БРИТАНЦЕВ ПРОСЯТ НЕ ЗАДЕРЖИВАТЬСЯ В ДВЕРЯХ: "УХОДЯ – УХОДИ"

БРИТАНЦЕВ ПРОСЯТ НЕ ЗАДЕРЖИВАТЬСЯ В ДВЕРЯХ: "УХОДЯ – УХОДИ"

29 июня 2016 г. 13:59

Европарламент на экстренной сессии объявил "недействительными" уступки Великобритании, на которые партнеры по ЕС пошли в феврале ради сохранения страны в сообществе. Любые новые договоры с Лондоном, говорится в документе, не подлежат согласованию до заключения соглашения о выходе из ЕС.

Также евродепутаты призвали Брюссель незамедлительно активировать статью 50 Лиссабонского договора для оформления выхода Великобритании из ЕС. Эта статья гласит, что для начала процедуры "развода" его инициатор должен формально уведомить Брюссель о своем решении.

Парламент ЕС просит выдать Еврокомиссии мандат на проведение переговоров по Brexit и обеспечить "быструю и последовательную процедуру" выхода Великобритании из состава сообщества сразу же после того, как от нее поступит официальное уведомление.

При этом, по мнению депутатов, такое уведомление должно поступить от Лондона "незамедлительно". В этой связи они призывают премьер-министра страны Дэвида Кэмерона, как говориться, "не тянуть волынку" и поскорее оформить нужную бумагу.

В ответ Кэмерон заявил, что Великобритания уведомит ЕС о решении выйти из союза после того, как Лондон примет такое решение. "Это наше суверенное право как страны-члена ЕС", — сказал Кэмерон на пресс-конференции в Брюсселе.

Также британский премьер отметил, что ключевой причиной решения о Brexit стала миграционная проблема. По его словам, британцы сомневаются в возможности ЕС обеспечить контроль на границах.

Насколько можно судить, прежде Кэмерон полагал, что переговоры о выходе должны начаться осенью, когда он уйдет в отставку, уже при новом главе кабинета. Как видим, в вопросе о выходе стороны придерживаются противоположных точек зрения.

Для выхода Великобритании из ЕС необходимо найти по возможности быстрое и, прежде всего, приемлемое для обеих сторон решение, заявил во вторник глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер.

"Речь идет о том, чтобы в ближайшие дни, недели и месяцы найти для исключения Соединенного королевства, по возможности, быстрое и, прежде всего, приемлемое для обеих сторон решение", — сказал Штайнмайер.

Глава МИД ФРГ добавил, что "мы не можем позволить себе" затягивание данного вопроса.

Еврокомиссия должна стать "ключевым звеном" на переговорах с властями Великобритании по выходу страны их Евросоюза, заявил председатель Европарламента Мартин Шульц.

Вместе с тем, по его словам, никто не знает, как работает статья 50 Лиссабонского договора. "Это неизвестная территория" – так выразился председатель Европарламента. "Поэтому было бы разумно говорить друг с другом. Активировать статью и говорить друг с другом", — сказал Шульц.

Впрочем, не все члены ЕС согласны с тем, что "долгие проводы – лишние слезы". Не следует давить на Лондон, чтобы он как можно скорее активировал 50-ю статью, заявил словацкий премьер Роберт Фицо.

"Великобритания – большой игрок и не поддастся подобному давлению", — сказал Фицо. По его словам, Лондон активизирует 50-ю статью тогда, когда это будет отвечать его интересам. В целом дискуссия о Brexit должна носить, по мнению Фицо, спокойный характер, а с Великобританией необходимо сохранить корректные отношения.

Словацкий премьер подверг критике встречу лидеров государств-основателей нынешнего Евросоюза, которая состоялась сразу после британского референдума. Он считает это ошибкой. Как полагает Фицо, политика ЕС по многим вопросам дает сбои и эту проблему необходимо решать. "Если не сумеем отвечать на вызовы, кризис (в ЕС – ред.) будет продолжать развиваться", — подчеркнул премьер.

Несомненно, континентальную Европу больше беспокоит собственное будущее. В ЕС хотели бы извлечь урок из истории с Британией и перевернуть страницу. В своей резолюции на экстренной сессии Европарламент призывал произвести "перезапуск европейского проекта", который позволит сделать союз "лучше и демократичнее".

"В то время как некоторые государства-члены (ЕС) могут по своему усмотрению избрать путь более медленной или менее активной интеграции, ядро ЕС должно быть укреплено, и решений à la carte (на выбор) следует избегать", — говорится в резолюции. При этом парламентарии высказались за укрепление общей внешней политики и политики ЕС в области безопасности.

Внешняя политика Евросоюза будет в ближайшие годы руководствоваться принципами прагматизма, который ЕС предпочитает самоизоляции и стремлению к вторжениям, говорится в тексте Глобальной стратегии внешней политики и политики безопасности ЕС, которую глава европейской дипломатии Федерика Могерини представила во вторник на саммите Евросоюза.

ЕС, согласно стратегии, намерен "продвигать основанный на правилах миропорядок, ключевым принципом которого будет многосторонний подход, а в центре будет находиться ООН".

"ЕС будет способствовать соблюдению прав человека путем диалога и поддержки, в том числе в самых трудных случаях. Путем долговременного взаимодействия, мы будем постоянно пытаться продвигать защиту прав человека. Мы будем продолжать подконтрольный местным властям и основанный на защите прав подход к реформам секторов правосудия, безопасности и обороны, и поддерживать слабые государства в укреплении потенциала, включая кибервозможности", — гласит стратегия.

Перед лицом конфликтов ЕС намерен "практично и принципиально действовать в поддержку миротворчества, сосредоточив усилия на соседних регионах на востоке и юге, рассматривая дальнейшее взаимодействие в каждом случае отдельно".

Евросоюз также предполагает "дальше действовать в поддержку разрешения затянувшихся конфликтов в странах Восточного партнерства".

"Ни один конфликт не может быть разрешен только ЕС. Мы продолжим придерживаться многостороннего подхода, взаимодействуя со всеми игроками, участвующими в конфликте, и необходимыми для его разрешения", — говорится в документе.

В общем, уязвленный Британией Евросоюз пытается заново обрести "смысл жизни". Хотя болезненный развод в итоге может и не состояться. Несмотря на то, что Мартин Шульц исключил возможность "обратного хода" для Соединенного Королевства, назвав спекуляциями рассуждения на данную тему, ряд западных СМИ как раз весьма охотно анализирует такую возможность.

"Я голосовал за выход, но, учитывая все доводы, нельзя отрицать, что в конечном итоге мы останемся в ЕС", — пишет корреспондент The Independent Шон О'Грэйди.

Во-первых, по его мнению, перевес голосов был незначительным. У большинства стран есть конституционный обычай, по которому для серьезных решений нужно одобрение двух третей голосов законодателей или граждан на референдуме — то есть гораздо больше, чем около 52 процентов, проголосовавших за Brexit. Кроме того, некоторых из проголосовавших за отделение вся серьезность складывающейся ситуации заставляет сожалеть о принятом решении, пишет О'Грэйди.

Во-вторых, указывает он, в Великобритании только парламент может решать, следовать ли стране воле народа или нет. Конечно, взять и проигнорировать результаты референдума нельзя, однако он не является решающим фактором.

В-третьих, Евросоюз без Великобритании теряет слишком многое.

Тот, кто сменит премьер-министра Дэвида Кэмерона, вероятно, просто попросит Брюссель о какой-то новой, более выгодной сделке, и ЕС, если у его лидеров есть хоть капля здравого смысла, согласится и предложит что-то, что успокоит сторонников Brexit — например, немного "ударит по тормозам" в миграционном вопросе, считает корреспондент The Independent.

В-четвертых, по мнению О'Грэйди, мало кто из консерваторов — партии большинства, формирующей правительство, — сейчас поддерживает выход из ЕС, включая экс-мэра Лондона Бориса Джонсона, который раньше позиционировал себя как активного сторонника Brexit.

Наконец, если состоятся всеобщие выборы и на смену консерваторам придут лейбористы, они точно не захотят отделяться, не отправившись в Брюссель за советом. В этом случае в стране почти наверняка пройдет повторный референдум, и на этот раз победителями, вероятно, окажутся сторонники ЕС, заключает журналист.

Джон Кэссиди, пишущий для журнала The New Yorker, напоминает, что отделение Великобритании от ЕС — это как минимум долгий процесс. По его мнению, заявление Кэмерона об отставке "остановило часы": до избрания нового премьера статью 50 задействовать не будут, и нет никаких гарантий, что новый премьер прибегнет к ней, даже если им окажется Борис Джонсон.

"Если бы Кэмерон инициировал статью 50 в пятницу утром, Великобритания уже была бы на пути из ЕС: процесс отделения необратим. Но благодаря умному маневру — а это был именно умный маневр — у страны есть еще какое-то время поразмышлять о последствиях Brexit, которые уже оказываются более серьезными, чем рассчитывали многие из голосовавших за выход из Евросоюза", — пишет он.

Кэссиди перечисляет некоторые из этих последствий: обрушение фондового рынка и курса фунта стерлинга, понижение кредитного рейтинга, в будущем — возможные проблемы для бизнеса и рецессия. "Обычные люди, вероятно, будут более обеспокоены тем, что сейчас, когда школьные каникулы на носу, стоимость поездок в Европу, которые ежегодно совершают британцы из всех социальных слоев, подскочила на 12 процентов", — приводит пример автор.

Как и О'Грэйди, он обращает внимание на то, что многие из сторонников Brexit теперь сомневаются в правильности своего выбора. В частности, к ним относится бывший редактор таблоида The Sun, заявивший, что спустя четыре дня после голосования испытал "раскаяние покупателя" и теперь боится того, что будет дальше.

Кэссиди также напоминает о том, что референдум носит рекомендательный характер, однако проигнорировать чаяния 17 миллионов британцев парламент не может себе позволить. Более реальное развитие событий — всеобщие выборы, второй референдум или и то, и другое.

Кэссиди при этом признает, что общался с двумя "уважаемыми людьми" из Лондона, которые против разделения с ЕС, и оба они называют его прогноз слишком оптимистичным.

Колумнист Financial Times Гидеон Рахман придерживается похожего мнения: по его словам, история с отделением Британии от ЕС оказалась шокирующей, драматической и разочаровывающей, и все же "это еще не конец".

По его словам, после того, как он узнал об итогах референдума, он был в мрачном настроении, но в какой-то момент понял, что "уже видел это кино раньше". В 1992 году датчане проголосовали против Маастрихтского договора (положившего начало ЕС — ред.), ирландцы в 2001 году голосовали против Ниццкого договора (внесшего изменения в Маастрихтский — ред.), в 2008 — против Лиссабонского (заменил так и не вступившую в силу Конституцию ЕС — ред.).

В этих случаях ЕС предоставлял ирландцам и датчанам некоторые уступки, и в итоге они голосовали за эти соглашения. "Так почему же, зная историю, кто-то должен верить в то, что решение по британскому референдуму окончательное?" — делает выводы Рахман.

На его взгляд, Брюссель пойдет на уступки Лондону, потому что Великобритания является важным членом ЕС. Разумеется, многие будут в негодовании от такого рода сделки, но, с точки зрения Рахмана, "крики ярости" будут слышны только со стороны экстремистов.

"Но нет никаких причин позволять экстремистам по обе стороны Ла-Манша решать, как закончится эта история", — полагает автор.

Вне зависимости от того, выйдет ли Британия из ЕС или они найдут возможность отыграть обратно, случившееся изменит обе стороны. Такого мнения придерживается и глава Европарламента Мартин Шульц, другие европейские чиновники, их британские коллеги и большинство экспертов по обе стороны Ла-Манша. Слишком велико было потрясение, слишком сильно искажены перспективы и задеты основы, чтобы оставить все как есть.