ЛОГИКА КОАЛИЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ: “ЕДИНАЯ РОССИЯ” ЗАИНТЕРЕСОВАНА В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ПАРЛАМЕНТЕ

ЛОГИКА КОАЛИЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ: “ЕДИНАЯ РОССИЯ” ЗАИНТЕРЕСОВАНА В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ПАРЛАМЕНТЕ

21 июня 2016 г. 14:33

Единая Россия” в общих интересах готова отказаться от выдвижения собственных кандидатов в нескольких одномандатных округах, сообщает ТАСС со ссылкой на источник в партии. На предстоящих выборах депутатов Государственной Думы кроме партийных списков будут баллотироваться кандидаты по 225 округам, и ранее ЕР собиралась выставить своих партийцев в каждом из них, но при этом с расчетом, что против наиболее сильных соперников из других партий не будут выставляться высококонкурентные фигуры. Прежде всего потому, что сохранение депутатов-профессионалов в новой Думе, независимо от их партийной принадлежности, явно пойдет на пользу всем.

Теперь, как сообщил ТАСС источник в ЕР, партия может совсем отказаться от поддержки собственных кандидатов в некоторых округах. Пока идет речь об уступке кандидатам от “Справедливой России” и ЛДПР, которые выставляют действующих депутатов, в том числе глав думских комитетов, а также лидеров региональных отделений партий.

Член экспертного совета Фонда ИСЭПИ Алексей Зудин в специальном комментарии “Политаналатике” указывает, что это абсолютно верное решение, свидетельствующее о наличии стратегических целей и стремлении усовершенствовать межпартийные взаимоотношения, и которое в том числе стало еще одним результатом посткрымского патриотического консенсуса:

— Информация о возможном снятии ЕР своих кандидатов, и таким образом косвенной поддержке кандидатов от других партий – это очень интересно, вне зависимости от того, будет принято такое решение или нет. Вот почему: прежде всего, нужно напомнить, что еще в ходе подготовки к началу избирательной кампании ходили разговоры о большом пакетном соглашении между думскими партиями о взаимном снятии кандидатов. Насколько я помню, такого рода возможность и обсуждение такого рода возможности была энергично опровергнута коммунистами. После этого разговоры сошли на нет.

Мы также помним, что на региональных выборах последних лет стали последовательно использоваться так называемые коалиционные стратегии, когда голосованию также предшествовали договоренности и соглашения между ЕР и различными партиями (это могла быть СР, это была и ЛДПР) о взаимном снятии кандидатов. Таким образом, разговор о нынешнем возможном снятии кандидатов-одномандатников ЕР возник не на пустом месте.

Конечно, наибольший интерес представляют собой мотивы ЕР, поскольку резонно считается, что в избирательной кампании любая партия ориентирована на успех, и для нее электоральный результат является самым главным. И если партия недостаточно ориентирована на успех, то ей приходится платить за это поражением. Все участники избирательной кампании, все люди, которые с избирательной кампанией так или иначе связаны, прекрасно отдают себе в этом отчет.

Таким образом, если оценивать информацию о готовности ЕР снять своих кандидатов в пользу чужих, тем более, что были сообщения, которые сопровождались списками, и эти списки довольно внушительны, – речь идет о значительном шаге. Он, казалось бы, свидетельствует о том, что ЕР перестает по каким-то причинам перестает руководствоваться электоральной логикой и ведет себя ненормально. Но при более тщательном размышлении можно обнаружить мотивы для такого возможного решения, и мотивы очень-очень серьезные.

Прежде всего, знакомство со списком кандидатов от других партий, в пользу которых может быть приятно решение, показывает, что как правило, это уже действующие депутаты, которые идут на переизбрание, и как правило, это известные и опытные люди. Так вот рассматривая решения о возможной поддержке этих людей, ЕР демонстрирует заинтересованность в том, насколько хорошо будет укомплектован законодательный механизм новой Думы, и это вполне реальный мотив. Как партия большинства “Единая Россия” неизбежно отвечает за качество законодательной работы новой Думы, она заинтересована в том, чтобы это качество, по крайней мере, не было снижено. Кроме того, в уже уходящей Думе был накоплен опыт совместной работы с этими депутатами из списка от других партий. И тогда становится понятным, почему ЕР обсуждает решение, которое выбивается из логики избирательной кампании, и почему это решение, несмотря на то, что оно, на первый взгляд, алогичное, почему это решение все-таки осмысленное и рациональное.

Конечно, если мы будем рассматривать каждую конкретную кандидатуру от других партий, можно предположить, что возможны свои дополнительные обмены на уровне одномандатных округов, в зависимости от тех ситуаций, которые там складываются. Вполне возможно, что есть в этом некий электоральный расчет, но сейчас мы этого сказать не можем, такой информации нет. Тем не менее, это вполне возможный размен на уровне одномандатных округов, то есть "мы поддержим здесь ваших, а вы тогда не выставляете своих сильных против наших в других местах", такого рода договоренности вполне возможны. Они отвечают духу этого решения, здесь есть и электоральный смысл, что очень вероятно.

Есть еще один мотив, который не противоречит уже названным. Тот факт, что ЕР способна руководствоваться логикой, которая не вписывается в рамки узкоэлекторальной, узкоситуативной тактики, говорит о том, что это партия лидера, партия большинства, именно потому, что только лидирующая сила обладает способностью к разумному самоограничению. Да, такая сила может победить везде, выиграть большую часть кампании, но в некоторых случаях она этого не делает просто потому, что она дорожит своими союзниками, дорожит отношениями и результатами хороших отношений с союзниками. Поэтому обладает способностью руководствоваться не только ближайшими целями, но и целями среднесрочными и долгосрочными. Действительно, когда ведущая партия обладает способностью и мыслить, и действовать стратегически, эта способность к разумному самоограничению – важный показатель умения выстраивать свои действия в стратегической перспективе.

Кроме того, в понимании того, какими причинами и мотивами может руководствоваться “Единая Россия”, ведя переговоры о снятии кандидатов и косвенной поддержке чужих, имеет значение не только фамилии и то, что они являются действующими депутатами, которые идут на переизбрание, но имеет значение и то, от каких партий они выдвигаются. И это в основном депутаты, которые представляют “Справедливую Россию” и ЛДПР. И здесь появляется еще один возможный мотив поддержки этих депутатов. Все мы помним, что после воссоединения Крыма с Россией и возникновения патриотического консенсуса, это очень сильно повлияло не только на общий климат в стране, но и на взаимоотношения политических партий, на их позиции и возник так называемый “посткрымский консенсус”. При этом мало обращают внимание на то, что различные партиии все-таки с различной глубиной включены в этот патриотический консенсус. В частности, КПРФ, поддерживая действия президента по внешней политике и обороне в том что касается защиты территорального единства и территоральной целостности, тем не менее стремится настаивать на своих особых позициях не только по вопросу внутренней политики, по социально-экономическим вопросам, где между партиями-участниками посткрымского консенсуса сохраняются значительные расхождения, но и по общегосударственным вопросам тоже. В частности, коммунисты отказались от совместного празднования Дня народного единства. Был ряд других примеров, которые подтверждают стремление КПРФ сохранять особость даже в условиях посткрымского консенсуса.

Нужно отметить, что это решение о поддержке кандидатов от партий-соперников в одномандатных округах может быть принято именно в отношении партий, с которыми больше всего налажено сотрудничество, потому что в отличие от коммунистов и справедливороссы, и либерал-демократы полностью вовлечены в посткрымский консенсус. Можно говорить о том, что в российской партийной системе начинают формироваться контуры двух центров. Первый представлен “Единой Россией” и партиями, которые наиболее вовлечены в посткрымский консенсус, а второй центр — это КПРФ. И это важный тренд, который нужно учитывать в связи с возможным новым проявлением коалиционной стратегии со стороны “Единой России”.