ДОХОДЫ РЯДА КАНДИДАТОВ В ДЕПУТАТЫ ДИССОНИРУЮТ С ИДЕЙНЫМИ ПЛАТФОРМАМИ ИХ ПАРТИЙ

ДОХОДЫ РЯДА КАНДИДАТОВ В ДЕПУТАТЫ ДИССОНИРУЮТ С ИДЕЙНЫМИ ПЛАТФОРМАМИ ИХ ПАРТИЙ

18 августа 2016 г. 14:43

ЦИК обнародовал сведения о доходах кандидатов в депутаты по федеральным спискам всех 14 партий, зарегистрированных на выборы в Госдуму. Ни для кого не стало неожиданностью, что среди претендентов на места в парламенте оказались как люди весьма состоятельные, так и малообеспеченные. Это понятно и даже правильно, поскольку таково само российское общество.

Тем не менее, анализ кандидатских деклараций может многое дать для понимания ситуации внутри самих партий, мотивов, которыми руководствуются их лидеры, а значит реальных целей и задач, которые порой могут не совпадать с декларируемыми.

"Российская газета" отмечает, что в списках примерно половины партий есть кандидаты, доходы которых превышают 100 млн рублей. Недвижимость за рубежом имеют лишь около 70-ти из 4,5 тыс. партийных кандидатов. Также в каждой партии нашлись политики, заявившие об отсутствии заработка за прошлый год. Часть из них при этом имеет солидное имущество (квартиры, дома, автомобили), а часть, если верить поданным декларациям, не имеет ничего.

Так, самый низкий годовой доход (18 копеек) указал кандидат от "Коммунистов России" Михаил Абрамян. Нулевые доходы по итогам прошлого года указали порядка 90 кандидатов из списка "Коммунистов России", 70 из списка "Родины", 50 из списка Российской партии пенсионеров за справедливость, 40 из списка ПАРНАС, 15 из списка "Яблока". У "Гражданской силы" нулевой доход задекларировал лидер списка - 23-летний Михаил Начевский.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов имеет квартиру в Москве, дачу в Подмосковье и автомобиль "Фольксваген Туарег". У лидера ЛДПР Владимира Жириновского квартиры нет, зато в Московской области имеется 6 жилых домов, 5 участков земли, гараж и "Лада". У председателя "Справедливой России" Сергея Миронова в собственности только транспорт: мотовездеход, автомобиль "Порше Панамера" и прицеп. Квартир и домов нет.

Лидер Партии Роста Борис Титов указал 5 автомобилей, а из российской недвижимости - жилой дом с участком земли в Подмосковье и две квартиры в столице. Председатель политсовета "Гражданской платформы" Рифат Шайхутдинов в совместной собственности в России имеет квартиру в Санкт-Петербурге, жилой дом в Москве и земельные участки в Тверской области и столице.

Глава Центрального совета Партии пенсионеров за справедливость Владимир Бураков, который сейчас исполняет обязанности ее председателя, имеет жилой дом в Подмосковье, семь участков земли, автомобиль, прицеп и гараж. У лидера "Зеленых" Анатолия Панфилова имеется только транспорт (два автомобиля), а у главы федерального политкомитета "Яблока" Григория Явлинского - только квартира (в Москве). Председатель ПАРНАСА Михаил Касьянов в пределах России задекларировал 5 квартир, 2 жилых дома, 4 участка земли и "Мерседес Бенц". Лидер "Гражданской силы" Кирилл Быканин владеет квартирой в Москве и двумя авто.

У трех партийных лидеров нет ни жилья, ни транспорта. Нули в имущественных графах указали Геннадий Семигин ("Патриоты России"), Алексей Журавлев ("Родина") и Максим Сурайкин ("Коммунисты России").

Теперь кандидаты в депутаты должны декларировать зарубежную недвижимость, а также указать источники средств, на которые были сделаны приобретения за пределами России. В числе наиболее дорогих приобретений - земельный участок и жилой дом в Великобритании стоимостью более 100 млн руб, которым владеет кандидат от КПРФ Владимир Блоцкий, и квартира во Франции за 820 тыс. евро кандидата от Партии Роста Михаила Слипенчука. В Турции, с которой у России отношения восстановились совсем недавно, недвижимость сохранил кандидат от "Справедливой России" Александр Мячиков, купивший там дом в 2012 году. Самый дорогой объект недвижимости задекларировал "справедливоросс" Тимур Каноков: с 2014 г. он владеет зданием и землей в Германии стоимостью более 100 млн руб.

Фонд "Петербургская политика" изучил "спонсорский потенциал списков кандидатов в Государственную думу РФ", заинтересовавшись балансом между представительством в партийных списках популярных, ресурсных и статусных персон. По мнению авторов доклада, в одних случаях речь идет о реальных владельцах и топ-менеджерах крупного и среднего бизнеса или госкомпаний, в других – об их выдвиженцах, в третьих – о персонах, формально не имеющих к бизнесу прямого отношения, но создавших мощную финансовую базу для удовлетворения своих политических амбиций.

В топ-пятерку рейтинга спонсорского потенциала партий вошли "Единая Россия" (12 тыс. баллов), "Справедливая Россия"(11 тыс.), ЛДПР (7 тыс.), Партия роста (5 тыс.), "Родина" (4 тыс.), "Патриоты России" (3,4 тыс.), КПРФ (3,3 тыс.). В хвосте рейтинга находятся ПАРНАС (0,7 тыс.) и "Гражданская сила" (0,3 тыс.).

Эксперты "Петербургской политики" отмечают, что по сравнению с прошлыми годами "Единая Россия" значительно сократила количество мультимиллионеров в своих рядах. В первую очередь, благодаря праймериз, которые позволили выдвинуть на ведущие позиции людей с невысокими доходами. Таким образом ЕР делает акцент на кандидатах с "социальной" составляющей, среди лидеров по доходам в основном уже действующие депутаты, многие идут только по одномандатным округам.

В свою очередь, глава фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский считает, что в случае с "Единой Россией" речь идет о существенной минимизации представительства в списках потенциальных "спонсоров" за счет лидеров общественного мнения, бюджетников и социальных активистов. "В данной ситуации речь идет о стремлении представителей крупного бизнеса сохранить уже имеющийся мандат, а не о рекрутировании партией новых кандидатов из числа российского предпринимательства, – считает Бадовский. – В целом "Единая Россия" сильно обновится, и по итогам выборов во фракции будет, скорее всего, более 60% новых лиц".

А вот масштаб присутствия "больших денег" в списке "Справедливой России" аналитиков, скажем так, удивил. Здесь интересно то, что при этом партия обращается к "левому" электорату, пытаясь конкурировать на этом поле с КПРФ. Но список коммунистов по числу выходцев из бизнеса выглядит скромнее, нежели эсеровский, а спонсорский потенциал кандидатов от КПРФ явно ниже. Эксперты уже предположили, что СР пошла на "продажу" мест в списках, что, впрочем, формально отследить и запретить нельзя, но это идет вразрез с лозунгами партии и интересами их потенциальных избирателей.

Президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов по результатам исследования отметил контраст между идеологическими платформами ряда партий и ресурсами кандидатов. "Первое место "Единой России" вполне ожидаемо, – говорит политолог. – Оно не вызывает особых сомнений: ни у сторонников, ни у радикальных критиков партии. А второе место "Справедливой России", претендующей на то, чтобы толкаться с КПРФ в левой риторике — стало достаточно заметным сюрпризом. Второе место было бы логично отдать Партии Роста, которая позиционируется в качестве предпринимательской партии, либо ЛДПР, которая тоже активно взаимодействует с коммерсантами. Но ЛДПР оказалась на 3-м месте, Партия Роста на 4-м, с довольно большим отставанием от СР."

С точки зрения политолога Алексея Мартынова, мотивы "Справедливой России" возможно объяснить тем, что партия относительно невелика и заинтересована в привлечении дополнительных ресурсов. Но она может сделать это только с помощью "продажи" мест в своих списках.

"Это в рамках законодательства. Главное, чтобы все спонсорские деньги были учтены. Другой вопрос – это диссонирует с тезисами предвыборной программы СР и той подачей, которая идет у партии – прямая конкуренция за социал-демократию с коммунистами из КПРФ. И как-то странновато выглядят подобные люди в списках партии. Но это вопрос этики и отношения их избирателя к этой партии", – сказал Мартынов газете ВЗГЛЯД.

Еще одним сюрпризом, с точки зрения Михаила Виноградова, является большое количество представителей бизнеса национальных республик, особенно в таких проектах, как "Родина" и "Патриоты России", так или иначе претендующих в том числе на патриотически настроенного избирателя. Того, что касается других партий: наверное, там особенных сюрпризов нет. "Даже то, что на низком седьмом месте КПРФ и на девятом — "Яблоко", думаю, бомбой это не стало", – заявил Михаил Виноградов.

Алексея Мартынова также совершенно не удивляет, что ПАРНАС оказался в хвосте рейтинга. По его словам, такой итог для партии Михаила Касьянова закономерен.

"Понятно, что бизнес идет не за идеологией, а за решением своих вопросов, лоббирования тех или иных своих интересов. Соответственно, партии выбираются по перспективе результатов. Бизнес, идя в политику, продолжает заниматься бизнесом. Они смотрят на это как на некую инвестицию. Исходя из такого подхода, ПАРНАС себя дискредитировал, ему просто не верят. Замах был большой, а в итоге все превратилось в пшик", – считает политолог.

Член экспертного совета ИСЭПИ Алексей Зудин отмечает, что в методах составления избирательных списков сложился определенный стандарт. "Этот стандарт утвердился несмотря на то, что в общем у нас очень активно развивается государственное финансирование. Известно, что за последние десять лет государственное финансирование увеличилось многократно, и, возможно, включение ресурсных кандидатов в избирательные списки связано с тем, что партии стремятся найти определенный баланс, диверсифицировать свои финансовые источники", – сказал Зудин газете ВЗГЛЯД.

По его словам, стремление состоятельных людей участвовать в выборах впервые проявилось еще в 90-е годы и сохранилось несмотря на все перемены. "В случае с партиями, которые акцентируют себя в качестве защитников бедных людей, позиционируют себя как борцов за социальную справедливость, эти обстоятельства особенно выражены в "Справедливой России" и КПРФ, данное обстоятельство может вызывать определенные вопросы и не очень хорошо вяжется с имиджем этих партий», – отметил эксперт.

В интервью газете ВЗГЛЯД он также пояснил, почему Партия роста, которая позиционирует себя как защитник бизнес-интересов, не смогла привлечь в свои ряды так много состоятельных кандидатов, как на то рассчитывали наблюдатели. По словам Зудина, "это связано с тем, что возможности Партии роста преодолеть пятипроцентный избирательный барьер оцениваются весьма скептически". "Среди наблюдателей практически есть консенсус в отношении того, что Партия роста не сможет преодолеть, как и остальные внедумские партии, барьер, но другое дело – у нее есть сильные и перспективные одномандатники. И за счет них остается возможность прохождения в Госдуму", – подытожил эксперт.