СПЕЦИФИКА ПРЕДВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ 2016 ГОДА В СПЕЦИАЛЬНОМ ОПРОСЕ ЭКСПЕРТОВ “ПОЛИТАНАЛИТИКИ”

СПЕЦИФИКА ПРЕДВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ 2016 ГОДА В СПЕЦИАЛЬНОМ ОПРОСЕ ЭКСПЕРТОВ “ПОЛИТАНАЛИТИКИ”

6 июля 2016 г. 20:05

Завершились предвыборные съезды всех наиболее заметных партий — как ведущих парламентских, так и не представленных в нижней палате. Озвучены программы, названы кандидаты по партийным спискам и одномандатным округам, началась подача документов на регистрацию в ЦИК. Все политические силы постарались обозначить цели, в основном это прохождение в Государственную Думу седьмого созыва. Чьим амбициям не суждено сбыться, кто может удивить, какие темы будут самыми актуальными в ходе дискуссий - “Политаналитика” опросила ведущих политологов, а также напоминает самые яркие цитаты федеральных экспертов на тему итогов партийных съездов и особенностей предстоящей предвыборной кампании.

Константин Калачев, руководитель “Политической экспертной группы”

На мой взгляд, специфика нынешней кампании в очевидном общем настрое на укрепление ЕР (об этом говорит и прямое утверждение президента на съезде о том, что он эту партию создавал, и Медведев во главе списка, и Володин во главе региональной группы, и избирательность в части губернаторов-паровозов, куда отобрали наиболее рейтинговых). Вторая особенность - крайняя невнятность позиций и программных тезисов остальных партий (парламентских и нет). Сформулировать, за что агитирует "Справедливая Россия" и даже КПРФ, очень трудно даже человеку, погруженному в политический контекст. О других партиях вообще говорить не приходится. Нынешняя кампания в широком смысле опять становится борьбой личностей и точно не борьбой идей. На это естественно повлиял возврат к одномандатным округам.

Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации

Кампания идет при значительном обновлении кандидатов, партии привлекли значительное число людей со стороны, не членов партий. Помимо этого видно, что уже сформировались определенные правила игры и их придерживаются системные игроки, что делает кампанию чистой, честной и конкурентной.

Дмитрий Абзалов, вице-президент Центра стратегических коммуникаций

Сама по себе кампания уникальная. В виду того, что возвращается смешанная система, очень серьезно изменилась сама система борьбы. Если раньше стояла задача в кулуарном прохождении в тот или иной список, то сейчас в основе лежит борьба и за одномандатные позиции, поэтому борьба будет идти уже на других основаниях с сильными политическими структурами, это очень хороший и очень интересный почерк кампании.

Фактически, кандидатам необходимо очень серьезно погружаться в региональную составляющую. Понятно, что это представители региональной элиты с одной стороны, с другой стороны, крупные предприниматели и депутаты, которые представляют какой-то субъект. И самое интересное, что кандидаты, даже очень хорошо индексируемые, которые не сумели свою повестку привязать и адаптировать к конкретному округу, по которому они идут, или региону, или группе регионов, свои шансы понижают.

Серьезно поменялась позиция партий. Если раньше партия воспринималась как монополия, она вела переговоры, и выбор кандидатов шел от аппарата, то сейчас вопрос во многом уперся и в то, насколько силен сам кандидат. За кандидатами стали впервые бегать - и не по принципу финансового паровоза. То есть, у нас впервые сформировалась концепция выборного политика, который сам по себе, как ни парадоксально, сильнее, чем политический бренд, и он уже начинает думать о своем имидже, может ли он, например, из одной партии правого спектра перейти в левую, и как это будет смотреться. Кандидатам приходится активно работать над своим имиджем, и это серьезный вызов именно технологическому сектору. Потому что им приходится вести публичную кампанию, а большинство наших технологов, как и большинство региональных штабов различных партий, к этому не готовы, весь наш технологический блок раньше был заточен под систему, связанную с борьбой брендов, политических лейблов. А кандидатам приходится делать то, что они раньше не делали. Например, участвовать в дебатах. Раньше это могли сделать доверенные лица.

Для избирателей это тоже неожиданная кампания, в которой им предложили выбрать и потенциальных кандидатов с праймериз, и программы, и предложили выбирать в том числе и по одномандатной модели. Поэтому я бы сказал, что это — очень серьезный вызов и должны быть готовы все элементы. И это, мне кажется, самая интересная часть за последнее время с момента открытия нашего политического поля, с появления выборов губернаторов и возвращения одномандатных выборов. Я считаю, что сейчас фактически формируется политическая система, плоды которой мы будем пожинать ближайшие лет 10-15, а то и больше.

Александр Коньков, доцент факультета государственного управления МГУ

Главная специфика нынешней кампании - в расширении числа участников. Это касается как числа партий (14 могут участвовать без сбора подписей, плюс ряд других заявили о намерении начать сбор подписей), так и самостоятельных индивидуальных политиков - за счёт появления выборов по одномандатным округам. Интерес также представляет идеологическая база политических силу, идущих на выборы. Программы партий, чтобы привлечь избирателя, должны будут продемонстрировать не только актуальность рассматриваемых вопросов, но и способность сохранять свою релевантность в условиях довольно активно и подчас резко меняющихся обстоятельств.

Алексей Мартынов, директор Международного института новейших государств

Спецификой можно назвать следующее: реальная открытость избирательного процесса для граждан-избирателей, отказ от административного ресурса, все новое - почти забытое старое.

С предыдущих парламентских выборов легитимность вернулась в нормальные параметры. Очень сильно за прошедшие 4 года на это повлияла и политическая реформа, которая изменила законы, подходы, принципы, в том числе и не только принципы взаимодействия между государством и участниками избирательного процесса – кандидатам, но и с точки зрения коммуникации между избирателями и организаторами избирательного процесса. Появились дополнительные гарантии всем, в том числе и малым политически представительствам, и возврат, к примеру, в этом году к одномандатным выборам. Все это в совокупности кратно снизило тот процент недоверия к выборам, который сформировался к концу 2011 года.

Политическая реформа была нацелена на то, чтобы как можно больше людей вовлечь в сам процесс подготовки выборов, обсуждения выборов. И это сработало.

Дмитрий Бадовский, председатель Совета директоров фонда ИСЭПИ

Запрос к депутатам меняется, но связано это не только с повесткой, а и с тем, что мы впервые 18 сентября выбираем кандидатов не только по партийным спискам, но и по одномандатным мажоритарным округам. Это кардинально меняет фон кампании и саму структуру общественного запроса. Люди осознают, что Дума — это и законодательный, и представительный орган власти. Задача депутатов — быть не только экспертами в законодательстве, но и надежными представителями интересов городов, территорий, районов и социальных групп. Это также обуславливает то, что депутаты должны представительствовать в защите интересов людей, в том числе в диалоге с исполнительной властью в центре и на местах. В обществе есть запрос на перемены, но не на революцию.

Очевиден новый тренд: среди россиян растет спрос на новые лица и на профессионализм политиков, а спрос на яркие личности и знаменитостей в Госдуме постепенно сходит на ”нет”. Политические партии могут обращать внимание не актуальную социологию или нет, но на выборах выиграет та, которая сможет правильно уловить эти запросы. А цена глухоты к общественным запросам не только разница в процентах по итогам голосования, но и непрохождение пятипроцентного барьера и потеря какого-то количества округов.

Алексей Зудин, Член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

У нас намечается небольшая революция в нише партий думской оппозиции. Весь предыдущий период место партии номер два удерживалось коммунистами, но сейчас либеральные демократы, по крайней мере, на уровне предпочтений российских граждан, их опережают. Это говорит о реальной конкурентной ситуации на думских выборах и лишний раз подчеркивает, что конкурентные выборы сопровождаются достаточно высокой долей неопределенности. Так что вопрос о том, кто станет первой партией среди думской оппозиции, остается открытым.

Ростислав Туровский, вице-президент Центра политических технологий

Наблюдается определенная схожесть и программ, и политической деятельности КПРФ и СР. Обе партии активно отрабатывают левую повестку, что видно по их предвыборным программам. Естественно, что КПРФ пытается выступать несколько радикальней и в большей степени апеллирует к ностальгии по советскому периоду. Но в то же самое время, если говорить о позиционировании этих программ, то они обе антиправительственные, что неизбежно и закономерно, поскольку критиковать президента ни КПРФ, ни СР не хотят и опасаются. Поэтому единственной, и причем весьма удобной, именно для левой партии мишенью становится правительство, учитывая также тот факт, что глава правительства является лидером списка их главного соперника – ЕР.

Михаил Виноградов, президент фонда “Петербургская политика”

Получил резонанс список “Яблока”, несмотря на то, что состав неоднородный. Удалось избежать постоянного соблазна дистанцироваться от единомышленников, к чему часто склонялось “Яблоко”. И это уже вызвало у всех сторонников, в том числе потенциальных, приятное удивление. Что касается “Родины”, то радикализация политического курса, в том числе внешнеполитического, которая велась последние два с половиной года, она, в том числе способствует переходу части радикально-патриотических избирателей в провластный лагерь. Возможно, переходу временному. Пока, несмотря на стрессы, которые в последнее время получают радикалы, они все же не видят, куда можно пойти еще. Так что пока не очевидно, что “Родина” может рассчитывать даже на 3%.

Александр Пожалов, директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ

Позиционирование малых партий на идеологическом поле – категория достаточно условная и размытая. Альянсы и коалиции малых партий — это скорее пиар-ход для привлечения внимания, который серьезно не повлияет на перспективы этих партий на выборах. В большинстве случаев эти альянсы непарламентских партий с правом идти в Госдуму без сбора подписей с малыми партиями, которые не заработали такой квалификации. У таких малых партий шансы на выборы в Госдуму связаны с исключительно борьбой в одном-двух, в некоторых случаях в трех одномандатных округах. На самом деле их задача-максимум более или менее реалистичная: попробовать пройти в парламенты одного, двух, трех регионов, выборы в которые будут происходить одновременно с выборами в Госдуму.

Евгений Минченко, директор международного института политической экспертизы

У “Родины” по одномандатным округам я пока не вижу очевидных фаворитов, которые бы выглядели как несомненные претенденты на победу. Тем не менее, 3% и госфинансирование было бы очень неплохим результатом.

ПАРНАС даже на 3% не рассчитывает. Партии можно всеми силами нарываться на снятие, чтобы просто не позориться. У “Яблока” достаточно предсказуемая десятка, она не стыдная, выглядит в какой-то степени коалиционно. Однако я считаю, что им надо было делать тройку или пятерку — этого было бы достаточно. И больше было бы мотивации у региональных групп на то, чтобы упираться за результат. А сейчас возникает вопрос: за что сражаться людям в регионах? В этом смысле я считаю, что ЕР и СР поступили мудрее, сформировав федеральные списки из одного человека.