МОДЕЛЬ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ГОЛОСОВАНИЯ ЕР – НАИБОЛЕЕ ДЕМОКРАТИЧНАЯ, ДАЖЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИ

МОДЕЛЬ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ГОЛОСОВАНИЯ ЕР – НАИБОЛЕЕ ДЕМОКРАТИЧНАЯ, ДАЖЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИ

24 мая 2016 г. 20:17

Российские и зарубежные политики, журналисты, политологи и политтехнологи продолжают подводить итоги предварительного голосования “Единой России”, прошедшего по всей стране 22 мая. И если внимание политиков и журналистов в большей степени приковано к оценке тех или иных кандидатур, методов ведения предвыборной агитации, нарушений, то политологи и политтехнологи смотрят на ситуацию с точки зрения технологии. В комментариях ведущих экспертов не раз отмечалось, что нынешние праймериз – первые в своем роде и могут существенно изменить не только процесс выборов, но и политический ландшафт России в целом.

Политаналитика” попросила дать оценку происходящему известного российского политолога и политического консультанта Игоря Минтусова, который дал небольшое интервью порталу:

— Как вы оцениваете идею праймериз, таких вот широких общественных дебатов? Можно ли сказать, что это своеобразный “перезапуск” политического процесса в стране?

– Я смотрю на проведение праймериз как на очень положительный факт, считаю, что это стратегически очень правильное политическое решение, политическое действие, которое осуществила “Единая Россия”. И я бы в данном случае скорей бы сделал акцент не на том, что это “перезапуск” политической системы, а на том, что это некоторый логический шаг в политическом развитии, в партийном развитии, в развитии выборной системы в России, которая сейчас и происходит. Рано или поздно такого рода действия, объявленные и реализуемые правящей партией, должны были произойти. Я думал, что это произойдет позже, через несколько лет. И то, что это произошло в 2016 году, я имею в виду такие первые широкомасштабные праймериз (я не говорю про праймериз, которые проводили в очень ограниченном формате, отдельные партии, и в том числе ЕР) поэтому не сомнения, что это положительная идея. Идея, которая будет способствовать фиксированию и созданию традиций демократических процедур в политической работе партии с одной стороны, и электората – с другой стороны.

– Реализацию этой идеи подтолкнул президент, своими заявлениями в 2012 году?

Мне не хочется делать постоянные отсылки к президенту, к тому, что на эту идею намекнул Путин, или как-то подсказал. Давайте оценивать факт, есть правящая партия – Единая Россия, которая, не побоюсь этого слова, занимает монопольное положение в политической системе. И то, что эта партия выступила с инициативой, и, более того, если мне память не изменяет, впервые даже в 2007 году была сделана такая первая попытка. Вот сейчас они это сделали во всероссийском масштабе. Да это сделано партией, негласным лидером которой является известно кто, но есть гласный лидер и другие, в том числе Медведев. Молодцы! Что я могу сказать? Как гражданин страны, я считаю, очень здорово, что правящая партия, которую никто не заставлял это делать, никогда это не являлось традицией, не было законодательно закреплено, это делает, и то, что они это сделали.

– Как вы оцениваете качество проведения и подготовки праймериз?

– Сейчас сложно общую картинку нарисовать, потому что нарушений было немало, с одной стороны. Я сужу по тому, что сейчас удается читать в СМИ. Нарушения, в первую очередь в Приморском крае и в Подмосковье. С другой стороны, я бы не стал на этом делать акцент. Естественно, нарушения были, естественно, какие-то региональные власти, которые до этого времени на постоянной основе, это мое оценочное суждение, так либо иначе пытались влиять на волеизъявление граждан, используя административный ресурс. Естественно, все эти желания, инстинкты, рефлексы остались. Но я с большим уважением и пониманием отношусь ко всем тем меседжам, которые посылал Генеральный совет партии. Что он это не приветствует и будет разбираться. Но даже если на 20-30% участков, округов, я говорю о максимальной цифре, даже если там были нарушения, это никак не умоляет того, что в 70% прошли объективно и праймериз, и объективно считались результаты. И я считаю, что на этом надо делать акцент, на том, что на большинстве участков все проходило справедливо. Это моя точка зрения.

– А вы могли бы оценить плюсы и минусы российских праймериз? Сравнить, скажем так, российскую модель, с иностранными аналогами?

– Преимущества российской модели, по которой проводилось первичное голосование, это первая модель праймериз ЕР – нет никаких преимуществ, также как и нет недостатков по сравнению с другими моделями. Я считаю, что первая модель, по которой ЕР провела праймериз, вполне соответствует самым "передовым" моделям, которые есть в США, и в некоторых других странах. Если уходить в технологии, если говорить о моделях, то есть вторя, третья, четвертая модель праймериз. И если анализировать их, то от третьей и четвертой модели, я бы со временем на месте членов партии ЕР, отказался, потому что они не производят впечатления демократичных моделей. Они предусматривают закрытый список выборщиков, эти модели это не праймериз, это просто, что называется, выборы внутри одной общественной организации. Вот вторая модель, такая, как в США. Там есть общее избирательное право, плюс предварительная система регистрации выборщиков. Но даже в этом смысле российская модель, я бы сказал, имеет преимущества по сравнению с американской системой. В российской модели не надо регистрироваться. Другое дело, что в американской модели зарегистрироваться несложно, но все равно какое-то действие надо сделать, ты должен предварительно зарегистрироваться. У нас достаточно просто заявиться. Парадокс заключается в том, что российская модель — это наиболее демократичная модель, которая может быть, даже теоретически.

– Насколько праймериз, по-вашему, поменяют количественный состав фракции ЕР и качественный вообще для Госдумы и для заксобраний регионов, где пройдут выборы? С учетом того, что впервые за 10 лет выборы в нижнюю палату проходят по смешанной системе.

– Это более сложный вопрос. Чтобы на него можно было ответить, “Единой России” нужно после состоявшихся успешных праймериз пройти серьезное внутрипартийное испытание. Потому что праймериз — это исключительно внутрипартийное дело, и процедура, которая определяет праймериз — это процедура, которую осуществляют члены партии.

Испытание первое: очень любопытно, на тех участках, где зафиксированы определенные нарушения, будут отменены результатов? Для меня как для эксперта это будет индикатором, лакмусовой бумажкой. Если на этих участках результаты останутся прежними, то отсюда можно сделать далеко идущие выводы.

Второй индикатор: мы должны сравнить 70% (по моей экспертной оценке) тех победителей праймериз, которые выиграли без тени сомнений, с итоговым списком Единой России — все ли они там окажутся. Напомню, что у Единой России есть и юридические основания выдвинуть других людей, совсем необязательно победителей праймериз.

Только после того, как эти два важных промежуточных этапа пройдут успешно в моих глазах, тогда будет интересно ответить на заданный вопрос. Если и в первом, и во втором случае все будет сделано корректно — будут объявлены недействительными результаты по тем округам, где зафиксированы нарушения и партия придержется списка победителей, не будет его видоизменять на своем съезде — это, конечно, существенно в лучшую сторону повлияет на качественный состав Государственной думы. Так как в ней окажутся люди, которые прошли вот это, я бы сказал, "горнилушко" праймериз и имеют некоторую закалку. Горнило они пройдут уже в ходе выборов.

– Нужно ли и будут другие, в первую очередь крупные российские партии перенимать этот опыт?

– “Единая Россия” за счет своей масштабности и объективных ресурсов, которые у нее есть, конечно, поставила другие парламентские партии в сложное положение, потому что так же масштабно провести праймериз они не смогут просто потому, что у них нет таких ресурсов. Хочу отметить, что очень правильно сделано, что открыто объявлены затраты на проведение праймериз, их никто не скрывает: 600 миллионов рублей — это большая сумма, но важно, что все о ней знают.

Если у других партий была бы такая лишняя сумма, то они, конечно, провели бы праймериз. Но сейчас им это сложно делать, потому что на фоне праймериз “Единой России” их праймериз будут менее эффективными и масштабными, исходя из охвата основных электоральных групп. Но, конечно, для любой партии, которая претендует на то, чтобы быть массово поддержанной и иметь в своем названии слово "демократическая", не просто исторически, а фактически, праймериз — это хорошая история. Но она начинается только тогда, когда есть критический уровень массовости партии. Ясно, что если партия не очень большая, пусть и в меру уважаемая, например: Родина, Пенсионеры за справедливость, КПСС – будет проводить праймериз, то это будет очень наивно и, может быть, даже комично. Но у крупной партии, например КПРФ, потенциал для проведения праймериз достаточный. Но я боюсь, что праймериз чужды тем политическим традициям, которые существуют в КПРФ. Их политическим лидерам будет очень сложно принять идею праймериз, потому что исторически коммунисты с праймериз никак не ассоциируются.