МЕТОДИКА ПРОВЕДЕНИЯ СОЦОПРОСОВ “ЛЕВАДА-ЦЕНТРОМ” ДОПУСКАЕТ ИСКАЖЕНИЯ СИТУАЦИИ

МЕТОДИКА ПРОВЕДЕНИЯ СОЦОПРОСОВ “ЛЕВАДА-ЦЕНТРОМ” ДОПУСКАЕТ ИСКАЖЕНИЯ СИТУАЦИИ

12 июля 2016 г. 16:36

Левада-центр” прогнозирует снижение явки на предстоящих думских выборах. Опрос, проведенный в конце июня, показал печальную тенденцию: многие идут на голосование по привычке, а число тех, кто намерен выполнить свой гражданский долг, за последние годы сократилось на 20%. Теперь всего 14% респондентов (а не 20%, как в 2011 году) считают, что на выборах можно выразить свою политическую позицию, подчеркивается в исследовании.

Кроме того, в ходе соцопроса его участникам предложили пояснить причину нежелания голосовать. Здесь выяснилось, что 31% не верит ни одному из политиков, почти столько же уверены, что от их голоса ничего не зависит. Примечательно, что вариант ответа “не вижу партии, отражающей мои интересы” не выбрал никто.

Почти половина опрошенных не считают участие в выборах бесполезным занятием, треть респондентов сказали о важности сентябрьских выборов в Госдуму. 40% уверены, что новый состав нижней палаты парламента будет защищать интересы общества. Однако примерно столько же, как выяснилось, в это не верят.

Итоги опроса “Левада-центра” специально для “Политаналитики” прокомментировал руководитель исследовательских проектов ВЦИОМ Михаил Мамонов. По его словам, декларируемая явка на выборах действительно снижается, и объяснил, с чем это связано:

— Стоит признаться, данное исследование не стало откровением. Часть цифр подтверждается и данными ВЦИОМа. К примеру, в данном исследовании говорится, что 48% респондентов заявляют о том, что придут на избирательные участки. Согласно тому исследованию, которое проводили мы 4 недели назад, этот показатель составляет 51%. Пока декларируемая явка действительно невысокая, и это тревожит. Если мы возьмем показатель за два месяца до выборов в 2011 году, то тогда около 70-75% заявляли о том, что они намерены прийти на избирательные участки.

Тогда 70%, а сейчас 50%. То есть, мы фиксируем падение уровня декларируемой явки. Этому есть объяснения, и они несколько тревожны.

Первое объяснение – мы задавали вопрос в открытой форме респондентам, знают или не знают они, когда состоятся выборы. То есть, респондент сам должен был назвать дату выборов или хотя бы месяц. И всего 37% могли назвать дату. Конечно, это невысокий показатель. Когда мы говорим о сравнении показателей сегодняшней избирательной кампании и кампании 2011 года, следует учитывать временной и сезонный фактор. Сейчас лето, тогда это уже была осень. В летние периоды мы традиционно фиксируем снижение уровня интереса у населения к политике: население живет другими проблемами, это и отдых, и дача, и самообеспечение и так далее. Настроение другое. Но выборы будут в сентябре, и сегодняшний невысокий уровень интереса к политическому действу вызывает тревогу.

Что касается мотивов участия и неучастия – они традиционны. Основной мотив участия – это привычка и прячущийся за ним гражданский долг. При этом мы видим, что показатели гражданского долга в исследовании “Левады” демонстрируют существенно негативную динамику. Если мы сравниваем с 2011 годом, то тут опять минус 20%. Есть некое устойчивое восприятие респондентами политической действительности и оно подтверждается разными социологическими службами.

Что касается отношения россиян к выборам в целом, мотивов их участия и не участия, то мы отчетливо фиксируем повышение рационализации отношения россиян к выборам. То есть, россияне сейчас хотят четко понимать, зачем идти на выборы, что они получат, как изменится их жизнь, насколько кандидаты в депутаты смогут реализовать свои программы, и так далее. И когда мы смотрим на данные “Левады” относительно того, почему люди не идут на выборы или не хотят принимать в них участие, как раз мотив рационализации становится основным. То есть, порядка 60% заявило о том, что не верят, что от их голоса что-то зависит. И этот показатель растет. То есть, рациональность усиливается, это фиксируется в ходе исследования абсолютно разных исследовательских центров.

Если резюмировать ситуацию – возможен сезонный фактор, возможен фактор политической конъюнктуры, но у населения действительно снижается интерес к политическим событиям, интерес к кампании. Это, скорее всего, скажется и на явке: она будет не столь высока, как в 2011 году.

Здесь возникает дилемма. С одной стороны, сейчас делается ставка на конкурентность, открытость и прозрачность выборов, и это должно стимулировать интерес населения к процессу. Но мы видим, что пока еще некий “Рубикон интереса” населением не пройден, и перед теми организациями, которые проводят избирательную кампанию, прежде всего ЦИКом, стоит вопрос: как сделать так, чтобы население перешло этот “Рубикон” и чтобы активность по обеспечению прозрачности и конкурентности привела к усилению интереса. Пока эти ситуация под знаком вопроса.

Как я уже говорил, по результатам нашего исследования, которое мы проводили в июне, 51% респондентов заявили, что придут голосовать. У “Левады” это 48%, то есть, показатели близки. Поэтому можно сказать, что по части вопросов, которые мы можем перепроверить различными социологическими центрами, общие тенденции есть. Другое дело, что часть пунктов, которые приведены в этом исследовании, вызывают вопросы. Например, вопрос о значимости событий: “Как вам кажется, большинство ваших знакомых и близких считают выборы важным событием или не считают важным?”. Если бы мы проводили этот опрос, мы бы добавили как минимум еще одно закрытие. Потому что предложенный набор ответов искажает ситуацию. Не хватает одного, тогда ситуация была бы принципиально иная. С учетом того, что некоторые данные у нас традиционно несколько отличаются, могу сказать, что здесь вопрос скорее к методике, а не к аудитории.