ИЗМЕНЕНИЯ В ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ СЫГРАЮТ НА ПОВЫШЕНИЕ ИНТЕРЕСА НАСЕЛЕНИЯ К ВЫБОРАМ

ИЗМЕНЕНИЯ В ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ СЫГРАЮТ НА ПОВЫШЕНИЕ ИНТЕРЕСА НАСЕЛЕНИЯ К ВЫБОРАМ

23 июня 2016 г. 17:53

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) перед большой волной летних отпусков опросил граждан с целью выяснить, сколько из них собираются прямо с дач и пляжей отправиться на избирательные участки 18 сентября для голосования за новых депутатов Государственной Думы. Россияне показали хорошую готовность: 51% точно готов прийти на выборы, при этом еще 18% собираются определиться ближе к дате, но 28% не собираются голосовать вообще. При этом чуть больше трети точно назвали дату голосования, расположение своих избирательных участков 67% опрошенных, видимо, помнят еще с прошлых раз. Но что теперь придется отдавать свой голос еще и за кандидатов-одномандатников, знают 39%.

Надо отметить, что исследование проводилось 11-12 июня: до официального объявления даты выборов и старта избирательной кампании, но после успешных праймериз “Единой России”.

Директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александр Пожалов специально для “Политаналитики” сравнивает нынешнюю ситуацию с началом избирательной кампании 2011 года и видит большую роль в повышении интереса к выборам в голосовании по одномандатным округам:

— Исследование ВЦИОМ проводилось на старте кампании, 11-12 июня, до того момента, как вышел указ президента о назначении выборов в Госдуму. Таким образом, это фиксация уровня информированности общества о выборах еще даже до официального объявления кампании и до проведения партийных съездов, которые станут крупными информационными событиями. Мне кажется, что те цифры, которые опубликованы, достаточно естественны для настоящего момента кампании. Мы видим, что декларируемая явка – порядка 51%, она выше, чем доля избирателей, которые называют правильно месяц и дату выборов. Эта ситуация на текущий момент нормальна. К сентябрю тех избирателей, которые интересуются политикой или которые просто считают своим долгом прийти на выборы, всегда на них ходят или хотя бы всегда рассматривают такую возможность, о точной дате и месте голосования оповестят и партии, и кандидаты, и избиркомы.

В 2011 году явка по стране была около 60%. Если мы сравним данные ФОМа и ВЦИОМа на момент объявления выборов в 2011 и 2016 году (то есть в сентябре 2011 года и в июне нынешнего), то сейчас в вопросе "За какую партию вы бы проголосовали, если бы выборы проходили в ближайшее воскресенье?" доля респондентов, которые выбирают вариант "Не пойду на выборы", на 3-5% меньше, чем в тот же момент кампании 2011 года. Это значит, что когда разговор заходит об электоральных предпочтениях избирателей, то сейчас партийные симпатии уже больше сформированы, а декларируемая принципиальная неготовность идти на выборы при существующем наборе парий – меньше.

Если говорить о том, какие факторы могут работать на повышение информированности избирателей о выборах и, соответственно, на обеспечение высокой явки, то их несколько.

Как только объявлена официальная избирательная кампания и позднее начнется агитационный период не только партии и кандидаты-одномандатники, но и сами избиркомы начнут проводить традиционную кампанию по информированию населения о том, что 18 сентября пройдут выборы в Госдуму. Я думаю, что к концу лета, даже несмотря на отпускной сезон, информированность о дате выборов существенно возрастет.

Второй фактор, который может сработать на повышение информированности и готовность большей части избирателей прийти на участки, это изменившаяся избирательная система. Сейчас избиратель увидит конкуренцию не только между партиями, но и конкуренцию в одномандатных округах. Кандидаты в округах будут активно проводить кампанию “от двери к двери”, опираться на личные встречи с избирателями – все это будет способствовать повышению информированности на территориях, где и когда состоится голосование по выборам депутатов Госдумы.

У нас население не так интенсивно следит за партийной жизнью, воспринимает многие партии отстраненно, но в эту кампанию к людям буквально во дворы будут выходить одномандатники. Социологические опросы свидетельствуют – избиратели соскучились по “своему” депутату в Госдуме, представляющему их район проживания и их локальные интересы. Уверен, что кампания в округах усилит интерес к выборам в целом и повысит готовность электората воспринимать информацию о выборах.

Здесь, конечно, многое будет зависеть от самих кандидатов и партий, насколько они готовы провести такую интенсивную полевую кампанию. Если в каких-то округах большинство кандидатов просто не дойдут до избирателей, решат, что в этом регионе и так предопределена победа “Единой России”, то да, вполне вероятно, явка здесь окажется ниже ожиданий. Но если в округе развернется острая конкуренция и исход выборов не будет предопределен, то это стимулирует активную работу кандидатов с избирателями.

Интерес к кампании также может повыситься благодаря тому, что она проходит в условиях кризиса. Ожидается серьезная содержательная конкуренция между партиями по поводу необходимых мер в социальной политике, по поводу шагов по перестройке экономики, по поводу выбора траектории выхода из кризиса и посткризисного развития. Оппозиция у нас будет говорить о трудностях жизни в кризис, его причинах, неправильных действиях исполнительной власти, которые к нему привели. Это естественно для оппозиции. “Единая Россия”, наверное, будет на шаг впереди и окажется одной из немногих сил, которая представит профессиональную и реалистичную (именно реалистичную!) программу посткризисного развития. То есть будет ориентировать избирателей уже не на обсуждение трудностей сегодняшнего дня, а на реалистичное будущее и на те действия, которые позволят эти трудности преодолеть. Как и должна делать правящая партия, намеренная сохранить свой статус.

То, что партии будут конкурировать друг с другом по программным позициям и подходам — это еще один фактор, который может способствовать росту интереса граждан к выборам. Мне кажется, что у населения будет расти доверие не к тем политическим силам, которые расскажут о том, как все плохо (это люди и сами ощущают лучше политиков), или озвучат заведомо неисполнимые популистские требования, а именно к тем партиям и кандидатам, которые предложат набор конкретных мер, проектов, инициатив в сфере социальной политики и экономики. К такой содержательной конкуренции, на мой взгляд, готова ЕР. Готовы эсеры, которые собираются выйти к избирателю с перечнем 25-ти первоочередных социально-экономических инициатив. Есть предпосылки к этому у КПРФ. Помимо “10 тезисов Зюганова”, во многом повторяющих прежние общие установки коммунистов, КПРФ уже представила программы по образованию и здравоохранению.

Но существует серьезный фактор риска для явки и информированности граждан о выборах – это то, что часть кампании, связанная с выдвижением кандидатов и началом агитации, придется на сезон летних отпусков. Часть избирателей в крупных городах в это время не находится по месту жительства. В отпусках пребывают многие избиратели, которые работают вахтовым методом или на крайнем Севере (там значительная часть отпускников вернется по сути в сентябре, в канун выборов). Поэтому очень важно для всех партий запрограммировать на начало сентября специальную, финальную волну агитации и мобилизации, повторный обход “поля” в первые три недели сентября. По сути, за три недели до дня голосования в округе появится категория избирателей, которая будет мало информирована о специфике выборов в округе, малознакома с составом кандидатов и особенностями их программ. Именно на этот период времени партиям потребуется массовый “выход в поле” к избирателям: кампания “от двери к двери”, кампания встреч с избирателями, разного рода агитклубы.

Таким образом, данные ВЦИОМ об информированности граждан о дате и месте голосования важны для понимания исходной точки, в которой находятся кандидаты и партии в момент объявления выборов, но они не являются критичными и тем боле не являются окончательными. Это пища для размышлений и для самих участников выборов и их технологов, и для организаторов выборов, избиркомов.