ОПЕРАЦИЯ В СИРИИ - ТУРЦИЯ ПОВЫШАЕТ СТАВКИ

ОПЕРАЦИЯ В СИРИИ - ТУРЦИЯ ПОВЫШАЕТ СТАВКИ

2 сентября 2016 г. 14:10

Мировые державы не поддержали план Анкары по созданию на севере Сирии "зоны безопасности". Этот факт вынужден был признать президент Турции Тайип Эрдоган. По его словам, в ходе операции освобождено 400 квадратных километров территории.

"Никто не может ожидать, что мы позволим существовать коридору для террористов на нашей южной границе", — сказал президент Турции.

Напомним, что турецкая армия на прошлой неделе начала операцию "Щит Евфрата" на севере Сирии с участием сирийской оппозиции и ВВС международной коалиции. В Дамаске назвали действия Анкары нарушением суверенитета и заявили, что во время операции турецкие военные стреляли не по позициям ИГ, что привело к жертвам среди мирного населения.

С началом турецкой наземной операции ситуация на Ближнем Востоке стала еще более запутанной, пишут тем временем ведущие мировые издания.

"Фактически Турция при поддержке США развертывает силы в Сирии, чтобы оттеснить группы курдов, которых США тоже поддерживают", — отмечает Guardian. При этом, по мнению Wall Street Journal, именно курды были наиболее эффективным союзником США в борьбе против ИГ. "Без них ИГ захватило бы север Сирии, что для Турции создавало бы еще больший риск", — подчеркивает издание.

Однако в Анкаре полагают, что курды под предлогом войны с ИГ "выкроят" себе территорию на границе с Турцией, пишет Independent. "Турки не хотят появления курдского мини-государства у своих границ – не больше, чем сирийцы хотят уступить территорию курдам", — отмечает обозреватель Роберт Фиск.

В результате США пришлось делать выбор между двумя союзниками – и выбор в пользу Турции красноречиво свидетельствует о приоритетах Вашингтона, считает Christian Science Monitor. По всей видимости, США отчаянно стремятся спасти отношения с ключевым союзником, оказавшиеся на грани разрушения.

"Новейший выкрутас сирийской гражданской войны столкнул лбами двух проблематичных союзников США", - утверждает вслед за коллегами редакция The Washington Post. "Эта безобразная неразбериха (...) - неизбежное последствие узкой и слабой вовлеченности президента Обамы в сирийский конфликт", - полагают журналисты.

Эксперт из Атлантического совета Файсал Итани в статье для Foreign Policy полагает, что вмешательство Турции начнет "новую эру американо-турецкого сотрудничества" и "изменит ход войны в пользу Вашингтона".

"Это самый значительный шаг Турции в ее в остальном непоследовательной войне с ИГ, и он может дать задел для развития сотрудничества с США", — считает Итани. По его мнению, в результате США получат больше рычагов влияния на курдов, а также укрепят отношения с Анкарой.

Несколько иной позиции придерживается немецкая пресса. Газета Bild заявила о "пожароопасном пакте Обамы-Эрдогана", который знаменует "радикальный перелом в сирийской войне".

Со ссылкой на экспертов по Ближнему Востоку издание пишет, что, поддерживая Турцию, США "теряют доверие единственного настоящего партнера в Сирии, который борется с ИГ". Не исключено, что в результате начнутся столкновения между союзниками США — курдами и поддерживаемыми Турцией группировками.

Die Welt вовсе предрекает региону новую "тридцатилетнюю войну". С вмешательством Анкары сирийский конфликт получил "новое и во многом неизвестное измерение", полагает газета.

"Войну часто сравнивают с шахматами. Чтобы представлять таким образом сирийский конфликт, понадобится десяток шахматных досок, больших и маленьких, безнадежно вклинившихся друг в друга", — пишет немецкое издание.

Столь решительный переход Анкары к военным действиям на севере Сирии может означать только одно: происходит кардинальный поворот в турецкой политике, связанный с определенными разочарованиями в отношении Запада, заявил вице-президент Международного общественного фонда "Экспериментальный творческий центр" Юрий Бялый агентству РИА Новости.

"Турция отчаялась получить то, что ей было обещано Европой, она поняла, что США с ней играют в свою игру, причем играют "втемную", и теперь разворачивается к новому типу политики. Этот новый тип политики пока вряд ли определен окончательно, но одним из ее факторов является понимание того, что ИГ и переименованная "Джебхат ан-Нусра" (ныне "Джебхат Фатах аш-Шам", также запрещена в России — ред.) являются чужим инструментом — как британо-американским, так и саудовским. Но при этом объективно антитурецким", — утверждает аналитик.

"После того, как стала поступать информация о намерении Соединенных Штатов вывести с турецкой авиабазы Инджирлик свои ядерные боеприпасы, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган почувствовал недоверие к себе со стороны Вашингтона и теперь стремится восстановить свой статус-кво, в том числе и в глазах Запада", — полагает руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. Однако главной причиной он все же называет изменение конфигурации в расстановке сил на Ближнем Востоке, произошедшее после того, как минувшей осенью на поддержку президенту страны Башару Асаду пришли российские ВКС.

Основную причину радикализации турецкой ближневосточной политики надо искать, прежде всего, в самой Турции, убеждена заведующая сектором Турции Института востоковедения РАН Наталия Ульченко.

"Турция превратилась в безусловный объект исламского терроризма, и эта ситуация требует активной реакции ее руководства, самых действенных мер. При этом нельзя сбрасывать со счетов и такой фактор, как восточная ментальность — последний, наиболее страшный теракт на юго-востоке страны произошел на свадьбе, он унес жизни десятков людей. С точки зрения Востока, это очень грубый, очень провокационный вызов самим устоям жизни, которые должно обеспечивать турецкое государство, последняя капля в череде тех громких терактов, которым подверглась страна в последнее время. И Эрдоган, конечно же, не мог на это не ответить", — сообщила Наталия Ульченко РИА Новости.

Несомненной причиной разочарования Турции в политике Запада Юрий Бялый называет то обстоятельство, что США и их европейские партнеры в борьбе против исламских радикалов сделали ставку на вооруженные курдские формирования, которым впоследствии может быть обещано создание своего государства — Курдистана. И это Турцию никак не устраивает.

"Ни Сирия, ни Турция, ни Иран, ни Ирак не хотят образования суверенного Курдистана. Тем временем в Ираке курдская автономия уже де-факто создана — при активной поддержке Запада", — отмечает и Анатолий Цыганок.

"Совершенно очевидно, что Турция стремится к тому, чтобы стать ведущей державой на Ближнем Востоке, – говорит эксперт. – Сейчас для этого весьма благоприятный момент — впервые за долгое время у Анкары сложились хорошие контакты с Тегераном. Но в итоге, после того, как по окончании войны страны Запада и Россия оставят Сирию (а это неминуемо когда-то произойдет), то обязательно должен будет определиться региональный лидер. И весь вопрос в том, кто им станет — Турция, Иран или, скажем, Саудовская Аравия".

"Борьба за лидерство в регионе идет давно, и Турция делает сейчас очень мощный жест в этой борьбе", — соглашается с ним Юрий Бялый.

Военная операция Турции на севере Сирии не ослабляет позиции России в регионе. Такое заявление сделал на днях председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков. "Наши опоры остаются прежние - это сирийская армия. Турецкие танки не пойдут на Дамаск, турецкая армия не пойдет свергать Асада - это совершенно очевидно", - добавил парламентарий, отметив, что одной из "опорных стран в Сирии" также является Иран.

Пушков считает, что позиции России в Сирии "остаются сильными", о чем говорит и факт сохранения американцами формата мирного урегулирования. "Это формат Лавров-Керри, формат не меняется, потому что американцы знают, кто играет ключевую роль в Сирии", - отметил политик.

Для экспертов очевидна ведущая роль России. "Никогда русские не казались до такой степени контролирующими ситуацию в Сирии", – пишет журналист Le Monde Марк Семо, выражая уверенность, что турецкая операция не могла бы состояться без одобрения Кремля, поскольку российская авиация контролирует сирийское небо.

Автор отмечает, что в военной и особенно дипломатической сфере россияне все больше находятся в сильной позиции. Кремлю удалось, казалось бы, невозможное – сдвинуть позицию Анкары по вопросу Асада. Турецкие власти, давно входившие в число тех, кто самым решительным образом требовал ухода сирийского президента, неустанно осуждая его как "палача своего народа", сменили тон, говорится в статье. "Нравится он нам или нет, сегодня Асад - один из активных участников этой войны", - признал недавно турецкий премьер-министр Бинали Йылдырым.

Впрочем, какие бы заявления не делали в Анкаре, ясно, что "лихими" танковыми рейдами и операциями спецназа на территории соседнего суверенного государства коренных проблем не решать. Будущее – за политическим урегулированием и мирным процессом. Между тем урегулирование возможно только при наличии доброй воли. Но вместо этого мы наблюдаем политику попыток смещения руководства Сирии любыми путями. До тех пор, пока часть основных игроков в регионе остается на этой позиции, даже прямые межсирийские переговоры вряд ли приведут к необходимому консенсусу.