МИЛЛИОНЕРЫ НЕ СТРЕМЯТСЯ УЧАСТВОВАТЬ В ПАРТИЙНЫХ ПРОЕКТАХ РАДИКАЛЬНОЙ ОППОЗИЦИИ

МИЛЛИОНЕРЫ НЕ СТРЕМЯТСЯ УЧАСТВОВАТЬ В ПАРТИЙНЫХ ПРОЕКТАХ РАДИКАЛЬНОЙ ОППОЗИЦИИ

4 августа 2016 г. 16:27

От 18 копеек до 26,7 млн рублей − такие доходы декларируют кандидаты в депутаты по партийным спискам. Эти сведения ЦИК предоставил по итогам проверки и регистрации еще трех партий: ПАРНАС, "Гражданской силы" и "Коммунистов России".

Можно отметить, что лидер ПАРНАС Михаил Касьянов заработал в прошлом году 1,5 млн руб, и у него есть несметное количество недвижимости: четыре земельных участка (три из них в совместной собственности с супругой), два жилых дома и пять квартир в Москве, четырьмя из которых он владеет вместе с женой, а также доля в имущественном комплексе (многоэтажный дом и земельный участок под ним) в Латвии (куплена за 10,9 млн руб.). Ездит бывший премьер-министр на автомобиле Mercedes-Benz S 600.

Но самым богатым кандидатом от ПАРНАС стал Виктор Зиновьев (26,7 млн руб.), а зарубежную недвижимость (квартиры в Болгарии) задекларировали еще двое. Всего же 42 кандидата из списка ПАРНАС указали нулевой доход за прошлый год. Точно так же поступило подавляющее большинство кандидатов в депутаты из партийного списка "Гражданской силы". Минимальный же доход оказался у предпринимателя из Санкт-Петербурга - 1 рубль, а максимальный 16,9 млн рублей. Зарубежная недвижимость - также квартира в Болгарии - нашлась у еще одного кандидата. А вот среди "Коммунистов России" нет миллионеров, но есть поражающий воображение бессребреник с доходом в 18 коп.

Вчера истек срок подачи документов в ЦИК для регистрации федеральных списков партий. На данный момент ЦИК зарегистрировал списки десяти партий, все они освобождены от сбора подписей, так как являются парламентскими или имеют депутатов минимум в одном заксобрании.

Заместитель директора "Центра политических технологий" Алексей Макаркин в специальном комментарии "Политаналитике" отмечает, что особый интерес для избирателей могут представлять декларации кандидатов по одномандатным округам, а отсутствие сверхбогатых людей в списках оппозиционных партий вполне логично:

— Я думаю, что финансовая отчетность не очень интересна обычным людям, потому что они вообще очень слабо следят за политикой, это раз. Второе – у нас все-таки не Советский Союз, и если в СССР были сенсации, когда выяснялось, что у кого-то из функционеров есть 2-3-х этажный дом, или придомовой участок больше, чем у других, или, не приведи господь, в этом доме есть маленький бассейн, то уже начинался скандал. "Как так, истинный коммунист, секретарь компартии какого-нибудь комитета, например, так роскошествует!" Сейчас это привычно. Сейчас наоборот, если у человека ничего нет, он гол как сокол, у него ни квартиры, ни машины, это вызывает обоснованные сомнения, подозрения, что это за кандидат, может, прячет чего. Но опять же, интерес к этому не велик, как не очень велик интерес к политике.

Но он может искусственно подогреваться, если вдруг кто-то решит начать атаку на какую-нибудь политическую силу, разместить массу материалов и публикаций по поводу того, какие мошенники-жулики состоят в этой партии, и тогда избиратель начнет немного интересоваться, и то не очень сильно. Потому что он и без того подозревает, что политическая элита России далека от идеала. "Раз ничего не можем изменить – то что об это говорить? Давайте лучше поговорим о погоде, природе, как детей воспитывать, о других жизненных вещах".

Кроме того, в целом сказался эффект Украины, когда люди сравнивают текущее состояние своей страны с ближайшими соседями. Они не стали больше любить элиты, но при этом исходят из того, что в Киеве разоблачали, пошли на улицу, а дальше война-кровь, и у людей страх перед этим, ощущение, что не надо трогать и влезать, а то вообще плохо будет. У нас в одной из фокус-групп, еще до Украины, человек произнес примерно такую фразу: "да, живу я не очень хорошо, да, есть к властям претензии, но я могу выйти из дома, пойти в магазин, купить скромненько, вернуться домой и остаться живым". Это было сказано под впечатлением арабской весны – Египет, Ливия, Тунис. Еще тогда люди задумывались – хорошо, разберемся с этими богатыми, а что дальше? А после Украины это усилилось во много раз. Поэтому сейчас люди стараются особо не втягиваться в эти процессы, исходя из принципа "лишь бы не было войны". Поэтому декларации политиков и кандидатов в депутаты населению уже не очень интересны.

Но, поскольку произошел возврат к смешанной избирательной системе, то роль декларации может повыситься в одномандатном избирательном округе, где голосуют не за партию, а за личность. И в случае, если человек что-нибудь скроет, - а это станет известно, особенно если за границей, – то это может стать серьезным аргументом против него. Даже не столько факт наличия больших ресурсов, наоборот, многие избиратели исходят из того, что если богатый человек, то воровать не будет, он что-нибудь сделает для нас, а как уж он эти деньги заработал – все грешны. Но если он укроет, то это может стать проблемой, может быть раскручено.

Если же рассуждать о том, почему в составе малых партий так мало, или почти нет, по-настоящему богатых людей, то стоит отметить, что нашим миллионерам вообще не очень хочется идти в оппозиционные проекты по двум причинам. Российским богатым людям не хочется связывать себя с оппозиций. Они хотят в большей степени прислониться к государству, или поддержать партию, которая находится в рамках крымского консенсуса, то есть, поддерживает власть по вопросам внешней политики, безопасности, обороны. Это просто минимизирует риски.

Вообще, предприниматель и оппозиция – это сочетание сразу вызывает вопрос о рисках. Предприниматель смотрит − если поддержу парламентскую партию, о которой президент говорит, как о закономерной части политической системы, то это не страшно, хотя тоже надо смотреть, в каком регионе. Если у регионального руководства даже парламентской партии плохие отношения с местным главой субъекта федерации, то бизнесмен 20 раз подумает, идти или не идти, тоже риск. Поэтому любой бизнес стремится минимизировать политические риски, поэтому такое поведение является вполне рациональным.

Второй момент – у нас в партиях состоит много людей, для которых политика – это жизнь. Даже если ты не проходишь никуда, все равно не можешь отказаться от политики. Сам процесс подготовки к выборам, формирование списков, агитация – это жизнь, драйв. Этот драйв уберешь, и будет плохо человеку. Что касается бизнесмена, то если он идет в политику, взвесив все риски, то идет с целью получить мандат. Если для политика важно окунуться в политическую жизнь, то бизнесмен не понимает, как это так – он вкладывает свои деньги и не проходит в парламент. Значит, это убыток и потерянные деньги. Поэтому бизнесмены смотрят, какие партии проходные, какие нет. И делают выводы, стоит идти или нет.

Эти два фактора – желание минимизировать политические риски и желание не просто поучаствовать, а все-таки выиграть, приводят к тому, что крупных игроков и богатых людей мы не видим в этих списках.