ОППОЗИЦИОННЫЙ ЛАГЕРЬ ПЫТАЕТСЯ ПОДЧИНИТЬ СОЦИОЛОГИЮ ИМПЕРАТИВАМ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ

ОППОЗИЦИОННЫЙ ЛАГЕРЬ ПЫТАЕТСЯ ПОДЧИНИТЬ СОЦИОЛОГИЮ ИМПЕРАТИВАМ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ

8 августа 2016 г. 17:45
Очередной опрос "Левада-центра" об отношении россиян к президенту Владимиру Путину приуроченк к 17-й годовщине назначения его премьер-министром России 8 августа 1999 года. Участники опроса могли выразить свое отношение к действующему президенту, выбрав один из вариантов: в итоге "Симпатию" к Путину испытывают 29%, "Не могу сказать о нем ничего плохого" ответил 31%, и "Нейтральное, безразличное отношение" выбрали 17% опрошенных.При этом можно отметить, что количество симпатизирующих в этом году сохраняется примерно на одном уровне – и это уровень самого начала президентства, тогда как в марте прошлого года был зафиксирован пик симпатии в 37%. Социологи объясняют это завершением эмоционального подъема у россиян, который был вызван возвращением Крыма.Отдельным вопросом идет доверие к президенту – уровень которого также остается стабильно высоким с того момента, как Владимир Путин занял высший пост в государстве. Так, в июле этого года 78% респондентов доверяли Путину (это те, кто полностью доверяет президенту и скорее доверяет), в марте этого года –73% россиян, в марте 2015-го – 83%, а в марте 2014-го – 71%.Но можно ли говорить о каком-то снижении уровня поддержки президента, как это уже попытались представить некоторые СМИ и эксперты? Алексей Зудин, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ в интервью "Политаналитике" обращает внимание на определенную ангажированность самого опроса, а также на то, что его данные в итоге все-таки отражают текущее реальное положение дел:— На мой взгляд, главное в опросе: как эти социологические данные преподносятся, в том числе и в СМИ – зависит от нюансов, интерпретации и от мировоззренческой позиции участников этого процесса. Если посмотреть на данные, полученные Левадой в последнем исследовании, то можно дать разную оценку, в том числе и такую, что отношение к Владимиру Путину и уровень его поддержки все также продолжают находится в зоне экстремально высоких значений.Здесь не произошло вообще ничего значимого. Известно, что рейтинговые показатели всегда колеблются, тем более это характерно для показателей, которые являются экстремально высокими, а в том, что касается Путина – были предположения, что тот уровень, который был достигнут после Крыма, дальше повышаться просто не может, потому что он и так исключительно велик. Но мы видели по результатам последующих исследований, что эта поддержка все равно повышалась.То есть, экстремально высокие показатели неизбежно колеблются, а особенностью Путина являются то, что они колеблются не только в сторону периодического некоторого снижения, но и повышения. Это первое.Второе – удивление вызывает сообщение об ослаблении посткрымского консенсуса, который, в свою очередь, объявляется эмоциональным. Первый раз эти сообщения стали появляться два года назад, осенью 2014-го года, когда говорилось то же самое – якобы "это все эмоции, они быстро проходят, и точно так же быстро пройдет посткрымский консенсус". Посткрымский консенсус ни осенью 2014-го, ни в последующее время не демонстрировал признаков распада, и я думаю, что самая главная ошибка – ошибка научная, а возможно и ошибка, связанная с особенностью политических позиций исследователей, состоит в том, что они объявляют посткрымский консенсус эмоциональным самообразованием, в то время как речь идет о качественно новом состоянии массового сознания, новом по содержательным характеристикам. И мы знаем, что это за содержательные характеристики, были очень интересные опросы Фонда общественного мнения на эту тему. Определяющей для содержательных характеристик посткрымского консенсуса является повышение коллективной самооценки людей, возросшая уверенность в возможностях страны, в которой они живут. И что самое интересное – повышательный тренд, связанный с коллективной самооценкой начался не в связи в Крымом, он начался раньше, а Крым лишь придал этому тренду особенно драматический рост. Подобного рода состояния общественного мнения обладают повышенной устойчивостью к массовым эмоциям, просто потому, что они являются не эмоциональными, а когнитивными, связанными с качественно новым содержанием массового сознания.Таким образом, говорить о том, что за недавний период что-то качественно изменилось в отношении российских граждан к Владимиру Путину, нет ровно никаких оснований. Уровень поддержки первого лица российского государства как был, так и продолжает находиться в зоне экстремально высоких значений.Собственно говоря, сам этот опрос – пример того, как можно сделать новость из отсутствия новости. Иногда появляется ощущение, что здесь важны не данные, которые получены – поскольку мы видим, что ни о каких сколь бы то значимых изменениях в отношении к Владимиру Путину речи не идет. И тогда возникает вопрос: а для чего все это делается? Остается предположить, что это делается для того, чтобы люди получили возможность озвучить свои мировоззренческие позиции. А именно, об "авторитарном" характере политического режима и якобы характерном для авторитарного политического режима индифферентном отношении общественного мнения к первому лицу этого режима. О том, что уровень поддержки сформирован усилиями государственных СМИ и что на самом деле этот уровень поддержки связан с организованной безальтернативностью – кажется, так это было сформулировано в комментариях некоторых изданий. Все эти тезисы звучат в течение последнего десятилетия и все они построены на том, чтобы полностью игнорировать и политически обесценить тот факт, что человек номер один российской политики в течение всех 16 лет пользуется исключительно высоким уровнем доверия и общественной поддержки.У нас демократическая страна. Демократия связана с политическим соперничеством, с политической конкуренцией. И социология, к сожалению, иногда подчиняется императивам политической борьбы, симпатиям и антипатиям тех людей, которые проводят социологические исследования и в еще большей степени – тем интерпретациям, которые даются результатам этих социологических исследований. Все эти обстоятельства не следует забывать и при оценке результатов недавнего опроса "Левада-центра".