БРИТАНИЯ ОКАЗАЛАСЬ НА ПОРОГЕ ЕС ВВИДУ ТАКТИЧЕСКИХ СООБРАЖЕНИЙ ДЭВИДА КЭМЕРОНА

БРИТАНИЯ ОКАЗАЛАСЬ НА ПОРОГЕ ЕС ВВИДУ ТАКТИЧЕСКИХ СООБРАЖЕНИЙ ДЭВИДА КЭМЕРОНА

14 июня 2016 г. 13:55

Британцы готовятся на выход — сразу два опроса в преддверии предстоящего 23 июня общенационального голосования по выходу из Европейского союза показывают, что все больше жителей Соединенного Королевства склоняются к решительному шагу. По данным опроса YouGov, покинуть ЕС готовы 43% опрошенных, а желающих, чтобы страна осталась в Евросоюзе, 42%. Опрос, проведенный компанией ORB для газеты The Independent, показывает более существенный разрыв: 55% верноподданных проголосовали бы за выход и лишь 45% – за сохранение статус-кво.

В оставшиеся считанные дни противники и сторонники Brexit схлестнутся в ожесточенных дебатах. Пока особенно выделилась группа граждан, выступающих за выход из ЕС, в статье одной из самых популярных газет страны The Sun раздаются призывы: “Мы должны освободить себя от диктата Брюсселя. За 43 года, что Британия была членом ЕС, он показал всю свою жадность, расточительство и некомпетентность в условиях кризиса. В следующий четверг на избирательных участках мы сможем исправить эту ужасную историческую ошибку”.

А тем временем даже букмекеры, чутко улавливающие настроения масс и не упускающие возможности на них заработать, пересмотрели в сторону понижения коэффициенты на выход Великобритании из Евросоюза по итогам референдума. Так, крупнейшая в мире биржа ставок Betfair считает, что вероятность сохранения статус-кво Лондона в ЕС за последнюю неделю снизилась с 78% до 70%. Один из старейших букмекеров Великобритании компания Ladbrokes также понизила коэффициент на выход страны из Евросоюза: еще неделей ранее можно было увеличить ставку на этот исход почти в четыре раза, сейчас выигрыш лишь утроит поставленную сумму.

Руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН, доктор философских наук Елена Ананьева в специальном комментарии для “Политаналитики” отмечает, что еще не все решено, и напоминает, что это тактический ход действующего премьер-министра поставил Британию перед стратегическим выбором:

— До референдума остаются две недели, и все может быть. Нужно учитывать еще два фактора. Первое – это доля неопределившихся, которые будут принимать решение в самый последний момент. Второе: очень многое зависит от явки, потому что старшее поколение в принципе выступает за то, чтобы Британия вышла из ЕС, а молодежь за то, чтобы осталась, поэтому борьба в последние дни будет вестись вокруг этих групп неопределившихся, и за повышение явки.

Количество сторонников выхода из ЕС все время колеблется, за все годы наблюдений, социологических опросов, лет за 20, можно видеть, что есть где-то 20% твердых сторонников выхода Британии из ЕС, и 30% за то, чтобы осталась. В зависимости от того, в каком состоянии находился ЕС, эти цифры колебались.

Если смотреть на количество сторонников и противников выхода по ведущим партиям, то позиции евроскептиков среди консерваторов достаточно сильны, и еще Дизраэли (Бенджамин Дизраэли, премьер-министр Великобритании во второй половине 19-го века – прим. ред.) говорил о том, что консервативная партия не может не быть националистической, либо она национальная, националистическая, либо она никакая. Поэтому сторонники выхода Британии из ЕС в основном сконцентрировались в консервативной партии.

В лейбористской партии ситуация менялась, потому что сначала, когда было создано Европейское экономическое сообщество, лейбористы считали, что это объединение крупного капитала, и были против ЕС, а потом, по мере того, как в этом интеграционном объединении в целом принимали социальное законодательство, причем выраженного социал-демократического плана, лейбористы сменили свою позицию и стали сторонниками Европейского экономического сообщества, и далее ЕС. Поэтому в целом сейчас партия выступает за то, чтобы Британия осталась в ЕС, но и в ней есть евроскептики.

Может показаться, что действующий премьер-министр Дэвид Кэмерон менял свою позицию относительно Brexit, но на самом деле он был достаточно последователен. Когда его партия (консервативная — прим. ред.) была в оппозиции, он выступал за то, чтобы был проведен референдум по Лиссабонскому договору, однако ярым сторонником выхода Британии из ЕС он никогда не был. Нужно сказать, что в январе 2013-го года он объявил о референдуме из тактических соображений: во-первых, чтобы сохранить единство партии, он сделал уступку евроскептикам в партии, и во-вторых – для того, чтобы в преддверии выборов 2015-го года избиратели партии не ушли к Партии независимости Соединенного Королевства.

Тогда это обещание было легко дать, потому что никто не предполагал, что партия сможет сформировать однопартийное правительство, вчистую победить на выборах. Расчет был на то, что партии придется создавать коалицию с либеральными демократами и тогда это обещание нивелируется. Поскольку партия победила, ему пришлось выполнять это обещание. Таким образом, он объявил референдум из тактических соображений, но поставил стратегические позиции Британии под вопрос.

Если же говорить о последствиях возможного выхода Великобритании из ЕС, то скорее всего, она проиграет по большинству позиций. Были очень разные экономические выкладки, цифры, в ту и в другую сторону, и даже парламентский комитет вынужден был сказать, что и сторонники, и противники ЕС с цифрами обращаются очень вольно. Но для евроскептиков речь всегда шла о том, чтобы был сохранен парламентский суверенитет, поэтому один из видных лидеров евроскептиков Борис Джонсон, бывший мэр Лондона, говорит о том, что США, которые призывают Британию остаться в ЕС, никогда бы сами не оставались в организации, которая настолько подавляет национальный, государственный суверенитет.