ТЕЛЕДЕБАТЫ ЕЩЕ НЕ ПОЛНОСТЬЮ ВОШЛИ В РОССИЙСКУЮ ПОЛИТИЧЕСКУЮ КУЛЬТУРУ

ТЕЛЕДЕБАТЫ ЕЩЕ НЕ ПОЛНОСТЬЮ ВОШЛИ В РОССИЙСКУЮ ПОЛИТИЧЕСКУЮ КУЛЬТУРУ

6 сентября 2016 г. 17:39

Телевизионные дебаты кандидатов в депутаты Госдумы не слишком интересны избирателям. По данным опроса, который провел “Левада-центр”, дебаты смотрели лишь 33% опрошенных, у ФОМа эта цифра еще меньше – всего 21%. Еще пять лет назад внимание к открытым дискуссиям кандидатов было значительно выше. Более того, примерно треть опрошенных считают дебаты бесполезным политическим шоу. Впрочем, пользу в открытых дискуссиях кандидатов видят более половины респондентов. И все же результаты исследований говорят о том, что влияние теледебатов на ход предвыборной кампании переоценивать не стоит. С другой стороны, для многих партий – в основном, непарламентской оппозиции – это шанс не только максимально широко представить свою программу, но и выступить с критикой властей на центральных каналах.

Дебаты для участников предвыборной гонки с февраля этого года стали обязательным элементом ведения кампании. Инициаторы законопроекта были уверены, что это нововведение повысит конкуренцию, особенно на думском голосовании, и позволит говорить о соблюдении демократических стандартов.

Пока телевизионные дебаты не стали полноценной частью предвыборных кампаний. Фактически сейчас мы видим первый опыт обязательных публичных выступлений кандидатов. Но даже он позитивен, считает профессор НИУ ВШЭ, эксперт по политтехнологиям Олег Матвейчев.

Политаналитика” продолжает публиковать ежедневные интервью с ведущими политологами и экспертами о ходе подготовки к выборам:

— Насколько велика, по-вашему, в нынешней избирательной кампании роль телевидение в целом? И какие каналы наиболее предпочтительны для избирателя, как средство агитации, федеральные или местные?

— Оценивать роль телевидения, если мы говорит про федеральные каналы, трудно. Понятно, что все больше ширится просторы Интернета, огромное количество людей вообще не включает телевизор и узнает все новости из сети. С одной стороны, можно видеть, что Интернет сейчас ТВ потеснил, но, тем не менее, если говорить о федеральных каналах, они все равно смотрибельны, их доля очень большая, и для федеральных партий это исключительная возможность доносить избирателю свое мнение.

Если говорить про региональные каналы, то их доля довольна низка. Дело в том, что практически везде рейтинги федеральных каналов на территориях выше региональных, то есть, грубо говоря, в прайм-тайм люди предпочитают смотреть “Вести”, программу “Время” и другие программы федеральных каналов, нежели свои региональные. Федеральные каналы сделаны профессионально, у них сетка лучше сверстана, у них есть телесериалы, которые идут встык к новостям. Местное ТВ играет малозначительную роль. И для федеральных партий они далеки, раздроблены. Конечно, местные штабы партий пытаются что-то разместить, кто-то этим пользуются, кто-то нет. Это уже в зависимости от эффективности работы штабов. Но особенно малые партии не покупают время на региональных каналах.

Так что роль телевидения все равно большая, несмотря на то, что Интернет его теснит.

– Почему, по данным опросов дебаты так мало востребованы избирателем – зрителем?

– Если говорить о дебатах как о части политической культуры, то в России это только зарождающаяся вещь. В Америке, например, у предвыборных дебатов разных уровней огромная роль, центральная роль в американском избирательном шоу, там все их ждут, готовятся. Это батл, столкновение кандидатов.

У нас долгое время отношение к дебатам было очень пренебрежительное, избиратели считали, что на дебатах выигрывает тот, у кого лучше подвешен язык. Но они совершенно не отражают массу других достоинств кандидата, которые могут на дебатах не выражаться. Скажем, его биография, героическая, поступки, возможности человека, умения.

Если говорить про 2000-ые годы, партия ЕР принципиально отказывалась от дебатов, под лозунгом “о чем нам говорить с теми, кто ничего не делает”. Фактически подобные дебаты ставили партию в заранее проигрышную позицию, потому что соревноваться приходилось с популистами. И кандидаты или члены ЕР говорили, что все равно мы популистов не переспорим, мы не имеем возможности столько обещать, сколько обещают они, и столько критиковать, как критикуют они, и зачем тогда нам с ними соревноваться.

С 2012 года возникла установка в партии, что все партийные деятели должны тренироваться и участвовать в дебатах вообще и в теледебатах в частности. То есть, и на праймериз, и на выборах любого уровня это стало обязательной частью программы. И сейчас дебаты вводятся в политическую культуру. По сути дела, мы видим только “первый блин”. Комом он или не комом, говорить трудно, что-то дебаты дают, какое-то внимание привлекают, часть избирателей на них ориентируется, смотрит.

Но стать центральным пунктом на этих выборах дебаты заведомо, по определению, не могли. При этом кандидаты от ЕР стали выходить на дебаты, потому что партия осознала для себя, что качество публичного политика тоже очень важно. Важно не только то, что ты сумел сделать, не только другие заслуги, управленческие и другие навыки, но и навыки публичного политика, навыки умения говорить с людьми. И это умение не нужно отдавать только оппозиционным партиям. Получается, что они захватывают эфир умением говорить, а единороссы отмалчиваются, это неправильно.

И вот они сейчас активно выходят, где-то защищаются, где-то нападают. Думаю, что жанр теледебатов расцветет в следующем политическом сезоне. Через пять лет, если нынешние правила сохранятся. Сейчас только первый раз по-настоящему дебаты ввели в практику.

– Тем не менее, в нынешнем электоральном цикле, когда телевидение оказалось полностью открытым для всех и ЕР не уклоняется от дискуссии, все равно есть недовольные. ПАРНАС заявляет, что против них началась информационная атака на госканалах. При этом ПАРНАС не ограничивают в доступе к эфиру. Как избежать подобной критики?

– Цели участия ПАРНАСа в выборах состоят не в том, чтобы выиграть или получить хоть какой-нибудь достойный процент. Цель ПАРНАСа на этих выборах — это дискредитация самих выборов. Они вообще не собираются побеждать. Они в любом случае будут критиковать. Будут они на телеканалах или не будут — им уже заранее поставлена такая цель и оценка их деятельности, их участия в выборах их кураторами и финансистами, состоит в том, насколько скандально они провели кампанию, и какой им удалось внести вклад в дискредитацию выборов, выборной системы и власти в России как таковой.

Если другие партии соревнуются за голоса, то эти соревнуются за то, чтобы всю избирательную систему дискредитировать, делегитимизировать. Поэтому они столь активны и изощренны в этой критике. И пытаться перед ними плясать, как-то им угождать, говорить, что мы сейчас что-то изменим или что-то сделаем для того, чтобы не критиковали — это заведомо невозможная ситуация.

Нужно вести политические дискуссии с теми силами, у которых одинаковые цели с остальными. А именно, в данном случае — это завоевание симпатий избирателя. Вот с этими силами можно и говорить, и нужно выслушивать их мнения, и реагировать на их критику, потому что они внутри данного правового поля и внутри одних правил игры внутри системы. А несистемная позиция на то и несистемная, что она собирается разрушать систему. И любые угождения им их только больше будут раззадоривать.