознательное отношение россиян к выборам, которое проявилось в том числе в среднеевропейском уровне явки, а также на интересные последствия тесных результатов КПРФ и ЛДПР:

— Люди говорят, что они против монополизации политической системы, они понимают системообразующую роль ведущей партии, но должны быть политики и партии, которые не дают власти заснуть. Как показали выборы, к примеру, в Ульяновской области губернатор Морозов побеждает – вполне ожидаемо, но по округу побеждает человек, который был конкурентом на выборах губернаторских, господин Куринный от КПРФ. Баланс: одному дают завершить начатое, второй нужен как человек, который будет пинать первого.

Избиратель мудрый, и мотивации к голосованию вполне рациональные, многие думают, что люди голосуют сердцем, нет, они голосуют головой.

При этом традиции организации выборов у нас многообразные, где-то, как в Кемерово — выборы-праздник, люди идут себя показать, других посмотреть, где-то бесплатные билеты в кино. Где-то выборы проходят спокойно и скучно: буфет так себе, музыка не играла, шариков не было. Я очень рад, что господин Собянин и иже с ним сэкономили на организации выборов в Москве, потому что при Лужкове размах был слишком большим.

Есть европейское поведение, а есть поведение советское, есть “иду на выборы как на праздник”, а есть “иду голосовать”. В Москве выборы прошли вполне по-европейски. Та явка, которую мы видим, соответствует европейской. Хотя все сокрушаются, но спросите их, а как они относятся к административной мобилизации? К принуждению голосовать? Я помню времена, когда создавали списки бюджетников, их обзванивали, загоняли, к счастью, мы отошли от этих практик, а партийно-политическая мобилизация немного другая вещь.

Выборы – дело добровольное. Снижение явки меня радует, потому что это говорит о честности, открытости и прозрачности. Если бы явка росла, а не падала, я бы в таком случае сказал, что, наверное, слова “конкурентность, открытость, легитимность” остались словами. Но “процентомания” кончилась, могу сказать, как человек, общавшийся с мэрами, губернаторами, никаких разнарядок больше нет, ни по явке, ни по процентам, которые кто-то хотел бы увидеть у той или иной партии. Выборы прошли естественным путем. И нынешняя явка под 50% показывает зрелость и наших избирателей, и нашей политической системы.

То, что молодежь не проявляет большого интереса (к выборам), это вполне естественно. Люди среднего и старшего возраста голосуют лучше, это правда. Для молодежи ЕР проводила мероприятия из серии “голосуй и танцуй”, но вас порадует, если человек пойдет на выборы только для того, чтобы получить билет на концерт какой-то группы? То есть это заманивание билетами, концертами и так далее, это не совсем эффективная практика - люди идут выбирать будущее, а не получить билет на концерт.

Если говорить о близких результатах КПРФ и ЛДПР: Жириновский воспринимается как мощный лидер, “отец русской демократии”, образец настоящего патриота, честный, принципиальный, смелый. А самое главное — то, что он говорил 10 лет назад, стало мейнстримом. Фактически, отказавшись от излишней скандальности, эпатажности, ЛДПР не потеряла, но приобрела. Она стала консервативной, центристской русской партией патриотического толка, за которую голосуют преимущественно мужчины, особенно на Дальнем Востоке.

Если Жириновский воспринимается до сих пор как фигура актуальная, то Зюганов растерял свой авторитет. Проблема КПРФ упирается в проблему вождя, партия не готова к самообновлению. Коммунисты продолжают эксплуатировать свои идеологемы, как и раньше играют на патриотизме, но сейчас все патриоты, а поклонников коммунистических идей не так много. Проблема ЛДПР в том, кто станет преемником Жириновского, но она сейчас не стоит — это проблема будущего. Партия технологична, формулирует месседжи, понятные людям. ЛДПР — нишевая партия, которая хорошо знает свою аудиторию и прекрасно с ней работает.

КПРФ тоже имеет свою нишу, но набирала голоса за счет протестного голосования: многие отдавали свои голоса просто по принципу “лишь бы не за партию власти”. В этот раз такой тенденции не было: “давайте, мы назло всем проголосуем за КПРФ”. Партия получила свой ядерный электорат — и не больше того. Сердитые горожане за КПРФ не голосовали: они вообще ни за кого не голосовали, а остались дома или поехали на дачу.

И, как мне кажется, успех “Коммунистов России”, в частности, — это не только совпадение названий, но и демонстрация запроса на других коммунистов, не “зюгановцев”. На коммунистов, но более современных, более мобильных и не привязанных к вождю.