РОССИЯ НЕ ВИДИТ СМЫСЛА ФОРСИРОВАТЬ ТЕМУ ПРОЛОНГАЦИИ ДОГОВОРА СНВ-3

РОССИЯ НЕ ВИДИТ СМЫСЛА ФОРСИРОВАТЬ ТЕМУ ПРОЛОНГАЦИИ ДОГОВОРА СНВ-3

12 июля 2016 г. 17:39

Консультации о продлении договора о сокращении и ограничении стратегических ядерных вооружений (СНВ-3) идет по обе стороны океана. Представители российских и американских властей заявляют, что подписание возможно - на своих условиях. Но если у России требования однозначны и не вызывают внутренних споров, в то в США различные силы настаивают на следовании их частным интересам.

Договор СНВ-3 был подписан в апреле 2010 года в Праге Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым и рассчитан на 10 лет, до 2021 года. Он предусматривает сокращение ядерных боезарядов до 1550 единиц, межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет морского и воздушного базирования – до 700 единиц.

Еще до подписания СНВ-3 Обама дал максималистское обещание избавить мир от ядерного вооружения. И вот на исходе его президентского срока пришло время вспомнить о том, что к выполнению обещанного американский президент даже близко не подошел. Но теперь он чувствует себя заложником данного слова, и пытается навязать свои условия России при продлении договора. Сторонников у главы США не много, хотя и есть желающие отменить или отсрочить планы по развитию новой крылатой ракеты с ядерной боеголовкой, а также сократить долгосрочные проекты по модернизации ядерного арсенала с целью экономии. Однако республиканцы предостерегают Белый дом от ослабления ядерного потенциала США, в том числе с заботой о европейских союзниках, надежно прикрытых американским “ядерным зонтиком”. И все же пока еще действующий президент намерен лично лоббировать собственные условия.

В Кремле сообщают, что пока не получали официальных уведомлений от США о предложениях по СНВ-3. Но уже понятно, что Москва поддержит продление договора только на собственных условиях. А именно: в документе должны быть учтены российская позиция по развертыванию ПРО в Европе и размещению войск НАТО в Прибалтике. Если этого сделано не будет, то всегда можно воспользоваться специально сделанной оговоркой при ратификации договора о том, что Москва может выйти из соглашения в любой момент. Еще ранее замглавы МИД РФ Сергей Рябков говорил о принципиальной невозможности переговоров Москвы и Вашингтона по сокращению ядерных арсеналов в связи с санкциями против России, а также развертыванием ПРО в Европе. Рябков также отметил, что мы уже снизили число ядерных боезарядов и носителей до минимума за последние 50 лет — до уровня конца 1950-х – начала 1960-х годов.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов в специальном комментарии для “Политаналитики” рассматривает резоны обеих сторон и поясняет, почему России нет никакого смысла торопиться с продлением договора:

— Надо сказать, что СНВ-3 на сегодня не является каким-то сдерживающим фактором для развития наших ядерных сил, для их модернизации, потому что сейчас основной задачей является введение в строй новой техники взамен отслуживший свой срок и разработка некоторых новых проектов. Дело не только в количественных показателях, которые мы пока можем не перебирать - СНВ-3, в отличие от предшествующих версий соглашения, не определяет структуру наступательных вооружений. Тогда как в прежних версиях именно контроль за структурой наступательных вооружений и исключение некоторых типов и видов стратегических наступательных вооружений было для американцев довольно важным моментом ограничения, сдерживания нашего потенциала. Попросту говоря, есть виды наших ракет, которые американцы особенно не любят, например из-за того, что их сложнее отслеживать средствами спутниковой разведки. И на них были наложены ограничения, сейчас этого нет.

При этом есть обстоятельства, которые могут в среднесрочном периоде сделать этот договор ограничивающим и уже менее выгодным и интересным. Для России эти обстоятельства связанны с американской глобальной системой ПРО и концепцией молниеносного глобального удара. Они разрабатываются и развиваются в комплексе, в этом смысле на практике американцы комбинируют в связку наступательный и оборонительный потенциал. И если гипотетически быстрый глобальный удар через, условно говоря, 10-15 лет должен с точки зрения американцев быть уже реальным инструментом устрашения (и в том числе средством первого обезоруживающего удара), то система ПРО нацелена на добивание ответного потенциала.

Сегодняшние американские программы предусматривают где-то в районе 2025 года выход концепции глобального быстрого удара на некую плановую мощность, поэтому срок, на который нам предлагают продлить договор, в этом отношении тоже показателен. Потому что он действует до 2021 года, потом еще плюс 5, то есть, 2026 год. Если эти два проекта – быстрого глобального удара и глобальная система ПРО - будут развиваться довольно серьезно и начнут представлять угрозу стратегическому балансу, то самым логичным, и даже можно сказать, - экономичным ответом на это будет наращивание наступательного потенциала со стороны России. Поэтому Москва предусмотрела возможность выхода из договора СНВ-3 и в том случае, если она сочтет развитие системы ПРО уже непосредственно угрожающим стратегическому балансу, и своей безопасности.

Барак Обама выступал с инициативами ядерного разоружения в начале своей легислатуры, исходя из того, что часть американской элиты считает тему ядерного разоружения, ограничение ядерных арсеналов для США, беспроигрышной. С одной стороны, она позволяет им позиционировать себя в качестве миротворцев, в качестве экологически ответственного глобального игрока. С другой стороны, усиливает военное превосходство США, потому что именно ядерное оружие в таких странах как, прежде всего, Россия (можно упомянуть и Китай), является фактором, уравновешивающим колоссальное превосходство США в обычных и в высокоточных вооружениях. Соответственно, чем меньше удельный вес этого фактора, фактора ядерного сдерживания, тем выше степень комплексного военного превосходства США.

Но если Обама хочет продемонстрировать какие-то политические результаты, то у Москвы сейчас нет стимула спешить с продлением договора по СНВ-3. Повторюсь, в ближайшее время СНВ-3 вряд ли станет серьезным ограничивающим барьером, и нет никакого резона спешить с пролонгацией этого договора, потому что до 2021 года еще далеко, а до 2026 года, до которого нам предлагают продлить действие СНВ-3, очень многое может измениться.