НИКАКИХ СЕРЬЕЗНЫХ ПЕРЕМЕН В ОТНОШЕНИЯХ ТУРЦИИ С ЕВРОСОЮЗОМ И НАТО НЕ ПРОИЗОЙДЕТ

НИКАКИХ СЕРЬЕЗНЫХ ПЕРЕМЕН В ОТНОШЕНИЯХ ТУРЦИИ С ЕВРОСОЮЗОМ И НАТО НЕ ПРОИЗОЙДЕТ

19 июля 2016 г. 16:13

В Турции после неудачной попытки военного переворота задержаны уже около 8 тысяч полицейских и свыше 6 тысяч военнослужащих. Многим из них грозят длительные тюремные сроки. Но больше всего мировое сообщество обеспокоено заявлением президента Эрдогана о возможном возвращении смертной казни для мятежников – ее отменили в 2004 году, чтобы соответствовать критериям для вступления в Евросоюз. Теперь же Брюссель грозит прекратить переговоры с Анкарой о членстве в ЕС, если намерение Эрдогана будет реализовано. В НАТО тем временем заявили, что за столь мстительную реакцию Турция может лишиться места в альянсе.

Примечательно, что в разгар событий западные партнеры поспешили выразить поддержку турецкому президенту. Однако позже решительные действия Реджепа Эрдогана явно напугали европейское сообщество. Чиновники обвинили Анкару в нарушении международного права, а некоторые и вовсе высказали мнение, что списки граждан, подлежащих аресту, были согласованы турецкими властями еще до начала путча.

Вместе с тем, глава Турции продолжает весьма жесткую политику в отношении мятежников, что, казалось бы, не может не отразиться на дальнейших отношениях страны с Европой. Однако шансов, что ситуация перерастет в серьезное противостояние между Анкарой и Брюсселем и вынудит Эрдогана искать союзников на Востоке, в том числе и в лице России, крайне мало. Такое мнение “Политаналитике” выразил эксперт Российского Института стратегических исследований Аждар Куртов:

— В настоящее время Эрдоган пугает и США, и ЕС тем, что он может ввести смертную казнь. Честно говоря, с точки зрения даже формальной логики, я не думаю, что эта угроза может привести к какому-то серьезному охлаждению отношений. По крайней мере, в рамках Североатлантического альянса. Ведь в НАТО входят разные государства, в том числе и те, где смертная казнь существует. Прежде всего, это США. Естественно, нельзя поднимать с правовой точки зрения вопрос и указывать Эрдогану на какие-то его упущения, если ведущее государство в рамках некоей организации само действует таким же образом. Другое дело ЕС. В ЕС приняты документы, где смертная казнь исключается как наказание. Но на самом деле это не самый принципиальный вопрос, по которому существуют разногласия между ЕС и Турцией.

Страны ЕС фактически поддерживают Эрдогана в том смысле, что они осуждают совершенную попытку военного переворота. Поэтому я думаю, что независимо от того, как сложатся отношения Турции и тех стран, которые сейчас предъявляют к нему претензии, Эрдоган все равно поступит так, как он посчитает нужным. Причем он сошлется на мнение населения, возможно даже, проведет плебисцит на этот счет. Но с другой стороны, для Эрдогана нет особой опасности в любом случае, будут ли участники военного переворота осуждены к смертной казни или же получат длительные сроки заключения. Я напомню, что несколько лет назад Эрдоган имитировал ряд судебных процессов, иногда даже фальсифицированных, под названием “Кувалда” против высших лиц вооруженных сил: генералов, адмиралов. Их тоже обвиняли в попытке подготовки военного переворота. Тогда им дали длительные сроки тюремного заключения. Ведь какая разница, подготовка военного переворота или же его осуществление? Только состав преступления несколько отличается.

Раз тогда Эрдоган поступил подобным образом, он может и сейчас не прибегать к смертной казни. Иное дело, что между ЕС и Турцией сейчас возникли дополнительные разногласия и, честно говоря, я полагаю, что политики Евросоюза очень рады тому, что произошло в Турции. То есть, военному перевороту и его подавлению. Тем самым, они получают дополнительные аргументы в том, чтобы отказать Турции в продвинутых отношениях с ЕС. Сейчас, мне кажется, это понимают обе стороны, и Эрдоган в том числе.

Так что пойти на обострение из-за введения смертной казни, мне кажется, не в интересах сторон, особенно Эрдогана. Но в любом случае, в ближайшие годы никакого вступления Турции в ЕС не произойдет. А возможно, это не произойдет никогда.

Что касается диалога с Россией, мы должны понимать, что отношения с Москвой у Анкары были сложными и до сбитого самолета. Особого доверия между ними точно не было. Были действия спецслужб Турции, направленные против интересов России. И на постсоветском пространстве, и на территории РФ, и на Ближнем Востоке. Так они и продолжались. Это было до Эрдогана, это было при Эрдогане. Я думаю, это будет и после Эрдогана.

Есть сферы, где наши интересы существенно разнятся. И каждое из государств будет придерживаться своих национальных интересов, даже если они противоположны. Поэтому большого сближения я, честно говоря, не ожидаю.

Возможно тактическое сближение. Возможно, Эрдоган захочет поиграть. Сейчас очевидно, что он играет с США, требуя выдачи Гюлена. На самом деле, никаких весомых доказательств, что Гюлен был инициатором, вдохновителем и финансистом госпереворота, явно не существует. В противном случае, они бы их предъявили. Но Эрдогану выгодно показать, что он жесткий лидер. Это повышает его рейтинг. Проходящие в Турции демонстрации в его поддержку – яркое тому свидетельство. Поэтому он будет пугать США, как это было неоднократно в прошлом. Но за этими словами не последует никакого разрыва. Турция как была, так и останется в НАТО. Анкара находится в сфере влияния такого геополитического Запада. Там она и останется, какие бы договоры с Россией о торговом сотрудничестве не заключались.