ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКИЕ ДРЯЗГИ В АБХАЗИИ ТОРМОЗЯТ РАЗВИТИЕ ЭТОЙ ПЕРСПЕКТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКИЕ ДРЯЗГИ В АБХАЗИИ ТОРМОЗЯТ РАЗВИТИЕ ЭТОЙ ПЕРСПЕКТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ

11 июля 2016 г. 14:32

В Абхазии признан недействительным референдум, на котором должен был решаться вопрос о проведении досрочных выборов президента. Явка оказалась катастрофически низкой — около 1%. Эксперты указывают, что и оппозиция, которая настояла на голосовании, и власти были заинтересованы в неявке избирателей. Теперь вопрос о досрочных выборах руководителя республики можно будет поставить на референдуме не ранее чем через два года. По национальной конституции срок полномочий действующего президента истекает в 2018 году.

Началось все с того, что в октябре 2015 года партия ветеранов грузино-абхазской войны “Амцахара” призвала президента Рауля Хаджимбу уйти в отставку. В марте 2016 года инициативная группа подала в ЦИК документы с требованием провести референдум, необходимость которого объясняли сложившейся общественно-политической ситуацией в стране и невыполнением предвыборных обещаний: не была проведена конституционная реформа, усиливающая роль парламента и судебной власти, не было сформировано коалиционное правительство с участием оппозиции; прогресс в экономике также отсутствует. Инициаторам удалось набрать нужное количество подписей за проведение голосования. Но к назначенной дате оппозиционеры неожиданно начали призывать граждан бойкотировать референдум - якобы из-за слишком ранних сроков народного волеизъявления.

А в связи со скандалом вокруг главы МВД - аудиозаписи, где он призывал сотрудников не участвовать в референдуме - перед зданием министерства прошел многочисленный митинг с различными обращениями к президенту и правительству. И вот референдум признан несостоявшимся. Значит ли это, что оппозиция проиграла? Протестные выступления вряд ли сойдут совсем на нет, но вместе с тем, жители Абхазии не заинтересованы в политической нестабильности в туристический сезон.

Срыв референдума не позволяет решить текущие проблемы в республике, но речь не идет о срыве возможностей интегрироваться в РФ, говорит директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов в специальном комментарии для “Политаналитики”:

— То, что сегодня мы наблюдаем всплеск оппозиционной активности или даже политической нестабильности в Абхазии, это следствие давнишних проблем, вызовов, которые стояли перед молодым абхазским государством, признанном РФ, дружественным России. Эти проблемы так и не были решены в прошлый электоральный цикл. Как мы помним, последние президентские выборы тоже проходили в напряженной обстановке. До этого выборы были более спокойные с точки зрения политической, хотя и прошли досрочно, после смерти Сергея Багапша, который привел Абхазию к признанию Москвой. Действующий президент Рауль Хаджимба пришел на конфликте и было понятно уже тогда, что проблемы во внутриполитической жизни Абхазии будут продолжаться, и вот сегодня они вышли, что называется, на поверхность.

Что касается провала референдума, то, безусловно, это хитрость властей, имеется в виду президента: назначать голосование в разгар курортного сезона – априори обречь его на провал, что и возмутило оппозицию. На прошлой неделе они митинговали у здания МВД, требовали, в том числе, и переноса референдума на осень. Власти на это не пошли, референдум провалили успешно, но вопрос это не снимает, и проблема остается.

Да, пройдет курортный сезон, когда всем не до политики, не до каких-то политических разборок, поскольку в курортном сезоне в Абхазии задействованы практически 99% всего населения, включая руководство. Осенью проблемы встанут с еще большей остротой, и во что выльется такая “страусиная” политика абхазского руководства, когда они уходят от решения вопросов, уходят от диалога с оппозицией - посмотрим, но думаю, что осенью внутриполитическая ситуация обострится.

Я бы не ставил вопрос о провале возможности интегрироваться в РФ, более того, абхазы сами никогда так вопрос не ставили. В отличие от Южной Осетии, где при каждом случае, по поводу и без повода, в обществе, во внутриполитическом дискурсе звучит тема воссоединения осетинского народа и вхождения в состав России, особенно после Крыма. В Абхазии так вопрос не стоял никогда. Да, они боролись за независимость, за независимость от Грузии, успешно воевали с ней в начале 90-х, освободили свою землю, защитили право жить на своей земле, со своими могилами, разговаривать на своем языке и т. д., но вопрос об интеграции, или вхождении никогда не стоял, они всегда хотели быть самостоятельным государством. На сегодняшний день мало что изменилось, насколько мне известно. Хотя конечно, риторически, некоторые чиновники, в том числе и в России, пытаются представить ситуацию именно таким образом, но это не так. По крайней мере, в простом обществе твердый запрос на суверенитет.

К сожалению, все эти, пускай уже ставшие традиционными для абхазской политики, внутриполитические кризисы тормозят само развитие маленького, но вполне перспективного государства. За прошедшие 8 лет, с момента признания Россией, можно было бы добиться больших результатов в государственном строительстве, развитии государства, повышения уровня жизни и т.д. Россия оказывает республике колоссальную помощь, сейчас меньше, чем в первые годы, но, тем не менее, миллиарды рублей ежегодно; для таких маленьких государств это серьезные деньги. Россия обеспечивает полную физическую безопасность и гарантирует территориальную целостность, помогает технологически, и другими разными способами, как большое дружеское соседнее государство.

Все есть, но внутриполитические дрязги и непонимание стратегии развития политическими классами, надежда на кого-то еще не дают возможности развиваться должным образом. Мы надеялись на больший темп развития, и народ Абхазии тоже на это надеялся. Видимо, это такие болезни роста, которым подвержены маленькие, пусть и древние государства, рождающиеся заново.