НЕСИСТЕМНЫЕ ПАРТИИ ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛИ "ИСКУССТВО" ХОРОНИТЬ ШАНСЫ НА УСПЕХ

НЕСИСТЕМНЫЕ ПАРТИИ ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛИ "ИСКУССТВО" ХОРОНИТЬ ШАНСЫ НА УСПЕХ

12 сентября 2016 г. 18:08

В последние дни подготовки к выборам сразу несколько политических событий обратили на себя пристальное внимание общественности. Как стало известно, 10 сентября "Гражданская платформа" отозвала из Верховного суда (ВС) иск против ПАРНАС. Ранее партийцы обвиняли своих оппонентов в экстремистских высказываниях, но в последний момент решили изменить стратегию. Впрочем, как заявили в "Гражданской платформе", в скором времени будет подан новый иск, но уже для привлечения лидеров ПАРНАСа к уголовной ответственности.

Между тем, к лидерам "Яблока", ПАРНАСа и "Открытой России" обратился известный оппозиционер Алексей Навальный. Он предложил партиям снять ряд своих кандидатов в Москве по одномандатным округам в пользу других претендентов. Расклад, предложенный Навальным, таков: "яблочник" Сергей Митрохин уступает место "парнасовцу" и соратнику самого Навального Николаю Ляскину, Мария Баронова от "Открытой России" – согласованному между "Яблоком" и ПАРНАСом Андрею Зубову. Также предлагается расчистить от излишней конкуренции еще три округа Москвы. В партиях это заявление восприняли по-разному.

В это же время сложности возникли у самого "Яблока". В партии ожидают якобы усиления очернительной кампании. Вдобавок, как сообщает ряд СМИ, в Подмосковье распалась коалиция, сформированная "Яблоком" и Партией Роста Бориса Титова.

Все эти события прокомментировал глава "Политической экспертной группы" Константин Калачев. "Политаналитика" публикует эксклюзивное интервью с экспертом:

Политаналитика: Чем можно объяснить резкую перемену в настроениях и намерениях "Гражданской платформы", которая довольно внезапно отозвала из Верховного суда иск о снятии ПАРНАС с думских выборов?

К. Калачев: Здравый смысл возобладал, политическая конкуренция в безопасности. Подача иска против ПАРНАСа была связана и с желанием попасть в СМИ, и с желанием еще раз засвидетельствовать свое верноподданичество.

Однако, резкая реакция Памфиловой, которая завила, что не видит оснований для снятия ПАРНАСа с выборов, и какие-то кулуарные консультации с лидерами "Гражданской платформы" привели к тому, что волки оказались сыты, а овцы остались целы. То есть, понятно, что снятие ПАРНАСа по иску "Гражданской платформы" вряд ли бы добавило очков самой "Гражданской платформе": они получили бы цитируемость, но это та слава, которая вряд ли конвертируется в голоса. Но дело даже не в этом.

Дело в том, что подобное решение не способствовало бы легитимации результата. Оно могло быть не понято частью общества. Подобное решение могло быть подарком для "Яблока", которое, вероятно, получило бы на этом дополнительные бонусы и преференции.

В принципе, само заявление о том, что ПАРНАС выступает с экстремистских позиций, требовало серьезной доказательной базы. Очевидно, что разные лингвисты ответили бы на вопрос по поводу наличия или отсутствия признаков разжигания чего бы то ни было по-разному.

Мне кажется, что не так важно, что именно повлияло на решение "Гражданской платформы" отозвать иск. Важно, что сам факт состоялся и никто не сможет упрекнуть российские выборы в том, что они не являются конкурентными, открытыми, чистыми, а результат – легитимным.

ПА: Поскольку речь у нас идет о малых партиях и несистемной оппозиции, любопытно было бы разобрать предложение Навального об объединенных кандидатах к "Яблоку", ПАРНАСу и "Открытой России".

К.К.: Каждое заявление Навального или Ходорковского делается с целью поддержания интереса к себе самому. В первую очередь, Навальный, как человек, который считает, что с оппозиционными силами нужно договариваться, попытался быть в центре внимания на финише кампании. Но маленькая проблема – гладко было на бумаге, но забыли про овраги. Во-первых, это заявление выглядит запоздавшим, во-вторых, тут надо решать – либо праймериз, либо соцопросы. И что касается соцопросов как инструмента выяснения, кто под кого должен сниматься: с учетом примерного разных весовых категорий оппозиционных партий, с учетом недостаточной узнаваемости, низких электоральных рейтингов принимать решение, у кого шансов больше, у кого шансов меньше, весьма затруднительно.

Более того, возникает вопрос: а судьи кто? Если это социологи Навального, то он, таким образом, повышает реструктуризацию, получает универсальный инструмент, которые резко увеличивает его роль и влияние. И что касается "социологов Навального", есть одна проблема. Их деятельность непрозрачна и закрыта. Априори считать, что люди, связанные с Навальным, могут с точностью до процента определить шансы каждого кандидата абсолютно объективно, беспристрастно и с максимальной научной достоверностью, было бы просто странно. Мне кажется, даже среди оппозиции не так много людей, которые во все это поверят.

Навальному нужно было быть в центре внимания, его интересуют результаты кандидатов, которые с ним работали, таких как Ляскин. Была история с Ляскиным, которому, по мнению Навального, кандидат от "Яблока" – там, если не ошибаюсь, Митрохин, должен уступить дорогу. Не стал бы говорить, что шансы Ляскина выше шансов Митрохина. Правильнее было бы сказать, что ни у Ляскина, ни у Митрохина шансов нет вообще. В этом округе скорее всего победит Иван Тетерин, генерал МЧС.

Тогда возникает вопрос: отчего этот сыр-бор? Все эти предложения по поводу взаимных снятий показывают не только несовершенство методологии: кто и как проводит опросы, каким образом эти шансы определяются. Вся беда еще и в том, что ноль, умноженный на ноль, все равно дает ноль. Профессор Зубов или Мария Баронова, или те же Ляскин и Митрохин – не имеет никакого значения, потому что победят другие люди. В этом смысле было бы честнее всем кандидатам дойти до конца и определить вес и роль каждого, устроить разбор полетов после. В любом случае, места в Государственной думе достанутся другим людям. А тут хотя бы будет повод говорить, например, о том, что штаб Ляскина работал лучше, чем штаб Митрохина, или наоборот.

ПА: Что касается не столь радикальных оппозиционных сил – судя по всему, распадается коалиция партии "Яблоко" и Партии Роста. Жалобы "яблочников" на разного рода притеснения дошли до ЦИК. Как бы вы охарактеризовали ситуацию вокруг этой партии?

К.К.: Знаю только одно: "Яблоко" мощно финишировать не смогло. В том числе и потому, что правила, которые установило руководство партии, абсолютно непонятны и непрозрачны. Простой пример – переговоры "Яблока" и Партии Роста на выборах в Московскую областную думу о снятии кандидата. Борис Надеждин вел переговоры с "Яблоком" и бодро рапортовал о том, что есть подвижки. В последний момент "Яблоко" отказывается от всех договоренностей, и все остаются на своих местах. То есть, с одной стороны, "Яблоко" говорит о том, что нужно договариваться, с другой — демонстрирует неспособность договариваться не только по отношению к ПАРНАСу, но и к Партии Роста, и не только в отношении выборов в Госдуму, а и в отношении областных выборов тоже.

Второй пример по поводу двойных стандартов: выдвижение кандидата-двойника против выдвинутого кандидата от "Единой России" в Ханты-Мансийском автономном округе. То есть, "Яблоко" в интересах третьих сил выдвигает двойника против проходного кандидата "Единой России". Раньше на такие вещи решались только партии из лаборатории Андрея Богданова, сейчас выясняется, что "Яблоко" тоже готово пускаться во все тяжкие. Интересуюсь у Слабуновой — как так? Мне объясняют, что региональные отделения "Яблока" автономны и имеют возможность принимать самостоятельные решения. То есть, одно с другим не стыкуется: с одной стороны, заявление Бориса Надеждина о том, что региональное отделение "Яблока" в Подмосковье прекратило переговоры решением федерального руководства этой партии. С другой стороны, в случае с явно коммерческим выдвижением двойника в ХМАО руководство партии разводит руками и говорит, что "у нас полная демократия и все решения принимаются самостоятельно". Совершенно явная нестыковочка прослеживается.

Ну и, на мой взгляд, понятно, что есть те, кто пошел на эти выборы с "Яблоком" вынужденно, кто не очень доволен. Но, в конце концов, политика — это искусство возможного и на это можно было бы закрыть глаза, если бы "Яблоко" действительно по ходу кампании реализовало бы то, что декларировало изначально: а именно, что это широкая платформа для объединения всех демократических оппозиционных сил и, в общем, "давайте договариваться". А к финишу кампании "Яблоко" опять демонстрирует явную склонность не договариваться ни о чем, а во всех их роликах главный герой прежний — Григорий Алексеевич Явлинский. То есть, вместо выдвижения в качестве хедлайнеров, фронтменов людей, которые символизировали бы новые подходы "Яблока", его обновление, извлечение опыта из прежних ошибок, по сути дела продолжается старая история, когда "Яблоко" в итоге оказывается "Партией любителей Явлинского" — и ничего более.