ВЫБОРЫ-2011 VS ВЫБОРЫ-2016: РАЗЛИЧИЯ ОЧЕВИДНЫ, ПРОГРЕСС НЕИЗБЕЖЕН

ВЫБОРЫ-2011 VS ВЫБОРЫ-2016: РАЗЛИЧИЯ ОЧЕВИДНЫ, ПРОГРЕСС НЕИЗБЕЖЕН

19 июля 2016 г. 16:47

До выборов в Госдуму России 7-го созыва осталось немногим более двух месяцев. В целом эксперты согласны с тем, что новый состав парламента будет в большой степени отличатся от предыдущего. Конечно, в лучшую сторону. Такой оптимизм вызван изменившимися правилами игры: теперь, чтобы получить депутатский мандат, недостаточно того места, которое занимает кандидат во внутрипартийной иерархии и властной вертикали. Для победы необходима общественная репутация. Современный российский избиратель весьма разборчив в своих симпатиях и предпочтениях. Его, как говориться, "на мякине не проведешь" и баснями не заманишь.

Трансформация среднестатистического российского избирателя произошла буквально у нас на глазах. На предыдущих выборах 2011 года политическая активность и, что самое главное, острое чувство оскорбленного гражданского достоинства, были уделом "прогрессивного" меньшинства. Именно это меньшинство вышло в тот год на Болотную площадь, чтобы выразить свое несогласие с социально-политическими технологиями, сделавшими (как полагали демонстранты) столь убедительной победу провластных партий.

Сегодня живо интересуется политикой больше половины российских граждан. Во многом это стало следствием череды геополитических процессов, в которые оказалась вовлеченной наша страна и которые были инициированы ею. Конечно, и до Крыма российская нация обладала самосознанием. Но только в бурном геополитическом вихре россияне поняли всю ценность национального консенсуса, демократически избранного руководства, необходимость четкой перспективы на будущее, наличие масштабных целей и задач, достойных величия Родины.

В силу того факта, что Госдума 6-го созыва стала одним из драйверов и столпов нового порядка вещей, роль каждого депутата неизмеримо возросла (как возросла и его ответственность перед народом). Но возросла и ответственность каждого избирателя за того человека, которому он в ходе выборов делегирует свой голос и право определять вектор развития государства. Как представляется, эта система взаимной ответственности "избиратель-депутат" теперь вполне осознается обеими "альпинистами".

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) перед большой волной летних отпусков опросил граждан с целью выяснить, сколько из них собираются прямо с дач и пляжей отправиться на избирательные участки 18 сентября для голосования за новых депутатов Государственной Думы. Россияне показали хорошую готовность: 51% точно готов прийти на выборы, при этом еще 18% собираются определиться ближе к дате, но 28% не собираются голосовать вообще. При этом чуть больше трети точно назвали дату голосования, расположение своих избирательных участков 67% опрошенных, видимо, помнят еще с предыдущих раз. Но что теперь придется отдавать свой голос еще и за кандидатов-одномандатников, знают 39%.

Директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александр Пожалов напоминает, что в 2011 году явка по стране была около 60%. "Если мы сравним данные ФОМа и ВЦИОМа на момент объявления выборов в 2011 и 2016 году (то есть в сентябре 2011 года и в июне нынешнего), то сейчас в вопросе "За какую партию вы бы проголосовали, если бы выборы проходили в ближайшее воскресенье?" доля респондентов, которые выбирают вариант "Не пойду на выборы", на 3-5% меньше, чем в тот же момент кампании 2011 года. Это значит, что когда разговор заходит об электоральных предпочтениях избирателей, то сейчас партийные симпатии уже больше сформированы, а декларируемая принципиальная неготовность идти на выборы при существующем наборе парий – меньше".

Надо отметить, что в экспертной среде принято сравнивать выборы 2011 года с нынешними. Ряд экспертов настроены весьма скептично. Если суммировать их мнения по данном вопросу, то картина складывается довольно безрадостная: несмотря на то, что Кремль самым энергичным образом выступает против разного рода подтасовок, фальсификаций и административного ресурса, всё портят люди "на местах", которые, по выражению одного из политологов-скептиков, "улавливают шум ветра" и в лепешку разбиваются ради убедительной победы "Единой России". Иными словами, скептики усматривают проблему в российской бюрократии среднего и нижнего звена, практически неуправляемой (если исходить из их логики) из Кремля.

На этом основании делается вывод, что надежды президента Путина на честные и открытые выборы останутся надеждами. И в этом смысле большой разницы между 2011-м и 2016-м годами скептики не видят – они убеждены, что и в том, и в другом случае депутатские кабинеты на Охотном ряду займут те, кому "позволит система", а "протестный" избиратель опять останется с носом.

Безусловно, выборы 2011-го и 2016-го года имеют ряд общих формальных признаков: они проводятся в России, в подготовке к ним участвуют государственные структуры, включая Администрацию президента и Центризбирком, а само голосование на участках неизбежно проходит при поддержке и под контролем местных чиновников.

Но безусловно и другое: за пять минувших лет Россия сильно изменилась. В равной степени изменения постигли и ее избирательную систему, ставшую сложнее, многограннее, защищеннее от невольных ошибок и сознательных диверсий. Руководством страны поставлена задача сделать эту систему прозрачной, конкурентной и открытой. В значительной степени эту задачу можно признать решенной.

Возврат к смешанной системе гарантирует острую борьбу в одномандатных округах. Именно здесь, считают эксперты, конкуренция будет особо острой. Ведь победа своего одномандатника увеличивает численность фракции, которую партия сформирует в парламенте (конечно, если она туда вообще попадет, перепрыгнув через пятипроцентный барьер).

Партии часто подстраховывают своих особо ценных кандидатов в округах, внося их фамилии в партсписок. Смысл такого дубляжа в том, что если кандидат проигрывает округ, он все равно получает заветный мандат. "Единая Россия" на сей раз поставила большинство своих одномандатников в жесткие условия: "кто проигрывает округ, тот не становится депутатом", способствуя усилению "внутривидовой борьбы".

Директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов полагает, что повышение конкурентности должно привести политическую систему России к контролируемой перезагрузке, повысить качество элит, как федеральной, так и региональных, а также повысить личную ответственность политиков перед электоратом.

Вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов отмечает, что возвращение одномандатников серьезно меняет саму систему борьбы. Если раньше партия воспринималась как монополия, она вела переговоры, и выбор кандидатов шел от аппарата, то сейчас вопрос во многом уперся и в то, насколько силен сам кандидат. За кандидатами стали впервые бегать - и не по принципу финансового паровоза.

"То есть, у нас впервые сформировалась концепция выборного политика, который сам по себе, как ни парадоксально, сильнее, чем политический бренд, и он уже начинает думать о своем имидже, может ли он, например, из одной партии правого спектра перейти в левую, и как это будет смотреться, – говорит Дмитрий Абзалов. -- Кандидатам приходится активно работать над своим имиджем, и это серьезный вызов именно технологическому сектору. Потому что им приходится вести публичную кампанию, а большинство наших технологов, как и большинство региональных штабов различных партий, к этому не готовы, весь наш технологический блок раньше был заточен под систему, связанную с борьбой брендов, политических лейблов. А кандидатам приходится делать то, что они раньше не делали. Например, участвовать в дебатах. Раньше это могли сделать доверенные лица".

Дмитрий Абзалов считает, что сейчас фактически формируется политическая система, плоды которой мы будем пожинать ближайшие лет 10-15, а то и больше. С ним согласны многие эксперты, констратирующие реальную открытость избирательного процесса для граждан-избирателей и отказ от административного ресурса.

По мнению Алексея Мартынова, с предыдущих парламентских выборов легитимность вернулась в нормальные параметры. Очень сильно на это повлияла и политическая реформа, которая изменила законы, подходы, принципы, в том числе и не только принципы взаимодействия между государством и участниками избирательного процесса – кандидатам, но и с точки зрения коммуникации между избирателями и организаторами избирательного процесса. Появились дополнительные гарантии всем, в том числе и малым политически представительствам, и возврат, к примеру, в этом году к одномандатным выборам. Все это в совокупности кратно снизило тот процент недоверия к выборам, который сформировался к концу 2011 года.

Политическая реформа была нацелена на то, чтобы как можно больше людей вовлечь в сам процесс подготовки выборов, обсуждения выборов. И это сработало, делает вывод эксперт.

По мнению председателя Совета директоров фонда ИСЭПИ Дмитрия Бадовского, в обществе есть запрос на перемены, но не на революцию. Очевиден новый тренд: среди россиян растет спрос на новые лица и на профессионализм политиков. Политические партии могут обращать внимание не актуальную социологию или нет, но на выборах выиграет та, которая сможет правильно уловить эти запросы.

Так что не правы те эксперты, которые механически экстраполируют опыт выборов 2011-го года на выборы-2016. С тех пор многое поменялось, включая персоналии чиновников Администрации президента, ответственных за внутреннюю политику государства. С другой стороны, что-то осталось прежним. К примеру, "ЕР" до сих пор является лидером общественных симпатий, хотя, возможно, не в столь значительной степени. Эта партия на предстоящих выборах неизбежно получит парламентское большинство. Ставить на этом основании под вопрос весь выборный процесс – значит игнорировать здравый смысл и объективность.

В конце концов, самую большую ответственность за будущее России несут ее граждане, игнорирующие или, наоборот, участвующие в политической жизни. Люди, несмотря на распространенное ошибочное убеждение, в массе своей не дураки. Им не все равно, кто и как будет управлять государством. И никакая Администрация президента, никакие политики, политологи и пропагандисты с агитаторами не заставят весь народ ошибаться все время. По итогам 2011 года россияне сделали выводы и не повторят своих ошибок, главная из которых заключалась в аполитичности и безразличии к судьбе страны.