МЕЖПАРТИЙНАЯ ГОНКА ПРОГНОЗИРУЕМА, БОРЬБА ОДНОМАНДАТНИКОВ ПРИНЕСЕТ СЮРПРИЗЫ

МЕЖПАРТИЙНАЯ ГОНКА ПРОГНОЗИРУЕМА, БОРЬБА ОДНОМАНДАТНИКОВ ПРИНЕСЕТ СЮРПРИЗЫ

1 сентября 2016 г. 17:26

Предвыборная кампания поставила новые задачи перед ее участниками: в нее вступили новые партии, предстоят сражения в одномандатных округах. Как справляются с вызовами игроки, ждать ли сюрпризов и где развернется самая жаркая борьба — обо всем этом в специальном интервью "Политаналатике" рассказал политтехнолог, член Российской ассоциации политических консультантов (РАПК) Дмитрий Гусев.

"Политаналитика": Прежде всего, насколько сейчас актуально утверждение, что предвыборная кампания проходит "вяло"? Как "Единая Россия" проводит предвыборную кампанию — насколько верна информация, что ее рейтинги падают, и чем это может грозить партии?

Д. Гусев: У нас есть три главных социологических службы, который занимаются политическими исследованиями – ФОМ, ВЦИОМ и Левада-центр. Данные ВЦИОМа и ФОМа дают примерно схожие цифры. Данные Левады очень часто выбиваются из реальности. Я посмотрел результаты, и некоторые моменты меня насторожили.

Были июльские исследования ВЦИОМа с данными о том, что у нас примерно половина людей о выборах в ГД ничего не знают. Это как-то объяснимо – отпуска, жара, июль. Последние опросы ФОМа: всего лишь 14% не знают ничего о выборах, 86% о выборах знают, слышали, интересуются. Неудивительно – все вернулись с каникул, 1-е сентября, дети пошли в школу. Включилась реклама на ТВ, мы каждый день видим дебаты, смотрим ролики, выступлении политиков, можно сказать, завалили агитацией. Кампания вышла на финишную прямую, и люди начали определяться.

Во-первых, они узнали о том, что выборы будут и ВЦИОМ предупреждал в июле, что если такое большое количество о выборах ничего не слышало, нас ждут сюрпризы. Сюрпризов не произошло, потому что подавляющее большинство о выборах узнало, и эта цифра через две недели будет близка к 100%. Соответственно, люди, как только узнают о выборах, как только включаются в активную жизнь, начинают определяться, последние данные ФОМа об этом и говорят – число тех, кто определился, за какую партию он будет голосовать, составляет порядка двух третей, и всего лишь треть не определились. Это нормальная цифра за месяц до выборов, и число определившихся тоже будет расти. В этом смысле я не вижу никаких предпосылок, чтобы говорить о том, что нас ждут какие-то неожиданности.

ПА: Как "Единая Россия" проводит предвыборную кампанию —верна ли информация, что ее рейтинги падают, и чем это может грозить партии?

Д.Г.: Что касается падения рейтинга ЕР, данные, которые я вижу, стабилизировались. То есть, было падение к началу лета, а сейчас рейтинг вырос, и по данным ФОМа составляет 45% и растет в последние недели. А по данным Левады, он составляет 50%, даже больше, чем растущий рейтинг у ФОМа.

Что будет влиять на рейтинги. Есть закон распределения неопределившихся: их голоса, которые есть всегда перед днем голосования, распределяются следующим образом - большинство получает тот или та партия, у кого в последние 2-3 недели рейтинг растет.

Если у кого-то рейтинг стоит или падает, то они из этих неопределившихся получают совсем немного. В этом смысле, ЕР, как я понимаю, в последние недели запланировала очень мощную агитационную кампанию. В чем суть этой агитации: голосуй как Путин - человек, который основал партию, который ее поддерживает, был на всех съездах, встречался с участниками праймериз, на ближайшее время планируется еще одна встреча с кандидатами в депутаты в ГД. Это мощное событие, которое даст толчок рейтингам ЕР, если удастся в последние две недели провести кампанию в таком ключе, максимальной привязке к президенту, самому рейтинговыму политику – 82% одобрения. И главная стратегия ЕР – не погрязать в мелочах, а сосредоточиться на большой федеральной теме, на поддержке президента.

Этот ход пытаются использовать многие партии, СР тоже ведет свою кампанию – "пожалуйся Путину", как-то так, у "Родины" есть странный слоган "спецназ президента". Понятно, что никакого отношения они к Путину не имеют, только ЕР реально имеет отношение, но другие партии пытаются этим воспользоваться. Если ЕР удастся удержать это за собой, то это даст ей рост, хотя цифры, которые есть, и так высоки. В 2011 году, при той негативной кампании, которая была, ЕР получила 49%, а если сейчас, за месяц (до выборов), есть 45%, и рейтинг имеет основание к росту, то это очень хорошо.

Но есть и сложность – последние несколько месяцев критике подвергается именно лидер, большинство партий просто выходит и критикует ЕР, власть в целом – и КПРФ, и ЛДПР, и СР, и другие маленькие партии. Правда, рейтинг ЕР остается стабильным, хоть Левада и говорит, что он упал на 7%. Он снизился до какой-то платформы, но затем он начинает вырастать обратно, если смотреть те данные, которые есть в открытом доступе ФОМа, и ВЦИОМа, и самого же Левады.

ПА: ЕР в своей кампании также делает акцент на лидера — премьер-министра Дмитрия Медведева. Не перенесет ли это на партию определенный негатив избирателя в отношении правительства?

Д.Г.: В последнее время был сделан ряд кадровых перестановок, которые дают надежду на то, что власть меняется. Снят Ливанов, которого критикуют и ЕР, и все партии уже много лет. Изменения в АП, среди губернаторов – это все дает людям надежду на обновление.

Рейтинг Медведева никак не меньше 50%, если мы считаем, что рейтинг ЕР даже 45%, то рейтинг Медведева все равно выше или сравним с рейтингом ЕР. Ничего страшного в этом нет. А те, кто против ЕР и Медведева, не факт, что проголосуют. Я не вижу больших рисков, конечно, рейтинг Путина выше, и рост рейтинга ЕР будет происходить за счет рейтинга Путина, но я хочу сказать: тот факт, что Медведев возглавляет партию на выборах, не несет для партии репутационных рисков.

ПА: Какие вообще основные факторы влияют на рейтинг ЕР в ходе нынешней кампании?

Д.Г.: Факторы следующие. Когда был апрель и май, время проведения праймериз "Единой России", она полностью захватила всю политическую повестку, все говорили только о "Единой России", никаких других партий не было и в помине. И конечно, рейтинг вырос. Как только начались выборы, во-первых, вступил в действие закон о предвыборной агитации. Во-вторых, на арену вышли все остальные политические партии. И естественно, люди начали определяться. И даже те партии, о которых раньше не знали, что они вообще существуют, - теперь и о них узнали. Поэтому ничего здесь удивительного нет, и я думаю, что те, кто руководит кампанией "Единой России", это предполагали и понимали, что некоторое падение рейтингов неизбежно. Я ничего страшного в этом не вижу.

ПА: КГИ опубликовал доклад о выборах. Он содержит выводы с претензией на сенсации - по поводу итогов жеребьевок списочных мест и сбора подписей. А что Вас заинтриговало в этом докладе?

Д.Г.: Те, кто пытается там анализировать — эти люди, при всем уважении, не понимают логики и технологии предвыборного процесса. Если задать им вопрос "Сколько выборов вы организовали и провели лично?", то ответ будет "Ноль". Это значит, что люди не понимают, как на самом деле устроено политическое пространство. Поэтому, когда они начинают во главу угла ставить какую-то теорию вероятности и то, кто сколько раз получал номера, надо понимать, что хоть сколько раз: первый номер дает прибавку, может быть, полпроцента. Ну неужели политаналитики рассуждают о влиянии теории вероятности и первого места в списках в избирательных бюллетенях на рейтинги партий?.. Конечно, нет! Конечно, это всего лишь манипуляции с цифрами.

Но я хотел бы сказать про другое. Когда все говорят о том, что какие-то партии не собрали подписи, то надо понимать, что подписи — это механизм отсечения фейковых партий. Когда в 2012 году произошла реформа политической системы и снизили порог для регистрации партий, у нас образовалось 78 партий. Даже специалисты не могут все эти названия перечислить. Понятно, что если необходимо 500 человек, чтобы создать партию, то у каждого из нас в Фейсбуке больше друзей! Мы что, можем создать партию? Конечно, нет. И понятно, что большинство из этих партий существуют на бумаге или только для тех двух-трех человек, которые сидят в Москве и придумали эту партию. Эти партии ничего из себя не представляют. И, конечно же, нужен был какой-то механизм, который бы позволял эти фейки отсекать, — сбор подписей. Если вы действительно партия, если за вами действительно стоят люди, чьи интересы вы представляете, — идите и соберите подписи! Не можете собрать — до свидания. А то что получается: какой-нибудь "Союз граждан за чистые ботинки" обладает теми же правами, что и "Справедливая Россия", ЛДПР и "Единая Россия"? Конечно, этого не должно быть.

Более того, даже среди тех малых партий, которые существуют в действительности, никто не хочет реально побеждать. Посудите сами, все партии — малые и большие — пытаются сейчас участвовать в региональных кампаниях, тратят кучу времени и сил. В итоге не получают ничего, либо — максимум — проходя пятипроцентный барьер, получают 1 мандат. Но что один депутат в Законодательном собрании может сделать? Ничего. И это вместо того, чтобы, будучи бедными, участвовать в маленьких муниципальных выборах, где не надо никаких денег, где 2-3 тысячи избирателей обошел ножками, за 10 тысяч рублей напечатал листовок, разнес по ящикам, провел встречу с избирателями — и стал депутатом. Но ведь не хотят этим заниматься, хотят участвовать в региональных кампаниях, проигрывать и после говорить, что им кто-то что-то не дает. А надо понимать, что если у тебя есть необходимое количество муниципальных депутатов, то ты можешь на следующие губернаторские выборы выдвинуться. Вот этим надо заниматься малым партиям.

Или посмотрите на эти партии, которые КГИ сейчас пытается защитить, на то, с чем они выходят на выборы. Им нечего терять и при этом они не формулируют никаких ясных, четких и понятных идей. Ни одна из малых партий не сказала ничего такого, что все бы начали обсуждать. Кто им в этом мешает? На это же деньги не нужны. Сядьте, придумайте, донесите до людей. В Фейсбуке своем хотя бы напишите. Кто им запрещает выходить с нормальными яркими идеями? Но ведь этого ничего нет.

Поэтому процедура сбора подписей является тем барьером, который отсекает несуществующие партии.

ПА: Ваш прогноз: как будет выглядеть следующий парламент? Сохранится ли четверка основных фракции или будет кто-то еще?

Д.Г.: Понятно, что 4 парламентских партии снова будут в парламенте, но я думаю, что есть небольшие шансы пройти пятипроцентный барьер у партии "Родина", Партии Роста и "Яблока". Кто-то один из них вполне может оказаться в следующей Думе. Кто — я не знаю, но шансы есть и у тех, и у других. Зависит от того, как они проведут последние мобилизационные недели: удастся ли им организовать своих сторонников или нет. Если это удастся — тогда у них есть шанс. Сейчас наступает этап последних двух недель жесткой мобилизации. Это раз.

Второе, что я хочу сказать: если на "поляне" политических партий борьба достаточно понятная и прогнозируемая, то на "поляне" одномандатников нас ждет много сюрпризов. Мы с коллегами сделали доклад в июле, накануне старта избирательной кампании в конкурентных, очень сложных и "горячих" округах, и на следующей неделе планируем представить вторую часть доклада, чтобы оценить рейтинги ведущих кандидатов, посмотреть на их шансы на победу. Вот там разворачиваются настоящие баталии, происходят настоящие скандалы. Другое дело, что из Москвы этого не видно, видно только на территории этих округов. Но там очень много сюрпризов нас ждет.

Вот, например, начались скандалы в Бурятии в связи с применением административного ресурса. Отмечены скандалы в Иркутской области, в других регионах. В Омской области кандидаты пытаются друг друга снять. Хватает достаточно спорных серьезных ситуаций. То есть идет настоящая политическая борьба, которая просто переместилась из федерального пространства, где нет особо острой борьбы, вниз, "на землю", где, собственно, и решается судьба выборов. Сколько в итоге получит "Единая Россия" и сколько другие партии, какой будет расклад, как раз решается в одномандатных округах. Потому что по партийным спискам последние несколько месяцев ситуация достаточно стабильная и понятная.