РУНЕТ НЕ СТРАДАЕТ ОТ ЦЕНЗУРЫ СО СТОРОНЫ КРЕМЛЯ – НО НАСТРОЕНИЯ В СЕТИ ТРЕВОЖНЫЕ

РУНЕТ НЕ СТРАДАЕТ ОТ ЦЕНЗУРЫ СО СТОРОНЫ КРЕМЛЯ – НО НАСТРОЕНИЯ В СЕТИ ТРЕВОЖНЫЕ

5 сентября 2016 г. 17:05
Российский интернет более свободен, чем западный. Такое мнение высказал первый замглавы администрации президента (АП) Вячеслав Володин в ходе своего визита в Тамбов. Отвечая на вопрос журналистов о том, стоит ли ввести регистрацию пользователей в соцсетях по паспорту, чиновник ответил, что не видит смысла в ужесточении регулирования веб-пространства. По его словам, Россия, в отличие от целого ряда стран, пошла по пути саморегулирования интернета и весьма в этом преуспела. Действующих норм, уверен Володин, вполне достаточно; кроме того, существует запрет на распространение информации о наркотиках, суициде и экстремизме, который был нормально воспринят обществом.В экспертном совете при правительстве со словами чиновника не согласились, заявив, что по части "свободы интернета везде все одинаково". В свою очередь интернет-эксперт Илья Переседов в интервью "Политаналитике" не только привел примеры в пользу сравнения Вячеслава Володина, но и рассказал о "подводных камнях", которые могут сказаться на работе отрасли: — Слова Володина о том, что интернет в России не контролируется настолько сильно, насколько мог бы, абсолютно справедливы, если учесть, что они касаются весьма определенной сферы деятельности сети. Речь идет о попытках федеральных чиновников ввести какую бы то ни было политическую цензуру. Вот политической цензуры со стороны федерального центра в российском интернете нет. И об этом можно говорить определенно и четко.Но дальше встает вопрос о функционировании интернета как инфраструктуры и как некой технологической среды. И вот здесь все далеко не так радужно. Потому что у нас сегодня принят ряд законов, которые ставят под вопрос свободу распространения и себестоимости интернета. Я говорю в первую очередь о так называемом "пакете Яровой". Он пока еще не вступил в силу, поэтому нельзя говорить, что что-то произошло. Но мы, скажем так, на пороге больших свершений, которые могут и затруднить работу интернета в том виде, в котором он существует сегодня, увеличить его себестоимость и поставить под вопрос окупаемость целых секторов интернет-экономики.Поэтому слова Володина справедливы, но ощущения внутри отрасли достаточно тревожные.Кроме того, помимо федеральных крупных чиновников, которые действительно ведут себя сейчас вполне прилично и пытаются договариваться со СМИ, работать с собственным имиджем и не стремятся кого-то жестко "прессовать", есть еще власти региональные. И вот там все далеко не так радужно, как хотелось бы. Потому что целый ряд законов в России – в первую очередь закон "Об экстремизме", к которому сейчас добавился закон "Об исторической правде" – открывают простор для широких трактовок. И власти на местах этим с успехом пользуются. Поэтому тут остается надеяться, что с той же решительностью и мудростью, с которыми Володин пытается вразумлять региональных чиновников в вопросах ЖКХ и решении каких-то правительственных проблем, он подойдет и к тому, чтобы разговаривать с ними относительно разумного использования законов, имеющих отношение к интернету. То есть не тех законов, которые напрямую интернету посвящены, но тех, в сферу действия которых интернет попадает. Здесь у нас на местах еще встречается серьезный прессинг.Что касается сравнения степени свободы рунета с интернетом Европы и США, о чем также говорил Володин, то в двух словах оценить эту категорию просто невозможно. Потому что в Америке и в Европе совершенно разные системы законодательства и правоприменительной практики, это во-первых. А во-вторых, внутри самой же Америки в разных штатах соответствующие нормы также разнятся. За что-то у них можно поплатиться жестче, чем у нас, за что-то, наоборот, вообще невозможно. Какие-то вещи обсуждаются и реализуются наравне с нашими, но внутри их системы уравновешиваются какими-то встречными инициативами, которые у нас отсутствуют. Поэтому в определенных рамках предвыборных политических рассуждений такое сравнение может быть справедливо.