УСПЕХ ЖИРИНОВСКОМУ МОЖЕТ ОБЕСПЕЧИТЬ “НОВЫЙ ИЗБИРАТЕЛЬ”

УСПЕХ ЖИРИНОВСКОМУ МОЖЕТ ОБЕСПЕЧИТЬ “НОВЫЙ ИЗБИРАТЕЛЬ”

13 июля 2016 г. 16:38

Либерально-демократическая партия России планирует по итогам предстоящих выбров в Госдуму оказаться "на следующем месте после партии власти". Об этом в интервью РИА Новости заяви вице-спикер Госдумы, руководитель высшего совета ЛДПР Игорь Лебедев. При этом, по его словам партия способна как минимум повторить результат 1993 год, когда получила свыше 20% на выборах по спискам. Тогда либерал-демократы сформировали одну из крупнейших фракций первой Думы. Сейчас, по мнению Лебедева, “ситуация складывается именно так”. “При подобном раскладе, я считаю, рейтинг ЛДПР может соответствовать 20-25%”, — сказал вице-спикер Думы. В планах партии получить больше 50 мандатов в новом созыве.

Отметим, что по последним опросам ВИЦИОМ и ФОМ либерал-демократы опережают коммунистов на 0,7 и 1 процентный пункт соответственно.

Заместитель директора “Центра политических технологий” Алексей Макаркин считает, что ЛДПР вполне может рассчитывать на второе место. Свое мнение политолог высказал в специальном комментарии порталу “Политаналитика”:

— ЛДПР – это партия, которая действительно сейчас может претендовать на второе место, хотя претендовать не значит получить. Потому что проблема ЛДПР – менее мобилизованный электорат, чем у коммунистов. Коммунистический избиратель дисциплинирован, приходит на участки, если надо – сделает, а избиратель Жириновского не столько дисциплинирован. Поэтому здесь может быть всякое, и я думаю, у коммунистов процент на выборах будет побольше, в силу этой мобилизуемости, и в силу куда большего ядерного электората, который всегда за КПРФ.

Плюс, конечно, многое будет зависеть от качества избирательной кампании. Сейчас кампания только начинается, на старте активнее сторонники Жириновского, причем не только в Москве, но и в целом по стране. Идет такая очень ровная и очень активная кампания по привлечению избирателей. И сам Жириновский играет в ней большую роль.

Тогда как у коммунистов кампания неравномерно идет. То есть в каких-то регионах они уже взялись, в каких-то еще раскачиваются. На общефедеральном уровне у них больших находок пока не было.

Посмотрим, что будет в ходе самой кампании, потому что, на самом деле, все решится буквально в последние полторы-две недели, когда народ вернется из отпусков. Когда решит самые первоочередные проблемы, связанные с покупкой учебников, тетрадей, ластиков, карандашей для школы, и после этого сможет спокойно заняться сравнением основных программных идей, месседжей, которые будут посылать партии. Поэтому пока говорить рано, и вплоть до последних дней кампании говорить будет тоже рано.

Почему ЛДПР так сейчас прибавило? На мой взгляд, здесь несколько моментов. Первый, я уже назвал – это серьезная профессиональная кампания. ЛДПР – это электоральная машина, она работает успешно уже долго время, и эта машина показывает свой ресурс. Это причина номер 1.

Причина номер 2 интереснее – дело в том, что за ЛДПР обычно голосует два вида избирателей. Первый – это те, кто хочет плюнуть в лицо элите. Не нравится им ни властные элиты, ни коммунистические, ни какие другие, а вот Жириновский, он – enfant terrible, он необычен, он такой шут, он – шоумен, и хочется за такого необычного политика проголосовать, чтобы выразить такое недоверие элитам. Это обычно люди достаточно раздраженные.

Другой тип избирателя, противоположный – это молодежь. Им прикольно проголосовать за Жириновского. Они ни в кого плевать не хотят, они достаточно спокойны, им хочется приколоться, но им не хочется голосовать за партию, за которую голосуют их родители, им хочется за что-то этакое. И Жириновский как телезвезда, он привлекает их.

Причем на протяжении времени молодежь от Жириновского уходит, но приходит новая молодежь, и поэтому за Жириновского голосуют. И поэтому благодаря этим двум группам он регулярно переходит избирательный барьер, и 7%, который был раньше, и 5%, который сейчас.

И вот сейчас к Жириновскому, похоже, приходит третий тип избирателя, совершенно неожиданный, это избиратель достаточно продвинутый, с доходами выше среднего, живущий в городах, который голосовал за Михаила Прохорова. То есть, казалось бы, что это совершенно разные электораты. Но пришел такой избиратель. Что с ним произошло?

Во-первых, если в 2011-12 годах этот избиратель поглядывал на оппозицию, на ее большие митинги (хотя сам туда обычно не ходил, но интересовался), то сейчас его взгляды достаточно серьезно скорректировались под влиянием общих процессов, которые происходят в стране. Сейчас этот избиратель куда более подчеркнуто патриотичен и при всей его продвинутости и амбициях он идет в русле некоей волны. Если в 2011-12 годах было модно ругать власть, то сейчас модно совсем другое — быть патриотом. И взгляды этого избирателя стали корректироваться. Поэтому Жириновский для него стал приемлемым. Притом, что взгляды Прохорова и Жириновского очень разные. Это раз.Второе — это то, что если раньше все, что говорил Жириновский, казалось словами enfant terrible, это было что-то эпатажное, вызывающее раздражение и даже гнев, то сейчас Жириновский вполне вписался в мейнстрим, доминирующее настроение. И сейчас многое из того, что раньше говорил только он один, говорят очень многие. И это говорят и по государственным каналам, и на других каналах говорят примерно те же вещи, поэтому риторика Жириновского перестала быть какой-то одиозной. Раз так все говорят, и Дмитрий Киселев говорит так же, таким образом эта риторика стала более легитимной с точки зрения избирателей.

Еще один интересный фактор – избиратели очень ценят успех. Они за Прохорова голосовали не только за какие-то модернистские идеи, но и как за успешного человека, миллиардера, предпринимателя, которого показывают по телевидению. И Жириновский с их точки зрения тоже успешен. Человек в политике 25 лет, регулярно проходит в парламент. Причем, человек из этой самой образованной среды, с двумя университетскими образованиями.

И еще один фактор, четвертый по счету. Дело в том, что у нас партии парламентской оппозиции соревнуются в том, чтобы бороться за голоса избирателя патерналистского. Коммунисты говорят про капитальный ремонт и плату за него, эсеры говорят про него же, Яблоко — то же самое. То же самое по здравоохранению. Это важно для очень многих избирателей, но для этого избирателя это не очень важно. Для них тысяча-другая рублей — это не очень важно. Конечно, хотелось бы сэкономить, но если не получится — ничего страшного. И хотя в заявлениях Жириновского присутствует все, что необходимо для патерналистов, но при этом в своей риторике он более ориентирован на непатерналистские группы. То есть, он говорит “Надо не мешать зарабатывать!”, ругает Ленина, ругает Сталина, он – самый большой антикоммунист. Этот избиратель тоже не хочет ни Ленина, ни Сталина. Этот избиратель не хочет патернализма. Поэтому этот избиратель присматривается сейчас к Жириновскому, часть уже перешла к нему. И у Жириновского появляются дополнительные возможности. И это — самое интересное, потому что это такой “новый избиратель”.