СМИ ЗАПАДА: BREXIT РАСКОЛОЛ СОЕДИНЕННОЕ КОРОЛЕВСТВО И ПОСТАВИЛ ЕС НА ГРАНЬ РАСПАДА

СМИ ЗАПАДА: BREXIT РАСКОЛОЛ СОЕДИНЕННОЕ КОРОЛЕВСТВО И ПОСТАВИЛ ЕС НА ГРАНЬ РАСПАДА

27 июня 2016 г. 14:47

В минувший четверг Великобритания провела референдум по членству страны в Европейском союзе. Согласно официальным данным, за выход проголосовали 51,9%. Призывавший остаться премьер-министр Дэвид Кэмерон объявил о скорой отставке. Он оставляет следующему премьеру право последовать волеизъявлению граждан и предпринять все необходимые юридические процедуры, формализующие развод.

Brexit произвел эффект разорвавшейся бомбы. И это немудрено, учитывая, что подобного масштаба события не случалось в Европе со времен Второй мировой. Пресса пишет о революции, поднятой "сельской Англией" в защиту своих интересов.

С другой стороны, референдум не носит обязательного характера. По мнению некоторых экспертов, существует отличная от ноля вероятность, что решение о выходе может не ратифицировать британский парламент, большинство в котором составляют еврооптимисты. К тому же, вето на выход Великобритании из Евросоюза может наложить Шотландия. Об этом заявила глава шотландского кабинета Никола Стерджен. Надо иметь в виду, что в Шотландии за Brexit свои голоса отдали лишь 38% граждан, в то время как 62% проголосовали против.

Стерджен сказала, что если британское правительство поставит перед властями Шотландии вопрос о выходе из ЕС (такой сценарий вероятен, отмечают эксперты), она, "конечно же", попросит членов шотландского парламента не давать "законодательного разрешения" на выход из Евросоюза. Она напомнила, что у возглавляемой ею партии 63 места из 129 в парламенте.

Также не исключен вариант проведения повторного референдума, под петицией об инициации которого собрано уже более трех миллионов подписей.

Наконец, Английская корона имеет право вето на законы, принятые парламентом. Надо сказать, что она чрезвычайно редко реализует такую возможность. Но это право не отменено и может быть использовано в чрезвычайной ситуации.

Так что Королевство сейчас все еще не перешагнуло порог ЕС, хотя и стоит в дверях, оглушенное взрывной волной внутреннего общественно-политического конфликта, грозящего разорвать его, а потом отбросить фрагменты на обочину европейского мейнстрима. (Великобритания — это Англия плюс Шотландия, Уэльс и еще несколько островов. Соединенное Королевство — это они же плюс Северная Ирландия.)

О судьбе государства с тревогой пишут мировые СМИ, пытающиеся хотя бы в первом приближении понять, чего нам всем ожидать в ближайшем будущем. Общее мнение таково: экономика Соединенного Королевства в ближайшей перспективе потеряет несколько процентов ВВП, страну ждет снижение курса национальной валюты, сокращение экспорта, сжатие рынка труда и дальнейшая эскалация сепаратистских настроений.

Что касается будущего ЕС, то и здесь большинство прогнозов не слишком оптимистично: ЕС и Великобритания друг без друга будут играть в лучшем случае одну из второстепенных ролей в геополитике. А Евросоюз, лишенный влияния британцев, вне всяких сомнений, станет менее прагматичным, менее либеральным, менее открытым миру и менее рыночным, чем в настоящее время.

Также СМИ допускают, что вслед за Великобританией на выход могут последовать Швеция, Греция, Дания, Нидерланды, Венгрия и Франция. Конечно, эта апокалиптическая оценка не признается многими экспертами. Но мог ли кто-то пару лет назад предсказать нынешний поворот сюжета? Сегодня несомненно одно: многие европейцы весьма негативно относятся к Брюсселю. Американская газета The Washington Post перечисляет семь причин этого.

Первая причина — необходимость "платить за европейских бюрократов". Речь идет о непомерно высоких зарплатах некоторых представителей Евросоюза. Автор статьи, шеф брюссельского бюро газеты Майкл Бирнбаум, не уточняет, о каких конкретно категориях граждан идет речь.

В то время как отдельные страны Европы вынуждены вводить меры жесткой экономии, в том числе урезая зарплату госслужащим, большинство работников аппарата Европейского союза получают щедрое жалование, облагаемое особыми минимальными налогами, — пишет он.

Вторая причина, на которую указывает WP — дорогие поездки. Дело в том, что Европейский парламент обязан каждый месяц собираться в полном составе в Страсбурге, при том, что большая часть действий ЕС регулируется из Брюсселя.

"Поэтому на одну неделю каждый месяц весь аппарат — законодатели, вспомогательный персонал, лоббисты, журналисты и все остальные, всего 10 тысяч человек — в течение пяти часов едут в Страсбург", — поясняет Бирнбаум. По его словам, расходы на содержание штаб-квартир в Страсбурге и Брюсселе оцениваются в 200 миллионов долларов в год.

Третья причина — нормы ЕС, с которыми Брюссель заходит слишком далеко. Бирнбаум вспоминает постановление Еврокомиссии, во многом ставшее символом перегибов Брюсселя — так называемый "закон изогнутого банана". Постановление регулирует нормы кривизны бананов, в первую очередь для их производителей и оптовых продавцов.

Сторонники выхода Великобритании из состава ЕС утверждают, что британцы вправе сами решать, "насколько изогнутыми будут их бананы", поясняет Бирнбаум.

Четвертая причина — отсутствие прозрачности. Серьезные решения ЕС принимает за закрытыми дверями, пишет WP. Лидеры ЕС заключают сделку в частном порядке, потом просто объявляют о своем решении, а журналистам приходится "играть в детективов" и выяснять, кто выступал за, а кто против.

Пятой причиной Бирнбаум называет тот факт, что ЕС не обращает никакого внимания на неприятие избирателями той или иной инициативы и в итоге все равно находит способ "протащить" ее.

В частности, в 2005 году избиратели во Франции и Нидерландах проголосовали против конституции, предложенной Брюсселем. Тогда через пару лет ЕС заключил Лиссабонский договор, который во многом повторял отклоненную конституцию, однако согласие избирателей на этот раз не требовалось.

Шестая причина — огромное количество дорогостоящих переводчиков. "Вы можете по-разному воспринимать стремление ЕС переводить практически все подряд на все 24 своих официальных языка — как свидетельство международного триумфа либо как расточительное использование ресурсов", — поясняет Бирнбаум.

Он приводит цифры: в Европейской комиссии работают 1750 лингвистов, 600 постоянных переводчиков и три тысячи переводчиков-фрилансеров.

Наконец, седьмая причина — излишняя бюрократичность.

Каждому государству, входящему в ЕС, полагается назначать комиссара, основная задача которого — руководить определенной сферой деятельности (по аналогии с министрами). И по мере того, как ЕС расширялся, Брюсселю приходилось создавать новое ведомство, чтобы их количество совпадало с количеством комиссаров.

Поэтому у ЕС есть отдельные комиссии для международного сотрудничества и развития, по вопросам торговли, по вопросам рабочих мест, экономического роста, инвестиций и конкурентоспособности, по финансовым и экономическим вопросам и другие.

Решение британцев отделиться от Евросоюза может стать началом распада или ЕС, или Великобритании, считает Нуриэль Рубини, американский экономист, предсказавший экономический кризис 2008 года. При этом он заверил, что новой волны рецессии или нового финансового кризиса Brexit за собой не повлечет.

С похожим прогнозом на сайте Project Syndicate выступил известный американский финансист Джордж Сорос. С его точки зрения, у Великобритании было лучшее соглашение с Евросоюзом из всех возможных, поскольку она стала членом общего рынка, сохранив при этом свою национальную валюту и сумев добиться ряда других поблажек в исполнении требований Евросоюза. Тем не менее, этого оказалось недостаточно для того, чтобы электорат Соединенного Королевства проголосовал за сохранение страны в составе Евросоюза.

Сорос уверен, что brexit и европейский миграционный кризис подпитывали друг друга. Внезапный приток беженцев разрушил привычный образ жизни людей по всему Евросоюзу. Отсутствие адекватных мер контроля спровоцировало панику, которая затронула всех: местное население, власти, отвечающие за общественную безопасность, и самих беженцев. Это создало благоприятные условия для стремительного подъема ксенофобских и антиевропейских партий — таких как Партия независимости Соединенного Королевства, — поскольку национальные правительства и европейские институты оказались неспособны справиться с кризисом.

Трения между членами Евросоюза достигли крайней точки не только из-за ситуации с беженцами, но и в результате исключительной напряженности между странами-кредиторами и государствами-должниками в составе еврозоны. А в это время ослабевшие лидеры Франции и Германии сосредоточились только на внутренних проблемах.

Теперь катастрофический сценарий, которого многие опасались, материализовался, пишет Сорос. ЕС действительно потерпел неудачу и перестал удовлетворять нужды и устремления своих граждан. Сейчас он движется по направлению к беспорядочной дезинтеграции, которая поставит Европу в более затруднительное положение по сравнению с тем, какой она могла бы быть, если бы Евросоюз никогда не существовал, констатирует американский финансист.

Многие эксперты отмечают, что семена нынешних проблем ЕС были брошены в землю задолго до британского референдума – в тот момент, когда страны-доноры решили навязать свои экономические правила странам-реципиентам, ограничив тем экономический маневр, заставив поднять налоги, запретив государственную поддержку и т.п. В обмен ядро ЕС предложило периферии финансовую помощь, создав рынки сбыта своей продукции.

Это худо-бедно работало в период экономического роста, пишут западные СМИ. Но когда наступил кризис, падение потребительского спроса на периферии ЕС снизило промышленное производство в ядре. Своего товарного производства у стран-реципиентов не осталось, а кормить их надо всё равно в том же, как минимум, объёме. Бесконечное рефинансирование и кредитование проблемных стран привело к простому проеданию странами-реципиентами выделенных средств и накоплению колоссальных долгов.

Если подвести итог сказанному, то следует констатировать необходимость серьезнейших реформ, которые должны вернуть ЕС былую привлекательность. Они, конечно, уже запоздали. Но лучше поздно, чем никогда. Brexit не может остаться без последствий, утверждает Deutsche Welle (Германия).

По мнению редакции, смысл и польза ЕС должны быть выявлены заново. Нельзя в качестве аргумента против ощущения, что европейский политический класс действует как оторванная от реальности элита, использовать набившую оскомину поверхностную риторику типа "нам сейчас требуется больше Европы, чем когда-либо". Ровно наоборот: следует всерьез воспринимать и прорабатывать конструктивную критику в отношении недостатков в ЕС и в Брюсселе, в том, что касается Еврокомиссии, Европарламента и Евросовета. ЕС нуждается в реформе, способной дать гражданам новое чувство взаимосопричастности.

Отдельным темой в западных СМИ проходит британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, который осмелился на проведение референдума исключительно по внутрипартийным обстоятельствам.

Его целью было нейтрализовать евроскептическое крыло в собственной консервативной партии, но тем самым он спровоцировал судьбоносный кризис для Евросоюза. И вызвал к жизни тех самых духов евроскептицизма, которых, собственно, и хотел усмирить. Британский премьер положил судьбу своей страны и всего ЕС на весы бессмысленного и совершенно ненужного референдума, отмечает DW.

Кэмерон расколол британское общество из карьерных и репутационных соображений. А заодно поставил основания ЕС на грань максимально допустимой нагрузки. Его поведение граничит с политическим безрассудством: решение комплексных вопросов такого уровня вряд ли под силу прямой демократии. Vox populi не всегда vox Dei.