МЕЖПАРТИЙНЫЙ КОМПРОМИСС ПОЗВОЛИТ ПРОВЕСТИ ВЫБОРЫ НА ПОЗИТИВЕ – БЕЗ ПЕРЕГИБОВ И “ЧЕРНУХИ”

МЕЖПАРТИЙНЫЙ КОМПРОМИСС ПОЗВОЛИТ ПРОВЕСТИ ВЫБОРЫ НА ПОЗИТИВЕ – БЕЗ ПЕРЕГИБОВ И “ЧЕРНУХИ”

7 июня 2016 г. 15:19

Единая Россия”, ЛДПР и “Справедливая Россия” подпишут партнерское соглашение по “размену” одномандатных округов, сообщает портал Znak.com. Партии заключат договор о поддержке сильнейших кандидатов в округах — против которых не будут выставляться конкурентные фигуры. С КПРФ также будет заключено подобное соглашение, но, судя по всему, без громкой огласки. Таким образом, в “белые списки” парламентских партий могут войти, к примеру, Вадим Соловьев (КПРФ, Тверская область), Леонид Калашников (КПРФ, Самарская область), Галина Хованская (СР, Москва), Александр Бурков (СР, Свердловская область), Валерий Гартунг (СР, Челябинская область), и еще ряд действующих депутатов Госдумы.

При этом “Единая Россия” выдвинет несколько сильнейших кандидатов как по территориальным группам, так и по одномандатным округам, среди них могут быть Сергей Неверов (Смоленская область), Сергей Нарышкин (Ленинградская область), Ирина Роднина (Московская область), Владимир Васильев (Тверская область), Любовь Духанина (Москва) и некоторые другие. Это даст возможность в случае победы таких кандидатов по одномандатным округам передать их мандат в региональном списке следующему человеку.

Руководитель “Политической экспертной группы” Константин Калачев в эксклюзивном комментарии для “Политаналитики” отмечает заинтересованность всех партий в наличии сильных депутатов в будущей Думе безотносительно их партийной принадлежности, и обращает внимание, что КПРФ в случае отказа от таких соглашений может переоценить свои силы, доверяя некоторым прогнозам:

— Начнем с того, что у ЕР наверняка будет большинство в следующей Госдуме, и я думаю, что люди, которые в Госдуме уже работали, заинтересованы в сохранении коллег, с которыми выстроились конструктивные рабочие отношения, которые проявляют способности в законотворческой деятельности. То есть, одна из особенностей этого соглашения в том, что речь идет о выделении округов под действующих депутатов парламентских партий, тех, кто себя в законотворческой деятельности уже зарекомендовал. Я думаю, что ЕР нужны не только оппоненты, нужны и партнеры. Причем партнеры и оппоненты могут представлять одну и ту же партию.

Другая история связана с ситуацией в тех округах, где у кандидатов ЕР не бесспорные позиции: ведь понятно, что представители парламентских партий, таких, как СР или ЛДПР, тоже вели работу в регионах, и крайне сложно бороться с такими людьми, например, как Валерий Гартунг (действующий депутат от партии “Справедливая Россия” - ред.), имеющими и высокую известность, и серьезные ресурсы, и большой опыт в выборах, причем в выборах не только по партийным спискам. И здесь самое разумное, мне кажется – это искать компромиссы и идти на размен там, где шансы на победу кандидата ЕР не очевидны, где шансы представителя другой парламентской партии, СР или ЛДПР, по социологии выглядят предпочтительнее. Что не говорит о предрешенности на самом деле, потому что иногда люди, стартующие с высокими рейтингами, затем скатываются и теряют лидерство. Но в любом случае, так или иначе, есть определенные риски, которых ЕР хотела бы избежать.

Например, в Челябинской области можно создать условия для избрания Гартунга, не переводить все в открытое противостояние, без берегов и границ. А если оказывать серьезное противодействие проходному кандидату от парламентской партии, то понятно, что информация распространяется и за границы округов. Вопрос что лучше: пойти на размен, и провести джентельменскую кампанию, без перегибов, без “чернухи”, без взаимных обличений. То есть, провести кампанию на позитиве, конструктиве, кампанию как соревнование программных установок двух партий. Либо препятствовать и получить кампанию с переходом на личности, со всеми вытекающим последствиями, компроматами, грязными избирательными технологиями и т.д.

И в этом заинтересована не только ЕР, заинтересованы и другие игроки, потому что одни не хотели бы, условно говоря, создавать ненужные риски и угрозы, а другие не хотели бы распылять ресурсы. В той же Ярославской области, где Анатолий Вишняков (партия СР — ред.) может вести кампанию в масштабах округа, и в основном на темах, отражающих позитивную часть предвыборной стратегии СР. Или кампания может быть перенесена на весь регион, и будет строиться на контрпозиционировании, обличении, на критике, причем на критике жесткой, и может быть, даже личностной в адрес местных региональных властей, представителей ЕР и так далее.

Поэтому здесь имеет место выгода для всех сторон: ЛДПР и СР заинтересованы спокойно провести своих наиболее ценных депутатов по округам, а ресурсы, которые могли быть задействованы в ситуации жесткого противостояния, использовать не на региональном и местном, а на федеральном уровне. Условно говоря, это позволяет сконцентрировать все ресурсы на федеральной кампании, и дает дополнительные преференции для парламентских партий.

ЕР может позволить себе экспериментировать по округам, где есть сильные либерал-демократы или справедливороссы, но это, во-первых, не обязательно закончится успехом, а во-вторых, это усложнит поиск взаимопонимания в дальнейшем.

Что касается коммунистов, то им делали предложение (или они сами делали предложение, не берусь судить, есть разные по этому поводу версии), но знаю одно – коммунисты решили отказаться от каких-либо публичных договоренностей, поскольку хотят сохранить имидж самой оппозиционной партии.

Замечу, конечно, что они взвешивали свои приобретения по округам, и свои возможные потери по партийным спискам, если соглашения будут использованы против них. Потери, наверное, были бы, и никто в этих потерях не заинтересован. Насчет приобретений - коммунисты считают, что им предлагают то, что они должны и так получить, хотя не факт. Вот Московская область, г-н Русских - да, сильный кандидат, но против него идет не менее сильный кандидат от ЕР. Возможно, на самом деле коммунисты переоценивают возможности кандидатов в округах, того же Калашникова в Тольятти, может быть, это пагубная самонадеянность, но жизнь покажет.

Когда состоится официальное выдвижение, мы все узнаем и поймем, как раз на примере тех представителей КПРФ, которые являются сильными кандидатами. Я посмотрел на Московскую область, и что касается как раз соглашения с КПРФ, то я не уверен, что оно ЕР необходимо, может быть, необходимо в большей степени КПРФ, но, если коммунисты этого не понимают, жизнь будет их учить каким-то образом.

Поживем - увидим, но с моей точки зрения, те представители КПРФ, которые рассматриваются как сильные одномандатники, не всегда являются непобедимыми. Я бы сказал, что некоторые представители СР выглядят даже убедительнее и потяжеловеснее. Очень сложно будет выиграть в Ярославской области у Вишнякова, который там вечный депутат, очень сложно. Возможно, но сложно. Очень сложно у того же Гартунга. Но вот можно ли обыграть Русских или Калашникова? Я думаю, что можно.

У коммунистов еще есть возможность для того, чтобы как-то попытаться договориться с конкурентами, кулуарно или открыто. Я думаю, что торг продолжается, это очевидно, у КПРФ еще есть некоторое головокружение, потому что некоторые социологи, из Левада-Центра, например, рисуут им очень красивый прогноз на 20 и более процентов, и в этой ситуации, когда все так хорошо, вроде бы “зачем нам договариваться, мы получим свое по спискам”. Но я бы не стал вращаться вокруг прогнозов, я думаю, что некоторые социологи и эксперты переоценивают КПРФ.