БРИТАНСКИЙ ИСТЕБЛИШМЕНТ РАЗДЕЛИЛСЯ НА СТОРОННИКОВ И ПРОТИВНИКОВ ДИАЛОГА С РОССИЕЙ

БРИТАНСКИЙ ИСТЕБЛИШМЕНТ РАЗДЕЛИЛСЯ НА СТОРОННИКОВ И ПРОТИВНИКОВ ДИАЛОГА С РОССИЕЙ

5 сентября 2016 г. 15:35

В Москве надеются, что России и Великобритании удастся вывести двусторонние отношения на более высокий уровень и в политической, и в экономической сфере. Об этом заявил Владимир Путин в ходе первой личной встречи с новым премьером Соединенного Королевства Терезой Мэй. Переговоры прошли на полях саммита G20 в Китае. Британская сторона также подтвердила готовность к диалогу, несмотря на существующие разногласия по многим вопросам.

Как отметил по итогам встречи пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, в процессе разговора упоминались тематика авиационной безопасности и другие темы, представляющие для государств взаимный интерес. Однако в целом, по словам Пескова, в Британии с приходом нового руководства еще не сформировалась "однозначная политическая воля на безальтернативность возобновления диалога в самых различных областях с нашей страной". И хотя в целом беседа двух лидеров носила конструктивный характер, говорить о начале потепления отношений между Лондоном и Москвой еще рано. Такую точку зрения высказала и руководитель Центра Британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева в эксклюзивном интервью "Политаналитике":

— Позитивно само по себе то, что Мэй по своей инициативе позвонила Путину и они констатировали неудовлетворительное состояние российско-британских отношений. В качестве первого шага договорились о том, что двум странам необходимо сотрудничать в области авиационной безопасности, и именно в контексте борьбы с терроризмом, что особенно важно подчеркнуть.

Второй очень благоприятный момент – Её Королевское Высочество Принцесса Анна во главе делегации из 100 человек в конце августа участвовала в торжествах по случаю празднования 75-й годовщины прибытия союзных конвоев "Дервиш" в Архангельске. Можно сказать, что это была ознакомительная встреча, будем надеяться на улучшение двусторонних соглашений.

На сайте института (Института Европы РАН - прим. ред.) я опубликовала статью по поводу российско-британских отношений, которые в последние время переживают взлеты и падения. Когда консерваторы и Дэвид Кэмерон (экс-премьер Великобритании – прим. ред.) возглавили коалиционное правительство в 2010 году, появились надежды на улучшение отношений, и, несмотря на противодействие части британского истеблишмента, осенью 2011 года состоялся визит Кэмерона в Москву. Однако торгово-экономические отношения не были, в принципе, поддержаны политической конъюнктурой.

Резкое ухудшение двусторонних отношений наступило в 2014 году в связи с украинским кризисом, и тогда же британцы начали сворачивать сотрудничество в торгово-экономической отрасли. Оно не прекращалось, но сократилось. Так что обеим сторонам теперь есть, о чем говорить – это и мировые проблемы, и сотрудничество по поводу иранского ядерного досье, и по Афганистану. Но пока говорить о том, что началось потепление, все-таки рано.

Есть известная цитата, что у Британии нет вечных друзей и постоянных врагов – Британия преследует свои интересы. Им необходимо сотрудничество с Россией и по Ирану, и по Сирии. Несмотря на антироссийскую риторику, у Великобритании существуют крупные национальные интересы в контексте взаимодействия с нашей страной. И надо внимательно следить за дальнейшими действиями британского правительства. И Кэмерон, и Мэй внесли в парламент законопроект о модернизации британских ядерных вооружений, и Мэй указала Россию и Северную Корею в одном ряду угроз Британии.

Но в целом в политике Великобритании относительно России заметны разнонаправленные движения. То есть, в британском истеблишменте идет борьба между теми, кто выступает за улучшение отношений с Россией, и теми, кто настроен против конструктивного диалога.