КОНКУРЕНЦИЯ НА ВЫБОРАХ РАЗВЕРНЕТСЯ МЕЖДУ ПАРТИЯМИ И ВНУТРИ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ НИШ

КОНКУРЕНЦИЯ НА ВЫБОРАХ РАЗВЕРНЕТСЯ МЕЖДУ ПАРТИЯМИ И ВНУТРИ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ НИШ

22 августа 2016 г. 22:22
Избирательный цикл 2016 года имеет для российской партийной системы особое политическое значение. Об этом говорится в новом докладе, подготовленном экспертами фонда ИСЭПИ. Так, участвуя в региональной кампании, непарламентские партии обретают серьезные шансы получить квалификационные льготы на выборах разных уровней. К примеру, прохождение хотя бы в один региональный парламент по спискам даст объединению право идти на следующие думские выборы без сбора подписей.Выводы, сделанные в докладе, специально для "Политаналитики" подробно прокомментировал директор по исследованиям фонда ИСЭПИ Александр Пожалов:— В связи с дискуссиями о будущем нашей партийной системы, начавшимися в экспертном сообществе, доклад призван ответить на три вопроса.Первый вопрос – как происходила в 2016 году регистрация партий на выборы в региональные парламенты. В некоторых кругах сложилось определенное мнение, которое подкрепляется заявлениями лидеров малых партий, о том, что система регистрации на эти выборы, предусматривающая для нескольких партий сбор подписей, фактически закрыта и не допускает малые объединения. Мы подробно проанализировали итоги участия этих партий в кампании, в том числе классифицировали причины отказа некоторым из них в регистрации. И в целом мы увидели, что на самом деле на уровне региональных выборов в этом году складывается конкурентная партийная среда. Помимо пяти федеральных партий (парламентская четверка и "Яблоко", которое у нас везде может участвовать в выборах без сбора подписей), еще 24 зарегистрировались на выборы в региональные парламенты хотя бы в одном регионе. Это значит, что в нынешнем году, если партия не утратит регистрации еще до выборов, за место в региональном парламенте поборются 29 партий, из которых 25 – малые.Система сбора подписей оказала даже более благоприятное влияние, чем изначально можно было ожидать. Все-таки было понятно, что в год совмещенных выборов основные партии сделают ставку на федеральную кампанию, тогда как сбор подписей в регионах будет вестись по остаточному принципу, на усмотрение региональных отделений. Все малые партии, участвующие в выборах в ГД, концентрируют ресурсы на федеральной кампании, а не на выборах в регионах. Тем не менее, мы видим, что примерно в 40% случаев партии, сдавшие подписи в избиркомы для участия в региональной кампании, получили регистрацию. И это не только партии, которые также идут в Госдуму, но и те, чьи названия не звучат на федеральных выборах. В докладе приведена статистика по каждой из них.Процент зарегистрированных по подписям является недостаточно приемлемым с учетом следующего фактора – у нас большое количество партий уже было освобождено от сбора подписей в региональные парламенты за счет того, что раньше они добивались успеха на местных выборах в этом регионе и заработали так называемую региональную льготу. По подписям на выборы в региональные парламенты зарегистрированы 38 партийный списков, а по региональной льготе – уже 48. То есть эта система является подтверждением квалификации на региональные выборы через результаты прошлого голосования и дополнительно – квалификации за счет сбора подписей. В целом система работает для всех партий, которые представляют собой серьезную подготовленную политическую силу в региональной политике и должным образом подошли к процедуре сбора подписей.Утверждение лидеров некоторых малых партий о том, что подписной пакет фактически непреодолим, на самом деле не совсем соответствует положению вещей. Мы видим, что он преодолим, то есть, в 40% случаев регистрации по подписям малые партии хотя бы в одном регионе с задачей справились. Это тоже важный вывод, который мы получили, анализируя итоги регистрационной кампании в заксобрания.Второй важный момент, ставший объектом внимания при подготовке доклада – насколько широка география участия непарламентских партий в выборах регионального и местного уровня за прошедшие три с половиной года. У нас подавляющее большинство малых партий, созданных не ранее середины 2012 года или даже в более поздние сроки. А закон о политических партиях содержит норму, в соответствии с которой в случае неучастия в определенном количестве выборов в регионах и в муниципальные органы власти на протяжении 7 лет партия может потерять регистрацию. Сейчас 2016 год, половина этого семилетнего периода для всех новых партий, которые появились после реформы 2012 года, и уже можно оценить, насколько они идут в этой траектории выполнения установленного законом требования об участии в выборах в заксобрания или муниципальные органы власти в определенном количестве регионов.У нас 74 зарегистрированных партии, имеющих право на участие в выборах. За период с 2012 по первую половину 2016 года в кампаниях поучаствовали более 50 партий, и по нашим расчетам порядка 25 партий к 2020 году вполне могут выйти на выполнение нормы, требуемой законом о широкой географии участия в региональных или муниципальных выборах, и тем самым сохранить регистрацию. Понятно, что сейчас преждевременно делать долгосрочные прогнозы, но все же мы видим, что естественное укрупнение партийной системы в результате отмирания нежизнеспособных малых партийных проектов произойдет, но оно не будет массовым. По сути, произойдет естественное сжатие партийной системы в три раза относительно количества зарегистрированных партий, или в два раза относительно партий, реально участвующих в выборах. Более того, оценка динамики участия малых партий в местных выборах показывает, что после того, как была введена квалификационная система, необходимость собирать подписи для некоторых малых партий, которые ранее не участвовали в региональной политике, отпала. При этом затормозилось развитие прежде всего спойлерских партий, которые по сути представляют собой просто бренд и характеризуются многими экспертами как партии-политтехнологии и не ведут работы между выборами. Таких партий много, но необходимость собирать подписи избирателей или успешно вступать на предыдущих выборах стала неким тормозом в их развитии.В то же время партии, которые умеют строить свою деятельность на содержательной основе, у которых есть понятная, четкая идеология, которые аффилированы с разветвленной сетью общественных организаций, продолжают расширять географию своего участия в выборах, в том числе после введения квалификационной системы. Для них сбор подписей даже на муниципальном уровне далеко не всегда является препятствием для участия в выборах. То есть среди этих 25 партий, которые могут сегодня рассчитывать на выполнение нормы по интенсивности участия в региональных и местных выборах, меньше всего политтехнологических партий и наоборот, больше всего партий, которые можно назвать партиями содержательного типа, которые имеют определенную региональную структуру и ее развивают.Можно привести некоторые примеры. Например, партия "Великое отечество" начала участвовать в выборах в регионах и в муниципальные органы власти уже после возвращения сбора подписей на выборы разных уровней и буквально за 2 года поучаствовала уже в кампаниях в 20 регионах. При сохранении такого темпа уже к 2019-20-му годам она вполне может охватить необходимое число регионов на местных выборах. Более того, впервые эта партия зарегистрировалась на выборах в заксобрания, смогла собрать подписи. Хотя она не зарегистрировалась на выборах в Госдуму, потому что у нее не было большого опыта сбора подписей сразу в таком количестве на федеральном уровне.В докладе можно видеть подробную статистику по каждой из партий: насколько широка география ее участия в выборах за последние 3,5 года и, главное, какова динамика развития у этой партии, какие перспективы просматриваются с точки зрения того, чтобы сохранить свою нишу в партийной системе.И третий момент − в докладе еще раз проведен анализ ситуации с регистрацией партий на выборах в Государственную Думу. Действительно, как отмечали некоторые эксперты, в этом году ни одна из партий, собиравших подписи, не смогла на этих выборах зарегистрироваться. Некоторыми экспертами это преподносилось как признак неэффективности или закрытости политической системы для конкурентов. Но на самом деле детальный анализ показывает совершенно другую вещь: в нынешнем году система регистрации непарламентских партий на выборах в Госдуму без сбора подписей на порядок более мягкая, чем в 2011 году. Собственно, все 14 партий, участвующих в выборах, зарегистрировались без сбора подписей и 9 малых партий – исключительно потому, что удовлетворяют такому мягкому требованию, как присутствие в региональном парламенте хотя бы одного региона. Для сравнения, в 2011 году немногочисленным малым партиям – "Яблоку", "Патриотам России", "Правому делу" – требовалось иметь представительство в парламентах 28 регионов, чтобы не собирать подписи. Естественно, такого представительства ни одна малая партия никогда в истории не имела, так что они были вынуждены проходить этот подписной барьер. Но сейчас мы видим, что порядок регистрации на выборах в Госдуму оказался действительно достаточно мягким и полностью адекватным современному состоянию партийной системы. Несколько партий, которые могли бы собирать подписи, имеют региональную структуру и какие-то успехи на уровне муниципальных выборов, но не получили депутатов-списочников в парламентах, от участия в выборах в Госдуму отказались. Как правило, они пошли по пути поиска предвыборных альянсов, коалиций с одной из этих 14 партий, которые уже квалифицированы на выборах в Госдуму. Поэтому они и не выдвигались. Несколько партий находятся в союзе с "Единой Россией": "Трудовая партия", "Партия пенсионеров". Партия КПСС пыталась выступить как технологический спойлер для КПРФ. КПСС пыталась объединиться с партией "Гражданская сила", но это не увенчалось успехом. Тем не менее, мы видим, что сама система квалификации перед выборами в Госдуму лишний раз стимулировала заключение предвыборных коалиций, в том числе на предмет включения отдельных кандидатов от микропартий в списки более крупных, более успешных партий для того, чтобы они пошли на выборы от этой политической силы. Самый яркий пример – это альянс "Партии профессионалов" Оксаны Дмитриевой и Партии Роста Бориса Титова.Поэтому можно заключить, что система регистрации на федеральные выборы в Госдуму, несмотря на то, что, казалось бы, ни одна из партий не смогла собрать подписи, на самом деле является вполне адекватной современному состоянию партийной системы и, более того, обеспечивает полноценную конкуренцию сразу нескольких партий во всех ключевых идеологических нишах. Есть сразу две партии для ядерного коммунистического электората – "Коммунисты России" и КПРФ. Сразу несколько партий работают в левоцентристской нише и апеллируют к повестке социальной справедливости. Мы видим несколько партий так называемых "прозападных либералов" – ПАРНАС, "Яблоко" – и одновременно несколько партий, которые работают на либерал-патриотическом поле – "Партия роста" и "Гражданская платформа". Есть нишевая партия "Зеленые", которая в свою очередь выступает конкурентом для "Яблока" в экологической повестке, поскольку именно "Яблоко" из крупных партий традиционно более последовательно работает в этой области. Более того, "Гражданская сила" после смены руководства стала по сути партией неполитических активистов различных молодежных движений, связанных с поддержкой здорового образа жизни: представители движения "Стопхам", представители фанатского сообщества идут по одномандатным округам. И тем самым "Гражданская сила" будет конкурентом даже для "Единой России" в борьбе за молодежный электорат, за неполитизированных избирателей. Аналогичная ситуация на патриотическом поле, где есть и список ЛДПР, и "Родины". В ту же самую национал-демократическую нишу входит ПАРНАС, как бы странно это ни звучало для либеральной партии.Поэтому анализ содержательного поля показывает, что действительно система квалификации в этом виде оказалась адекватной и позволила заполнить несколькими партиями все основные идеологические ниши. Таким образом, конкуренция на выборах развернется не только между партиями, но и внутри каждой партийно-идеологической ниши.