ПРАЙМЕРИЗ ЕР ВЛИЯЮТ НА ПРЕДВЫБОРНЫЕ ПОЗИЦИИ САМОЙ ПАРТИИ И НА ПАРТСИСТЕМУ В ЦЕЛОМ

ПРАЙМЕРИЗ ЕР ВЛИЯЮТ НА ПРЕДВЫБОРНЫЕ ПОЗИЦИИ САМОЙ ПАРТИИ И НА ПАРТСИСТЕМУ В ЦЕЛОМ

20 мая 2016 г. 18:07

Единая Россия”. Хотя это не первые праймериз, но именно в этом году они приняли наибольший масштаб, а опросы показывают, что усилия партии вознаграждаются значительным интересом избирателей. Согласно опросу ВЦИОМ, к идее проведения праймериз положительно относится треть граждан, среди которых были сторонн фики всех политических сил, столько же выразили готовность принять участие в предварительном голосовании. Социологи и политологи уже оценили вклад праймериз “Единой России” в повышение доверия к избирательной системе и выборам как положительный и существенный. Поэтому вызывает лишь сожаление, что другие партии не готовы работать с запросом населения на более активное участие в политике. Во время пресс-конференции в информационном агентстве ТАСС, посвященной результатам опроса ВЦИОМ, эксперты дали свои оценки инициативе “Единой России” и поделись ожиданиями от предстоящих праймериз.

Политолог Дмитрий Бадовский, председатель совета директоров фонда Институт социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ), прогнозирует серьезную борьбу в высококонкурентных округах и предостерегает партию от почивания на лаврах успешных праймериз – после них еще предстоит серьезная работа.

— Праймериз – новая для нас, только формирующаяся традиция, но ЕР достигла существенных успехов, таким образом организовав старт своей избирательной кампании, и проведение предварительного голосования в этом году влияет не только на предвыборные позиции самой партии, но и на партийную систему в целом.

Наши исследования (фонда ИСЭПИ – прим. ред.), которые мы приводили в апреле, когда сформировалась линейка кандидатов на праймериз во всех регионах, показали, что в 105 округах из 225 округов, то есть, в 47% округов, по которым ЕР проводит на данный момент свои праймериз, ситуация предварительного голосования и борьбы между кандидатами носит высококонкурентный характер. Еще в 28 округах, то есть, еще в 13% округов, сложилась ситуация, где определились лидеры выдвижения на праймериз, но были и другие кандидаты, которые способны навязать борьбу, – то есть, тоже конкурентная обстановка. Таким образом, порядка 60% округов, в которых праймериз ЕР проходят в достаточно высококонкурентной ситуации, в остальных 40% – это референдумные предварительные голосования, где выявлены лидеры: иногда это федеральные тяжеловесы партии, которые выдвигаются в регионах, и они в ходе праймериз подтверждает свои позиции, свое лидерство. Такие пропорции вполне соответствуют международным стандартам, где-то даже их превосходят. Например, на выборах в Конгресс США в 2014 году, по оценкам американских специалистов, где-то в порядка 20% округов праймериз были безальтернативными, а высококонкурентными были в 10-15%, в остальных округах первичные выборы выявили лидера, но с ограниченной конкуренцией. Так что надо сказать, что праймериз в ЕР получаются высококонкурентыми, это важно, это позволяет в ходе избирательной кампании раньше, чем другие партии, начать мобилизацию сторонников, привлечь интерес избирателя и обсудить ключевые положения предвыборной программы, и в целом формировать политическую повестку, захватить политическую инициативы, это очевидно.

Данные ВЦИОМ свидетельствуют, что во многом, в том числе, благодаря этому “Единая Россия” стабилизировала электоральный рейтинг, он даже имеет тенденцию к приросту. Конечно, как только избирательная кампания перейдет в острую фазу, она приведет к росту рейтинга других политических партий, но пока этого не происходит, пока ЕР безусловный лидер, в том числе благодаря предварительному голосованию, которое позволяет уже на протяжении 4-5 месяцев удерживать политическую, информационную инициативу. Даже с чисто технологической точки зрения это довольно эффективная вещь.

А реальная конкурентность на праймериз, борьба нескольких кандидатур, причем борьба всерьез, зачастую с не очень очевидным результатом, способствует популярности самой идеи праймериз и легитимности выборов целом. Например, мы проводили при помощи и поддержки ВЦИОМ ряд исследований в отдельных округах регионов, где проходят праймериз, и в среднем количество респондентов, которые правильно называют и дату предварительного голосования и суть процедуры, колеблется от 10 до 15%, иногда чуть больше, чуть меньше. Это примерно то ядро, на которое в ЕР ориентировались, когда организовывали предварительное голосование, и когда говорили, что будут отпечатывать бюллетени в пропорции 10-15% от численности избирателей.

Но есть округа, где избиратели демонстрируют высокий уровень осведомленности и о дате проведения праймериз, и о сути этого события. Например, в Дмитровском округе Московской области 32% избирателей правильно говорят о том, что это такое, когда пройдут (праймериз). Ситуация объясняется очень просто – это округ, где одновременно конкурируют популярный тяжеловес ЕР Ирина Роднина и Борис Надеждин, также медийная персона, известный раскрученный политик, что создает ситуацию дополнительного интереса к праймериз, где возможна повышенная явка. Или Нижнетагильский округ Свердловской области: здесь осведомленность о дате и сути праймериз показали почти 40% избирателей, это означает, что явка тоже будет достаточно высокой. Здесь рейтинги равны у трех кандидатов, идет серьезная борьба с непредсказуемым результатом: конкурируют три политика, известных в области и пользующихся популярностью у избирателей. Та же ситуация, – более 30% осведомленности, – например, в Арсеньевском округе Приморского края, где также идет борьба между тремя кандидатами. В Одинцовском округе Подмосковья – 25% информированных избирателей, которые точно представляют суть праймериз, там изначально был лидер, Оксана Пушкина, и она остается среди лидеров, но появились лица, которые смогли навязать дискуссию – это господинИбишев, его агитацию отметили все.

Так вот, хочу отметить очень важную вещь – предварительное голосование действительно работает не только на “Единую Россию”, что естественно и правильно для любой политической партии, но и повышает легитимность политической системы и доверие к ней, доверие к выборам в целом. Это очень важно, и мы видим: по результатам опросов на сегодняшний день в большинстве исследуемых регионов и округов, в том числе, в результате и в ходе праймериз, только порядка 12% избирателей думают, что результатам предстоящих выборов в Госдуму вряд ли можно будет доверять, и вряд ли следует доверять. На самом деле это очень низкий показатель, он, кстати, существенно ниже, чем аналогичные цифры, условно говоря, 2011 года, который мы всегда вспоминаем как пример избирательной кампании, где были вопросы с точки зрения легитимности и доверия к выборам. На сегодняшний день, в том числе, благодаря праймериз, процедуре предварительного голосования, самой идее, что политические силы советуются с избирателями, спрашивают их мнения по поводу кандидатов, которые достойны выдвигаться от этой политической партии и будут представлены в парламенте, благодаря открытости и консультациям с избирателем на старте выборов, – повышается доверие и к партийной системе, процедуре выборов, к избирательному процессу. И в этом смысле жаль, что другие политические партии не так активно следуют примеру ЕР – это могло бы еще больше способствовать укреплению доверия к политической системе.

Что касается конкретно “Единой России”, на сегодняшний день структура ее электоральной поддержки такова, что среди сторонников партии повышенная доля молодежи. При рейтинге 47-48% по стране в целом, в группах 18-24 лет доля сторонников составляет больше 50 процентов, на уровне 55%. Как мы знаем, это обычно большая проблема и даже вызов для любой политической силы – мобилизовать молодежь, призвать ее прийти на выборы, потому что молодые люди ходят на выборы меньше. А современные технологии, в том числе интернет-голосование, позволяют мобилизовывать этот электоральный круг, и получается, что ЕР тестирует на сегодняшний день те вещи, которые ей пригодятся в сентябре. По сути, они сейчас готовятся к основным выборам и работа с этой технологией способна помочь партии уже на выборах в Госдуму.

Если сравнить плюсы и минусы проведения предварительного голосования, то понятно, что плюсы праймериз очевидны – это более ранний старт избирательной кампании, это мобилизация, это проверка технологий на определенных целевых аудиториях. Это и рекрутирование новых лиц: порядка 3 тысяч кандидатов, из них 400 с небольшим попадут в федеральные списки, остальные 2,5 тысячи будут востребованы в региональные избирательные кампании, в этом или следующем году, сформируют кадровый резерв партии и так далее. И электоральные, и технологические плюсы более-менее всем понятны.

Но и минусы есть, они всегда существуют, не бывает однобоких политических стратегий, где нет никаких политических рисков. Понятно, что здесь есть риск скандалов, есть риск, что проигравшие обидятся и некоторые куда-то пойдут – и некоторые политические партии сидят и ждут, что сейчас кто-нибудь проиграет, потенциально сильный, а “мы потом придем, пообещаем “золотые горы”, и он усилит наш список”. Такие случаи исключать нельзя, другое дело, что вряд ли они будут многочисленны, потому что кандидаты и политики, как правило, в большинстве ситуаций играют на долгую перспективу, они нацелены прогрессировать и делать политическую карьеру на несколько циклов вперед. Любой кандидат будет взвешивать – имеет смысл перепрыгивать в другую партию или нет, каждый решает для себя. Тем не менее, мой прогноз, что такие случаи будут, но их будет не очень много.

Можно вспомнить выборы в Рыбинске, где проигравший кандидат от ЕР потом выдвигался от “Родины”, но все равно проиграл. Это пример того, что праймериз как политическая стратегия, – открытые праймериз, где могут участвовать все, – создают серьезный ресурс на основную избирательную кампанию и позволяют подтвердить свой результат уже в борьбе с тем же оппонентом, который перешел в другую партию. Риски, минусы есть, но, судя по тому, что ЕР очень активно проводит праймериз, эти риски и минусы оценены как менее значительные. Да, скандалы будут, могут быть недоразумения, но даже такие истории, когда в ходе праймериз у кандидатов выявляются “скелеты в шкафу”, и партия начинает снимать этих людей с выборов в связи этими компрометирующими обстоятельствами (или они сами снимаются, понимая, что не выиграть), или эта негативная информация так или иначе тянет всю партию вниз, – это идет в минус. Но при этом позволяет ЕР расчистить свой кандидатский пул, исключить или минимизировать “скелеты в шкафу” уже к основной избирательной кампании, где их совсем не будет, или будет значительно меньше. А это значит – минимизировать имиджевые риски на основной избирательной кампании.

Ответ на вопрос “чего больше, плюсов или минусов?” можно будет дать после 22-го мая, когда мы уже будем знать, кто выиграл, кто проиграл, какое количество новых звезд зажглось и какие они заняли места, мы это все увидим. Проект Алексея Мартынова “Депутат-клуб”, который здесь обсуждался, в рамках которого проходит интернет-голосование, показывает, что появляются новые лица – и не только Петр Толстой, как новое лицо в политике, но не для избирателей, поэтому он очень уверенно себя чувствует на сегодняшний день и в округе в Москве, и в социологических замерах. Во многих регионах появляются люди, гражданские активисты, которые приняли участие в дебатах, неплохо себя проявляют, и могут показать неплохой результат. Например, в той же Москве на третьем месте в интернет-опросе идет Дмитрий Морозов, детский врач, который впервые пришел в политику, но уже завоевывает определенные позиции.

Таких людей по итогам праймериз будет довольно много, посмотрим, сколько. С другой стороны, странно было бы, если бы политические тяжеловесы, лидеры партии, свои позиции не подтверждали. Эту проверку надо проходить, конечно, и они, скорее всего, уверенно выиграют праймериз, как и затем на основных выборах, потому что многие политические партии даже не будут против них выставляться. Кстати, это национальная политическая стратегия – зачем зря “палить” ресурсы, если у Васильевой-Неверова в округе все равно не выиграешь. Лучше использовать эти ресурсы где-то в другом месте. Так вот, конечно, политические тяжеловесы партии свои позиции подтвердят, и пусть это референдумность, как сейчас на праймериз, как потом в округах, но, тем не менее, надо свои позиции доказывать.

После 22-го мая это все можно будет оценить в цифрах, но очень важно, чтобы ЕР не бросила отбор кандидатов, работу с политическими активистами, с этими новыми лицами, грубо говоря, уже 23 мая – то есть 22-го провели праймериз, все забыли и побежали дальше. Это было бы опасно, потому что, условно говоря, у вас 3000 участников первичных выборов, они поверили, пришли, хотят проявить себя, и если по итогам 400-500 кандидатов отобрали, а всем остальным сказали “спасибо, все свободны”, тогда начнутся проблемы, доверие к этой истории будет снижаться, и на будущее никто в нее не поверит. Для ЕР принципиально важно всех людей, кто участвует в праймериз, все равно в своей орбите удержать, все равно с ними быть в контакте, все равно формировать кадровый резерв, и на выборах в 38 региональных заксобраний, в городские думы многие могут попробовать даже выиграть. Поэтому эта история должна продолжаться, чтобы ЕР не потеряла то, что за эти месяцы наработала, и что социология нам показывает.

Можно точно сказать, что определенное количество действующих депутатов Госдумы праймериз проиграет, они будут разочарованы. В некоторых случаях в округах по три депутата соревнуются, поэтому проигравшие все равно будут. Но есть и другие причины: кто-то пытается прийти в другой регион и встречает вопросы “а что вы сюда пришли? почему бросили там избирателей, пришли сюда?”. Есть и случаи, когда человек приезжает в свой регион “я к вам на праймериз, я ваш депутат”, и слышит – “а где ты был 5 лет? ты был в Москве, и что ты хочешь теперь?”. Видно, что в некоторых регионах действующие депутаты вот так провисают, и у них рейтинг тянет на 5-6 место. Посмотрим, чем дело кончится, но многие проиграют, тут тоже иллюзий нет.

Потому что нужно учитывать: Госдума у нас не только законодательный, но и представительный орган власти, то есть одна из важнейших ее функций – не только писать законы, но и представлять интересы определенных социальных и профессиональных групп своих регионов, городов, округов, интересы избирателей, которые там живут и у которых совершенно конкретные есть вопросы, интересы, нюансы. Сейчас очень четко видно, что в условиях непростой экономической ситуации существует запрос не только на новые лица, а также на то, чтобы и новые, и старые лица, и любые, кто претендует, приходили и говорили избирателям, что они в целом знают, что нужно делать и что у них есть совершенно конкретные, рациональные, профессиональные инициативы законодательные. Чтобы депутаты не просто законы писали, а именно представляли интересы.

Этот запрос очень усилился, акцентировался в связи с возвращением выборов в округах. Потому что когда список – это “паровозы”, когда кто-то “едет в третьем мягком спальном вагоне” и о нем ничего не известно, а потом он оказывается в Думе. Он там оказался, ничего не сделав, он доехал и на пять лет там сел и продолжил спать. А выборы в округах, где, что называется, пока ногами не пройдешь и где количество голосов, как говорит поговорка, равно количеству рукопожатий с избирателями, – это запрос на представительство, на то, чтобы депутат был человеком, который представляет и отстаивает интересы. Поэтому и многие представители профессиональных сообществ, такие как врачи, учителя, на праймериз выстреливают – это люди, которым избиратели доверяют, потому что они считают, что те потом смогут объяснить той же Государственной Думе или тому же правительству, что не так в образовании, здравоохранении и так далее. Это очень естественная вещь, люди видят, что это соль земли, представитель нашего региона. И обратная ситуация: приезжает тот, кто в прошлый раз в списке “доехал” в мягком вагоне, пять лет сидел в думе, и говорит: “Здравствуйте, я ваш депутат”. А ему говорят: “А мы не в курсе, где ты был все эти пять лет. Да, ты вроде как действующий депутат Госдумы и на сайте Госдумы записано, что ты за наш регион закреплен, но мы тебя здесь не видели, ты нами не занимался, ты наши интересы не представляешь, поэтому голосовать за тебя не будем”. Вполне уже реальная история.