ПОСЛЕ ПОДАВЛЕНИЯ ПОПЫТКИ МЯТЕЖА ЭРДОГАН УКРЕПЛЯЕТ СВОИ ПОЗИЦИИ

ПОСЛЕ ПОДАВЛЕНИЯ ПОПЫТКИ МЯТЕЖА ЭРДОГАН УКРЕПЛЯЕТ СВОИ ПОЗИЦИИ

18 июля 2016 г. 17:29

В ночь на 16 июля в Турции произошла попытка военного переворота. Власти утверждают, что контролируют ситуацию. Однако, по некоторым данным, сопротивление мятежников подавлено не полностью. Во всяком случае, можно констатировать наличие многочисленных жертв: около трехсот человек погибли, до полутора тысяч получили ранения. Наверняка это не полные данные, которые в дальнейшем придется уточнять в сторону увеличения. Кроме того, в указанные цифры не включены потери среди мятежников. Отмечается, что власти задержали более 6 тысяч человек по подозрению в причастности к попытке переворота.

Официальная Анкара обвинила в организации мятежа оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. По словам экспертов, Гюлен проповедует довольно умеренную версию ислама, предусматривающую широкую терпимость и межконфессиональный диалог, причем его взгляды считаются значительно более мягкими, чем взгляды Эрдогана по всем вопросам, от употребления спиртного до абортов. При этом некоторые аналитики считают, что эта позиция — всего лишь маска, и на самом деле Гюлен хочет лишь захватить власть в стране, после чего превратит Турцию в настоящее исламское государство.

Как бы там ни было, с 1999 года Гюлен проживает в изолированном поместье под усиленной охраной в штате Пенсильвания (США). Сам он категорически отвергает обвинения. "Я не боюсь, что меня экстрадируют. Если решат, то так тому и быть. А так, пусть создадут международную группу по расследованию попытки военного переворота", — сказал Гюлен в беседе в корреспондентом ВГТРК.

Израильская Haaretz пишет, что мятежники попытались действовать в соответствии с основными принципами переворотов, но потерпели поражение из-за новых технологий. Первое правило военного переворота — быстрый захват центров вещания, и турецкие путчисты следовали этому правилу. Сразу после выступления в Анкаре они ворвались в центр вещания государственной телекомпании и заставили журналистов передать в эфир их сообщение об аресте правительства Эрдогана. Президент в этот момент находился на курорте в Мармарисе. И тут мятежники просчитались, так как не сумели полностью лишить его связи. Садясь в самолет перед возвращением в Стамбул, турецкий президент обратился к гражданам с призывом выйти на улицы, занять основные площади и выгнать военных из аэропортов.

Вскоре на улицах Стамбула и других городов появились толпы сторонников Эрдогана, а также войска и силы безопасности, сохранившие лояльность правительству. "Без сомнения, обращение Эрдогана, переданное по социальным сетям, а также с помощью других новых технологических средств, сыграло свою роль в подавлении мятежа. По иронии судьбы, турецкий президент, остро критиковавший интернет и социальные сети во время антиправительственных демонстраций в 2013 году и угрожавший блокировать доступ к ним, был вынужден обратиться к этим же самым средствам, лишившись связи с силовыми структурами", — пишет Haaretz.

Социальные сети, наряду со старинным средством в виде динамиков на мечетях, помогли вывести тысячи человек на улицы городов. Эрдоган на своем опыте убедился, как можно обернуть себе на пользу инструменты, которые он до сих пор обвинял в продвижении антитурецких целей. Правда, пока неясно, изменит ли он отношение к социальным сетям по следам этих событий или наоборот, постарается окончательно нейтрализовать эти инструменты, заключает израильская газета.

Президент Эрдоган, между тем, требует введения смертной казни для участников мятежа, оправдывая эту меру требованиями народа. Очевидно, что сейчас он настроен решительно и жестко. Глава МИД Франции Жан-Марк Эйро уже предостерег Эрдогана от проведения репрессий.

"Мы хотели бы, чтобы в Турции возобладало верховенство права, это (попытка государственного переворота) не дает господину Эрдогану карт-бланш", — сказал Эйро в эфире телеканала France 3. "Турция должна соответствовать европейским демократическим нормам. Не должно быть чисток, должно функционировать правовое государство", — заявил французский министр.

В экспертном сообществе даже возникло подозрение, что мятеж инспирирован самим Эрдоганом, чтобы "на законных основаниях" расправиться с внутренней оппозицией. К примеру, депутат австрийского парламента от Социал-демократической партии (SPO) Стефан Шеннах считает, что попытка военного переворота в Турции выглядит непрофессиональной и больше похожа на постановку.

"У этой истории есть неприятный осадок, — сказал австрийский политик. — Из-за того, что непонятно, почему все было подготовлено — список судей, список тех, кто теперь задержан, не только военных. Неприятный осадок в том, что постановка (переворота) могла быть на руку (президенту Турции Тайипу) Эрдогану для еще больших изменений в стране. Этот переворот — очень дилетантский переворот".

При этом Шеннах подчеркнул, что если правительство страны было избрано демократическим путем, переворот неприемлем. Однако, по его словам, пока рано утверждать, была ли эта попытка свергнуть власть настоящей или инсценированной. "Пока рано что-то говорить, но мы очень обеспокоены этой ситуацией", — добавил он.

Впрочем, конспирологическая версия не отвергает того, что положение в Турции ухудшалось все последние годы, а значит – для недовольства были все основания. Эксперт по Турции Университета Осло Эйнар Виген считает, что эта страна НАТО очень нестабильна.

Во-первых, на юге Турция граничит с Сирией, разоренной гражданской войной. В стране находится более 2,7 миллиона сирийских беженцев. До вступления в силу договора с ЕС Турция была транзитной страной многочисленных переселенцев, следовавших далее в Европу.

Во-вторых, в стране присутствует террористическая группировка ИГИЛ (запрещена в России). Другие террористы обвиняются в связях с Аль-Каидой. В последние годы произошел целый ряд терактов, в том числе в городах с миллионным населением - Анкаре и Стамбуле.

В-третьих, в курдских районах после того, как турецкие власти летом прошлого года начали новое наступление, сохраняется положение, сходное с гражданское войной.

Ливанская "Ас-Сафир" называет произошедшее "региональным политическим землетрясением". По мнению газеты, в истории Турции было множество военных переворотов, однако это необычный переворот. Несмотря на заявления турецкого руководства, сохраняется некоторая неопределенность. И если она продолжится, то возможна дестабилизация обстановки во всем Ближнем Востоке.

События в Турции могут привести к опасной дестабилизации страны-партнера Запада в регионе, который и так уже сотрясают войны, терроризм и массовая миграция, согласна с точкой зрения алармистов газета The Guardian. Последствия мятежа отразятся на НАТО и Ближнем Востоке, отмечает издание, напоминающее, что до последнего времени Запад считал положение турецких властей относительно стабильным.

Опрошенные газетой The Wall Street Journal эксперты считают, что хаос в Турции способен свести на нет любые попытки Москвы и Вашингтона в борьбе с "Исламским государством" в Сирии.

Администрация Барака Обамы давно разочарована политикой Эрдогана, но Вашингтон по-прежнему сильно зависит от Анкары, отмечает газета Financial Times.

"Турция — это одна из трех неарабских стран на Ближнем Востоке и член НАТО, обладающий солидным опытом противостояния России. Анкара также чрезвычайно важна для борьбы с ИГ, в особенности после того, как она согласилась предоставить американским бомбардировщикам базу Инджирлик для вылета на задания в Ираке и Сирии", — пишет FT.

Обозреватель испанской газеты El Pais Хосе Игнасио Торребланка замечает, что важный геополитический статус Турции — восточного бастиона НАТО, как и внешняя твердость и авторитарность стиля правления президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана, не сделали Турцию менее хрупкой и уязвимой.

По мнению журналиста, из "арабской весны" Эрдоган вышел в статусе лидера мусульманского мира, лелеющего идею построения "нео-оттоманского" порядка, однако сейчас турецкий президент оказался в изоляции как внутри страны, так и на арене мировой политики.

Риторика Эрдогана разделила общество и разожгла этнические и религиозные споры, соглашается журналист британского издания The Guardian Иэн Блэк.

Традиционно турецкая армия рассматривает себя в качестве гаранта светской государственности, замечает Блэк, и с каждым годом среди военных нарастало недовольство авторитарным стилем правления Эрдогана. Кроме того, в армии могли не понять "разворота" внешней политики Турции — улучшения отношений с Россией и Израилем и курса на нормализацию отношений с Дамаском. На все это Эрдоган мог пойти ради того, чтобы успокоить своих сторонников из бизнес-сообщества, обеспокоенных тяжелыми проблемами экономики страны.

Большинство западных экспертов не ожидали, что военные прибегут к попытке переворота, от них ждали "политической реакции" на проблемы в стране. "Турция слишком далеко зашла в своей политической и экономической эволюции, чтобы страна управлялась военной хунтой", — писал аналитик Гёнул Тор в статье для журнала Foreign Affairs. Ответа военных, вероятно, не ждал и сам Эрдоган.

Немецкий публицист и исламовед Михаэль Людерс в интервью DW предположил, что после этого неудавшегося переворота Эрдоган будет крайне жестко обходиться со всеми своими противниками и оппонентами - и не только с военными. Все, кто когда-либо позволял себе критические замечания о нем или его стиле правления, окажется под подозрением в предательстве. Наверняка теперь по Турции прокатится так называемая волна зачисток. Противники Эрдогана будут лишены своих постов. В конечном итоге попытка переворота способствует тому, что власть Эрдогана будет еще более усилена.

Что касается внешней политики, то глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков считает, что договоренности, достигнутые Турцией с Россией, скорее всего, будут сохранены. "Я не вижу оснований, по которым Анкара могла бы от них отказаться. И думаю, что те коррекции, который Эрдоган постепенно начал вводить во внешнюю политику, чтобы наладить отношения и с Россией, и с соседними странами, с которыми у Турции более сложная фаза отношений, эта линия будет продолжена", — отметил парламентарий.